Государство

Как «дело амбарной книги» ПР превратится в «дело об отравлении Ющенко»

Национальное антикоррупционное бюро рискует по уши закопаться в расследовании дела о черной бухгалтерии «регионалов»

Фото: Пресс-служба Президента Украины

Что говорят в НАБУ

Глава НАБУ Артем Сытник дал первые комментарии по расследованию так называемых "списков Трепака" — финансовых документов Партии регионов, переданных генералом СБУ в Антикоррупционное бюро. Часть этих документов, напомним, были обнародованы "Украинской правдой" и  другими ресурсами. По словам Сытника, публичные заявления и публикация части материалов "черной бухгалтерии" Партии регионов могут негативно отразиться на результатах расследования. В связи с чем он выразил недовольство действиями народного депутата Сергея Лещенко: "Вместо того чтобы сдать документы в НАБУ и содействовать расследованию, человек идет сначала к журналистам, дает интервью, называет фамилии, а потом идет в НАБУ". Тем самым под угрозой оказалась жизнь фигурантов списков.

"Ставится вопрос по обеспечению их безопасности, поскольку фамилии озвучены на всю страну", — сказал он. И добавил: "Мы сверили материалы, которые были предоставлены Трепаком, с материалами, обнародованными Лещенко, и обнаружили несовпадение". Проще говоря, Лещенко вместе с настоящими вещдоками могли преднамеренно подкинуть подделки, чтобы дискредитировать отдельных фигурантов.

Второй меседж главы Бюро касается перспектив расследования "дела об амбарной книге", как его окрестили в прессе. Он призвал фигурантов списка пойти на сделку со следствием, а народных депутатов — прекратить политизацию дела. Кроме того, он пообещал провести экспертизу подписей, чтобы подтвердить их аутентичность. Для этого необходимо, чтобы люди, чьи фамилии оказались в "амбарной книге", добровольно сдали образцы подписей. Но делать это они не обязаны, и как НАБУ собирается их заставить — непонятно.

Третий меседж: осуществляются мероприятия по недопущению выезда фигурантов списков за пределы Украины. Это заявление выглядит довольно странным, учитывая, что дело "фактовое", оснований для запрета выезжать заграницу гражданам, чьи фамилии засветились в списке Трепака и Лещенко, просто не существует. Да и Партия регионов в Украине не запрещена, сотрудничество с ней в годы правления режима Януковича не является уголовно наказуемым.

Четвертый месседж: дело "черной бухгалтерии" ПР пересекается с расследованием по Майдану, которое ведет в Генпрокуратуре Сергей Горбатюк. "Я не исключаю продуктивный обмен информацией между нашими ведомствами в этом направлении", — отметил Сытник. Он же заявил, что документы, переданные Виктором Трепаком, охватывают временной период с 2008 по 2012 гг. Каким образом их можно использовать в расследовании дел о расстрелах на Майдане? Разве что усложнить это расследование, поскольку в деле появится множество новых фигурантов.      

"Пленки Мельниченко", "отравление Ющенко" и "списки Трепака"

НАБУ оказалось в весьма щепетильной ситуации: общество будет требовать результатов расследования, причем очень быстро, а сделать это невозможно.

Поэтому возникают сомнения по поводу юридических, а особенно судебных перспектив "дела об амбарной книге". Призывы Сытника к фигурантам списков прийти и помочь следствию звучат фантастически. Зато о фальсификации списков многие политики уже успели заявить. НАБУ имеет право вызвать на допросы всех идентифицированных лиц, и полбеды, если они просто не придут, а вот если придут, то следствие рискует зайти в такие дебри, из которых выбраться невозможно.

Как справедливо отметил нардеп Антон Геращенко, "доказать факт получения средств из черной кассы Партии регионов с точки зрения криминального процесса крайне сложно или почти невозможно, поскольку обе стороны — и дававший, и получавший — будут отрицать факт выдачи/получения средств".

Он также добавил, что подписей получателей денег в списках будет недостаточно для судебной перспективы данного дела.

У нас уже было немало подобных историй. Можно вспомнить дело об отравлении Виктора Ющенко. Им занимался специальный следователь в Генпрокуратуре Галина Климович. По делу были допрошены сотни людей, причем доходило до абсурда, когда свидетельские показания пришлось давать бывшим игрокам киевского "Динамо" Андрею Гусину, Андрею Шевченко, Кахе Каладзе. Климович же объясняла: "Мы вызываем людей не по профессиональному критерию. Если эти люди дружили с определенным лицом, к которому у нас масса вопросов, были в том месте, которое нас интересует, или в то время, которое нас интересует, значит, мы с ними будем беседовать". В результате дело об отравлении Ющенко так и не расследовали.

Были и другие подобные дела. Те же "пленки Мельниченко". И всегда все заканчивалось пшиком. Но в случае с "черной бухгалтерией" ситуация несколько иная. Во-первых, медлительность расследования этого дела политики будут использовать для дискредитации НАБУ.

Во-вторых, возникает вопрос об источнике, передавшем Трепаку, а особенно Лещенко, компрометирующие списки. Некоторые эксперты поспешили заподозрить в этой истории власть. Дескать, ее резонанс не только перебьет негатив публикаций об офшорах представителей правящей элиты, но и позволит держать на коротком поводке ряд политиков, играющих сегодня в оппозицию.

Например, удивляет поведение лидера Радикальной партии Олега Ляшко, который сразу же заявил, что в документах может быть компромат на него лично и на его политическую силу. Хотя упоминание фамилии Ляшко в платежках "регионалов" пока не найдено. Во всяком случае, в "сливе" Лещенко. Возможно, "радикал" просто решил перестраховаться, а возможно, его опасения имеют под собой какие-то основания. Но как бы там ни было, изменения в Конституцию относительно правосудия ВР приняла. "Батьківщина" голосовала за, "радикалы" воздержались, но не голосовали против. Совпадение?

По поводу же источника, передавшего списки Лещенко, то тут вообще много вопросов. Сам депутат объяснил: их ему прислали по почте еще в январе. От кого — вопрос открытый.

Сергей Лещенко. Фото: УНИАН

Что дальше?

Эксперты выстраивают разные версии об опасностях "списков Трепака". Сам факт появления такого обширного компромата может спровоцировать в Украине серьезные политические потрясения: войну всех против всех, масштабную дискредитацию всего отечественного политикума и потерю доверия граждан ко всем ключевым политическим игрокам. Нет сомнения, что использовать эту ситуацию в свою пользу попытаются и те, кто не попал в теневую бухгалтерию ПР. Особенно это выгодно инициаторам новых политических проектов, взявших на вооружение идеологию борьбы с коррупцией. Эти игроки будут настаивать на том, что в Украине необходимо запустить полномасштабную перезагрузку всей власти. Таким образом, тема внеочередных парламентских выборов вновь возвращается в повестку дня.

Существует и другой вариант развития событий. Он предполагает, что в результатах расследования не заинтересованы и представители власти, и политики оппозиционного лагеря. Инстинкт самосохранения, так сказать. Потому поднятая информационная волна потихоньку сойдет на нет. За два года после Майдана украинцы уже были свидетелями целого ряда разоблачений, о которых сегодня вспоминают все реже. Можно вспомнить так называемое "дело Николая Гордиенко" — бывшего руководителя Госфининспекции. Гордиенко изобличал коррупцию как при прошлой власти, так и при нынешней. В Раде работала Временная следственная комиссия, компромат Гордиенко расследовала ГПУ. Сегодня об этом чиновнике в телеэфирах вспоминает разве что нардеп Дмитрий Добродомов.

Второй пример — офшорный скандал. За создание парламентской ВСК по вопросам расследования обнародованных в СМИ фактов об использовании офшорных компаний президентом Петром Порошенко и другими высшими должностными лицами, проголосовали всего 108 депутатов. Эксперты назвали отказ депутатами БПП поддержать это постановление политической ошибкой. Вероятно, они правы, учитывая печальный опыт всех прежних парламентских следственных комиссий, ничем не заканчивавшихся. В тоже время не следует забывать, что в Panama Papers фигурируют не только представители власти. Так что в провале голосования за офшорную ВСК могли быть заинтересованы и его инициаторы. Теперь они расскажут, что очень хотели, но не смогли.

Так что вполне возможно, и о "черной бухгалтерии" ПР поговорят и перестанут. Тем более, что авторы "слива" не достигли ожидаемого ими эффекта взорвавшейся бомбы.