Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Игры в обмен. Как Путин пытается выторговать у Зеленского всю Украину

Пятница, 19 Июля 2019, 15:10
Владимир Зеленский пытается удержать на тонкой грани между капитуляцией и миротворчеством в игре с Путиным в обмен заложниками

Фото: Getty Images

Освобождение украинских заложников Кремля или в виде жеста доброй воли, или в виде обмена, реальность которого в начале этой недели казалась достаточно высокой, к пятнице свелось к обмену дипломатическими колкостями между Москвой и офисом Владимира Зеленского.

Эта неделя, к слову, последняя перед выборами, началась с заявлений сразу нескольких украинских политиков о том, что существует высокая вероятность, что перед украинскими выборами Путин наконец-то отпустит 24 украинских моряков, захваченных в Керченском проливе. Подобное благородство российского президента в большинстве случаев объяснялось желанием подсобить перед выборами своим главным фаворитам в украинской политике Виктору Медведчуку и партии "Оппозиционная платформа — За життя". Дескать, освобождение моряков будет подано как личная заслуга Медведчука, способного договариваться с Москвой, что добавит ему баллов перед выборами.

В качестве дополнительного аргумента звучало и то, что украинский суд получил формальную возможность изменить меру пресечения на не связанную с лишением свободы для арестованного по подозрению в государственной измене российского пропагандиста Кирилла Вышинского. Предполагалось, что освобождение Вышинского может стать частью договоренностей по освобождению украинских моряков. В Киев на суд над Вышинским даже приехала российская омбудсмен Татьяна Москалькова. Последнее, впрочем, свободы Вышинскому не гарантировало, и суд по его делу отложили до пятницы.

Далее разговоры о возможности освобождений и обменов и в Киеве, и в Москве продолжались, однако конкретики в них было все меньше и меньше и все больше и больше призывов друг к другу делать жесты доброй воли. Так, Зеленский напомнил детали своего первого и пока последнего личного разговора с Путиным, где он заявил, что освобождение Россией украинских моряков стало бы "нормальным шагом к возвращению диалога и сильным шагом к прекращению войны".

После этого путинский пресс-секретарь Дмитрий Песков отметил, что таким вот первым шагов вполне могло бы стать и освобождение Вышинского без всяких условий. В свою очередь, пресс-секретарь Зеленского Юлия Мендель согласилась освободить Вышинского в качестве жеста доброй воли, но одновременно с таким же освобождением осужденного в России Дмитрия Сенцова. В Москве на это ответили, что Вышинского Украина должна освобождать без всяких условий и менять его на кого бы то ни было там не собираются.

В общем, ситуация, похоже, зашла в тупик и никаких обменов Россией скорее всего не будет. Максимум, на что можно сейчас рассчитывать, — это на обмен между Украиной и ОРДЛО, о котором якобы договорились на этой неделе в Минске. Правда, и там возможны срывы, поскольку списки на обмен еще будут долго сверяться и проверяться.

Причина провала так резво стартовавших "переговоров" о возвращении моряков и размене Сенцова на Вышинского, скорее всего, в том, что крайне сложно объяснить, какую выгоду получит Путин от подобных обменов. Вышинский, хоть и раскручен в российских СМИ, но особенной ценности для России не представляет. В качестве жертвы киевского режима он куда полезней. А кроме сомнительной ценности фигуры Вышинского, Зеленскому предложить Путину особенно и нечего. А то, что Зеленскому очень нужно под выборы добиться хоть какого-то результата в "установлении мира на Донбассе", Путин прекрасно понимает, а потому все усилия россиян в заочных "переговорах" по обмену сводятся к подталкиванию украинского президента к новым односторонним жестам доброй воли. Тем более что Зеленский уже продемонстрировал подобные шаги и в Станице Луганской, и в Минске, и в Киеве, где все выше и выше поднимают головы разного рода деятели "русского мира".

По большому счету единственное, на что Путин реально готов обменивать украинских моряков, — это на всю Украину. Не даром ведь одновременно со всей обменной риторикой Медведчук представил свой очередной план мирного урегулирования на Донбассе, включающий широкую автономию оккупированных территорий в составе Украины, что и есть та самая пресловутая федерализация, которую Путин требует все пять лет войны с Украиной.

Зеленский же в этой игре ходит по краю. С одной стороны, очень хочется стать "освободителем моряков" и "миротворцем", чтобы максимально накрутить рейтинг своей партии, с другой — зайти слишком далеко в уступках Путину означает сильно рисковать обвалом нынешнего и без того огромного как для Украины партийного рейтинга.

Так что все, что остается в этой ситуации, — обмениваться с Москвой колкими заявлениями, чтобы и имидж "миротворца" сохранить, и славы капитулянта не нажить, при этом понимая, что никаких обменов или других прорывных решений в отношениях с Москвой не будет.

Больше новостей о политической жизни Украины читайте в рубрике Государство

 

загрузка...