Государство

Эксперт о возможностях Запада перекрыть кислород бизнесу провластных олигархов

Запад слишком долго раскачивается с введением санкций против украинских политиков, причастных к эскалации насилия в стране. Что вполне объяснимо: офиц

Игорь Реутов, руководитель департамента АФ "Грамацкий и Партнеры", о возможностях Запада перекрыть кислород бизнесу провластных олигархов

Запад слишком долго раскачивается с введением санкций против украинских политиков, причастных к эскалации насилия в стране. Что вполне объяснимо: официальные санкции будут означать замораживание межгосударственных отношений. А это не является конечной целью Вашингтона и Брюсселя.

Тем более что в распоряжении Евросоюза и США есть более действенные, экономические механизмы влияния на провластный бизнес.

И эти рычаги, судя по слухам о проблемах с проведением платежей у подконтрольных именитым "регионалам" бизнес-структур, уже задействуются по полной. О том, что это за меры и насколько болезненными они могут оказаться для объектов их применения "ДС" рассказал руководитель департамента АФ "Грамацкий и Партнеры" Игорь Реутов.

Игорь, в начале года Укрэксимбанк предупредил своих украинских контрагентов, что иностранные банки стали пристальнее мониторить их международные транзакции и чаще приостанавливать платежи наших финучреждений. В частности, иностранцы требуют дополнительной идентификации клиентов и их бенефициарных собственников. Связано ли это с политическим кризисом, разворачивающимся в нашей стране?

И.Р. Безусловно, это следствие того политического противостояния, которое сейчас происходит в Украине. Не только Укрэксимбанк, но и представители европейских банковских учреждений подтверждают, что они более внимательно и скрупулезно начали проверять платежи из нашей страны, в том числе платежи тех структур, которые связаны с властью.

В ряде случаев они блокируются либо требуется их дополнительная идентификация, что занимает достаточно много времени — две-три недели и более. Банки могут требовать дополнительные сведения о бенефициарах оффшорных компаний, от имени или в адрес которых проводятся платежи.

Если те окажутся аффилированными с тем или иным политическим либо государственным деятелем, чиновником высшего эшелона, и при этом возникнут сомнения в чистоте источников происхождения средств, операции могут быть заморожены.

Но никто из отечественных чиновников пока не фигурирует в черных списках. На каком основании платежи их связанных структур могут подвергаться более пристальным проверкам?

И.Р. Именно таким операциям и уделяется больше всего внимания. Если бенефициары или собственники компании связаны с политиком или крупным госчиновником, она в обязательном порядке должна подтверждать происхождение средств. Сделать это часто достаточно сложно, особенно если это коррупционные деньги, которые отмываются.

Может ли данный факт служить причиной тех финансовых сложностей, которые, по слухам, испытывают сейчас некоторые структуры, принадлежащие "семье" Президента и ряду близких к нему олигархов?

И.Р. Подобные санкции действительно могут доставлять серьезные неудобства. Все платежи проходят через несколько финансовых центров.

Если эти центры перестают пропускать платежи определенных компаний или от тех или иных банков (ведь для проведения платежей наши чиновники используют подконтрольные им финучреждения), финансовые потоки останавливаются. Если ситуация будет усугубляться, европейские банки могут принять меры вплоть до разрыва корреспондентских отношений с конкретными украинскими финучреждениями, прямо или косвенно связанными с нашими чиновниками высшего эшелона.

В данном случае либо они не смогут проводить платежи, либо им придется искать для их проведения обходные пути, чтобы европейские контролеры не смогли их отследить. До этого пока не дошло, хотя такой вопрос уже стоит на повестке дня и у США, и у Европы. Это вполне реально сделать в рамках рекомендаций FATF по борьбе с коррупцией и отмыванием денег.

Кроме того, Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), членом которой является и Украина, предписывает банковским учреждениям алгоритм действий по выявлению денег, имеющих коррупционное происхождение. Нормы данных документов допускают замораживание денежных средств, которые используются в подозрительных операциях.

Приостанавливать операции для изучения происхождения денежных средств банковские учреждения могут и без формирования черных списков (появление списков говорит лишь о централизации этого процесса). В случае сомнения в чистоте средств или наличии признаков отмывания денег они могут принимать меры по замораживанию счетов.

Какие еще меры могут предпринять Европа и США до того как будут утверждены и вступят в силу официальные санкции?

И.Р. Пока Европа и США не объявили официальной "войны", альтернативой санкциям может стать ужесточение контроля над бизнесом украинских чиновников, причастных к эскалации насилия. В СМИ появилась информация о том, что в Австрии собираются арестовать активы, принадлежащие секретарю Совета национальной безопасности и обороны Андрею Клюеву.

Его бизнес, как и у многих наших других власть имущих, зарегистрирован на австрийскую компанию. Не исключено, что список чиновников, к которым будут применены санкции, расширят.

Международные банки располагают информацией о счетах публичных лиц нашей страны (к их числу относятся глава государства, руководитель правительства, министры и их заместители, депутаты, судьи Верховного и Конституционного судов), а также членов их семей и связанных с ними структур.

Замораживание таких счетов может нанести серьезный ущерб финансовому благополучию наших чиновников. Кроме того, теоретически арест активов возможен и в Украине в рамках Закона "О предотвращении и противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, или финансированию терроризма".

Он обязывает банковские учреждения, а также в некоторых случаях нотариусов, риэлторов, адвокатов, аудиторов осуществлять финансовый мониторинг и проверять происхождение финансовых активов.

Но возможности по аресту активов в Украине наверняка будут применяться не в адрес тех, кто сейчас находится у власти, а тех, кто поддерживает оппозицию?

И.Р. В этом нет необходимости. Процедура ареста активов в рамках закона об отмывании доходов, полученных преступным путем, очень сложна и громоздка.

Власть может использовать более примитивные, но и более эффективные методы. В частности, определения судов об аресте активов, например, в качестве обеспечения по каким-то надуманным искам.

При этом даже не нужно разбираться, законно ли были получены данные средства. Примером может служить ситуация с подачей иска профсоюзами о возмещении убытков, нанесенных митингующими в результате их пребывания в Доме профсоюзов.

По данным СМИ, в качестве обеспечения этого иска были арестованы банковские счета организаций, которые собирали деньги для Евромайдана, и имущество ряда народных депутатов от оппозиции — Арсена Авакова, Сергея Пашинского, Степана Кубива и других.

Но, возможно, наши чиновники и представители провластного бизнеса уже подготовились к применению международных санкций?

И.Р. Запад уже давно грозил санкциями. Но никто не верил в то, что они действительно будут применены. Кроме того, спрятаться от санкций нелегко.

Многие страны взяли обязательства об обмене информацией. А оффшорные территории британских, американских юрисдикций, где любят прятать деньги наши власть имущие, взяли обязательство осуществлять автоматический обмен информацией. Поэтому даже если наши чиновники знали о грозящих им мерах, то спрятать деньги им было непросто.

"Закрытых" финансовых учреждений, во что бы то ни стало хранящих банковскую тайну, практически не осталось. Даже Швейцария уже готова раскрывать информацию о своих клиентах и их счетах.

Поэтому попытки перевести счета в другие банки в других юрисдикциях могут быть обречены на провал. Найти их и арестовать вполне реально. Яркий пример того, как это происходит, — активы бывшего премьер-министра Украины Павла Лазаренко, которые были арестованы по всему миру, в том числе в Швейцарии и США.

Какие юрисдикции, помимо Австрии, облюбованы нашими властями предержащими для регистрации активов, открытия банковских счетов и так далее?

И.Р. Для регистрации компаний, которые держат находящиеся в Украине активы, был и остается популярным Кипр. Кроме того, с этой целью используются холдинги в Лихтенштейне, Люксембурге и Нидерландах, хотя данная схема держания активов несколько дороже кипрской. Но крупные бизнес-структуры и люди, имеющие отношение к власти, вполне могут себе это позволить.

Не исключено, что данные страны могут последовать примеру Австрии и пойти на арест их активов. Под давлением Евросоюза они легко откроют информацию о счетах фигурантов черных списков и могут заморозить их счета. Никто из финучреждений не заинтересован портить репутацию, отстаивая интересы владельцев "грязных" денег.

Какие еще экономические санкции, помимо ареста финансовых активов, могут быть применены Западом?

И.Р. Также есть возможность арестовать недвижимость, которой в достаточном количестве владеют наши власть имущие в Германии, Австрии, Великобритании. Другое дело, что механизм наложения ареста на недвижимость довольно сложен.

В Украине это делается по решению суда. В других странах действует примерно та же схема. Но решение суда об аресте активов возможно лишь в рамках расследования правонарушений, связанных с отмыванием денег и коррупцией. Инициировать арест счетов намного проще.