Государство

Когда у нас завершится революция

Есть большая разница между завершением и окончанием. Завершить — значит, довести до конца. А вот окончить можно и на полпути до завершения

Коллаж "ДС"

О смысле слов

Украине нельзя допустить, чтобы революция, начатая в ноябре прошлого года, окончилась, не завершившись. Уже была Оранжевая революция, которая не довела дело до конца и в результате лишилась всех своих достижений и капитулировала перед Януковичем. Но сегодня цена вопроса гораздо выше: территориальная целостность, самостоятельность во внешней и внутренней политике, права и свободы граждан.

Любую революцию, пока она не завершена, подстерегают две опасности. Первая - это контрреволюция. В начале 2005 г., после Оран-жевой революции, реванш Януковича и "донецких" выглядел крайне маловероятным - однако уже осенью того же года они вернулись в политику, через год - в правительство, а в 2010-м без труда получили всю полноту власти. Сейчас аналог Яну-ковича и "донецких" - это Путин и его сателлиты в Украине.

Вторая опасность заключается в том, что найдутся радикальные силы, которые захотят захватить власть и установить свою диктатуру под лозунгом необходимости завершения революции. Сегодня внимание всех сил приковано к выборам, идет битва за парламент. Но после формирования правящей коалиции и создания правительства власть может лоб в лоб столкнуться с ультрареволюционными группировками.
Задача завершения тем более сложна и важна, что нынешняя украинская революция свершается одновременно на нескольких уровнях бытия. Ее судьба решается не только в зоне АТО, но и в борьбе между политическими силами и так называемыми региональными элитами, в сломе социально-экономического базиса, на котором основывалась власть "хозяев Донбасса", в искоренении коррупции, переустройстве и очищении системы власти, включая судебные и правоохранительные органы. И наконец, в освобождении общественного сознания от мифа о "братском российском народе" и от совковых привычек, которые укоренились настолько глубоко, что стали почти рефлекторными.

На каждом уровне - своя линия фронта, своя недобитая "новороссия" и, возможно, свои претенденты в наполеоны.

Появится ли 18 брюмера в украинском календаре

Великая французская революция стала эталонным мерилом революций вообще. В немалой степени потому, что алгоритмы и главные тренды общественной трансформации остаются неизменными уже юбилейных 225 лет. Происходившие впоследствии революции, вплоть до сегодня, могли быть более или менее похожими, более или менее кровавыми, завершенными или остановленными, но все они наследовали эту.

Фото: zn.uaИ продолжат наследовать, что, в общем, неизбежно. Это была первая в новой и новейшей истории революция, которая прошла весь путь от бунта против конкретных наделенных властью особ до полной смены - а не модификации, как веком ранее в Англии, - принципов построения власти как таковой. И как следствие - ее архитектуры. Еще одна причина - попутное изменение общественного договора, приведшее к формированию политической нации.

И наконец, французы первыми столкнулись с синдромом усталости от революции, лекарства от которого не сумела найти ни одна команда реформаторов. Того самого синдрома, чьи симптомы - ностальгия по "старым добрым временам" и раздражение "дорвавшимися до корыта безумцами и дилетантами" - делают интеграцию в новую власть представителей старых элит неизбежной, а установление диктатуры - вероятным.

В общем, имея перед собой этот пример, можно с известной долей условности увидеть, что было, что есть и что, возможно, будет в наших реалиях. Тем более что параллелей и даже явных совпадений более чем достаточно.

Что было

Итак, позади взятие Бастилии (как точка отсчета - демонстрация 30 ноября, как буквальное действие - занятие административных зданий, включая Дом профсоюзов), великий страх (напряженное ожидание репрессий, наводнение столицы силовиками), бойня на Марсовом поле (расстрелы на Грушевского и Институтской). В качестве клятвы в зале для игры в мяч (первое открытое выступление третьего сословия против короля) - прозвучало знаменитое яценюковское "куля в лоб". Роль похода на Версаль блестяще выполнил Автомайдан. Запрет стачек тождественен диктаторским законам 16 января. История превращения карманного парламента (Генеральных штатов в Учредительное собрание, рискующее конфликтовать с монархом и обреченное быть распущенным, подготовив законодательную базу для демократической передачи власти) - это прямо-таки о Верховной Раде после голосования 20 февраля.

Исторические законы можно использовать, но пренебрежение ими обходится очень дорого

В нашем возврате к Конституции 2004 г. без труда угадывается попытка установления конституционной монархии. Идем дальше: штурм Тюильри, бегство Людовика XVI. Межигорье штурмовать не пришлось, а Януковичу повезло больше - Людовика поймали. И эмиграция аристократии очень похожа на бегство функционеров режима низложенного президента. К слову, оказавшись за границей, многие эмигранты стали натравливать европейские страны на Францию, доказывая, что совершающийся в ней переворот грозит всей Европе всевозможными опасностями, - как тут не вспомнить о "пока-еще-легитимном" сотоварищи? Что характерно, их тоже очень скоро задвинули подальше: "В ноябре 1792 года Пруссия отказала эмигрантам в поддержке; в Австрии их терпели только на очень суровых условиях; в некоторых местах они сделались до такой степени ненавистны, что их ставили в один ряд с нищими". Кстати, еще одна деталь: колоссальная роль эмигрантов в создании сепаратистского движения.

Что есть

Фото: Viktor Gurniak/ReutersТакже следует отметить еще одно совпадение: важная роль эмигрантов в создании сепаратистского движения. ДНР и ЛНР - это наши Вандея и шуаны. Причины сепаратизма также подобны: лояльность "богоизбранному королю" ("нашему парню"), культурные особенности и, наконец, прямое иностранное вмешательство - идеологическое, финансовое и военное. Примечательно также сходство информационных штампов по ту сторону. Те же "заговорщики, захватившие власть", те же "каратели" из Национальной гвардии. А письмо, якобы написанное революционным генералом Вестерманом в Париж, - аналог сюжетов российского ТВ "о распятых мальчиках". Партизанская война в регионе при деятельном участии англичан продолжалась многие годы, и даже Наполеону не удалось его вполне замирить, несмотря на бесконечные переговоры и практически полное восстановление разрушенных провинций. После обоих отречений императора французов восстания вспыхивали с новой силой. И заметьте, что Англию от Франции отделяет море, а не "европейский вал" им. Яценюка. Впрочем, перечислять подобия войн тогдашней республики и нынешней АТО можно долго: интенданты-хапуги, предательства офицеров, волонтеры (в нынешнем смысле), патриотизм, помогающий выстоять, - все это было.

Французы первыми столкнулись с синдромом усталости от революции, лекарства от которого не сумела найти
ни одна команда реформаторов. И который делает интеграцию в новую власть представителей старых элит неизбежной,
а установление диктатуры - вероятным

Законы от 4 августа 1789 г., отменившие привилегии для правящих классов, по духу близки Закону Украины "Об очищении власти". Хотя полномочия нашего Люстрационного комитета выглядят жалкой пародией на возможности Комитета общественной безопасности.

Конфискация имущества беглецов и его передача новым хозяевам была чрезвычайно скандальным процессом - так что Украина и здесь будет в тренде. А юридическая база конфискации переписывалась множество раз, сам процесс растянулся на десятилетия, но так и не был завершен. Нашей стране, очевидно, следует готовиться к тому же.
Нынешняя ситуация выглядит так, будто мы застряли где-то в начале мая 1793 г. Политическая смерть короля (увы, так и не осужденного) - свершившийся факт. Республика восторжествовала, но пребывает в состоянии войны. Конвент имитирует бурную деятельность. Перерыв на выборы - безусловное отклонение от прототипа. Впрочем, непринципиальное. С одной стороны, после них Кабмин имеет шансы стать Комитетом общественного спасения - если в новом парламенте сложится правильная архитектура власти. С другой - у Верховной Рады велики шансы сыграть короткую пьесу по мотивам Конвента, который восемь месяцев контролировали жирондисты. Интеллектуалы, сторонники индивидуальных свобод, пламенные защитники демократических ценностей - и при этом безнадежно больные популизмом демагоги, не имевшие ясной программы действий, не способные эти действия предпринимать и достигшие успеха разве что в политических интригах. Скандальные дебаты и прения настолько дискредитировали тогдашнее законодательное собрание, что политическую смерть партии (и физическую - ряда ее лидеров) публика встретила с одобрением. Особенно на волне обвинений в федерализме, организованной тогдашними большевиками - монтаньярами и якобинцами.

Что будет

Искать аналогии между тогдашними французскими политсилами и нынешними украинскими - занятие неблагодарное. Независимо от риторики и лозунгов, наш политический небосвод - это Жиронда в большей или меньшей степени с именами-брендами во главе или без них. Но реальное идеологическое расслоение представляется неизбежным: это вопрос выживания партий в условиях стремительно взрослеющего, набирающего гражданские свободы общества. При этом практически гарантированы весьма причудливые альянсы и инкорпорация в новую власть "бывших людей". Ради общественного мира, естественно. В то же время, однако, повысится градус политической борьбы.

Фото: argumentua.comНеминуемым следствием этих процессов станет деградация доверия к демократическим институтам. На фоне экономического кризиса усталость и разочарование бессилием власти - отличные предпосылки для новой диктатуры. Как показывает опыт, страховкой от нее служит безоговорочный моральный авторитет лидера и ускоренное развитие гражданского общества, а лучше - сочетание обоих факторов.

Диктаторский сценарий во всех вариантах - и в левом, и в правом, и в умеренном - за короткое время сполна испытали разве что потомки галлов. Остальные обычно застревали на чем-то одном. Перед Украиной открывается такая же перспектива. Левая диктатура нам не грозит в силу исторических обстоятельств, прививка от правой получена в ходе недавних событий. Но компромиссный умеренный сценарий становится все более вероятным. Во Франции его реализовали силы, не желавшие ни восстановления коррупционной вертикали, ни продолжения революционного хаоса. Эта партия была разыграна 18 брюмера, когда прославленный боевой генерал, мало искушенный в политике, вошел в зал заседаний парламента.
Кто станет украинским претендентом в наполеоны? Декорации подготовлены. Мизансцена определена. Ждем.

Донбасс будет ждать реформ на коленях

Жители Донбасса в большинстве своем, даже после всего, что они пережили, глобально не хотят ничего менять. К традиционному набору из колбасы, хлеба и водки просто добавился мир. И им все равно, под каким флагом этот мир придет.

За последние полгода стало привычно говорить о Донбассе прежде всего как о театре боевых действий. И довольно быстро упрочилось мнение, что главное - это отвоевать территории. Но даже в освобожденных городах и поселках остается большой проблемой изменить привычные умонастроения людей.

Если кто-то считает, что война серьезно прочистила мозги жителей Донбасса, тот глубоко ошибается: это всего лишь миф, порожденный чересчур смелыми обобщениями. Повсеместного прозрения не случилось. Нынешнее психологическое состояние тех, кто поддерживал ДНР и ЛНР, можно охарактеризовать двумя словами: затаились и спрятались. Да, безусловно, люди испытали крупные потрясения и потому больше стали думать, но первопричина происходящего по-прежнему слишком далека от них. До сих пор большинство жителей этого региона считают РФ дружественной страной и определяют свое отношение к руководству России как хорошее или очень хорошее.

Фото: Владимир РаснерСоответственно, чувства к Украине содержат мало любви и благодарности, но много претензий и требований. Главный лозунг освобожденных территорий Донбасса - вы нам должны. Привычка к патернализму усилилась до стадии иждивенчества. Эти настроения максимально используют местные "регионалы", которые рассчитывают на парламентских выборах 26 октября одержать победу во всех округах, где голосование состоится. Говоря о "регионалах", мы имеем в виду всех участников властной системы, выстроенной ПР в период ее правления на Донетчине и Луганщине. Они давно и крепко связаны круговой порукой, и потому неважно, выступают они сейчас от имени "Оппозиционного блока" или же баллотируются в качестве беспартийных самовыдвиженцев.

Под их же контролем остаются местные советы. Главнейший вопрос центральной украинской власти - как привести к руководству местным самоуправлением новых людей? И здесь мы сталкиваемся с тем, что вместо СБУ и МВД их работу делают общественники, как это было в Славянске. Здесь активисты уже несколько месяцев добиваются люстрации горсовета, а 30 сентября заблокировали вход в здание исполкома и сессионный зал, чтобы не допустить назначения горсоветом на должности заместителей мэра представителей старой власти.

Главный лозунг освобожденных территорий - вы нам должны. Привычка к патернализму усилилась до стадии иждивенчества

Если "регионалы" проведут своих кандидатов в Верховную Раду и при этом удержат власть в местных советах, то украинский контроль над освобожденной территорией будет разве что формальным. Как показывает опыт (не только донбасский), когда нардеп-мажоритарщик и органы местного самоуправления в его избирательном округе выступают единой командой, получается достаточно эффективная связка, влияющая на финансовые потоки, идущие в госбюджет и из госбюджета в местные бюджеты. В условиях Донбасса, который ожидает огромных дополнительных вливаний "на восстановление", можем получить еще большее усиление влиятельности "регионалов" вместо надежд на рост проукраинских настроений.

Еще тревожнее перспективы на оккупированной части региона. Согласно минским договоренностям и принятому Закону Украины "Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей" в упомянутых районах 7 декабря должны быть проведены внеочередные выборы городских, поселковых, сельских голов и депутатов районных, городских, поселковых, сельских советов, причем их полномочия не могут быть досрочно прекращены. По сути, там выбор будет между представителями старой "региональной" власти и выдвиженцами новоявленных сепаратистов. Кто бы не победил, они будут, ссылаясь на позицию своих избирателей, придерживаться максимы: от Украины - все, Украине - ничего. Это та реальность, которую нужно осознавать уже сейчас и к ней готовиться.

Фото: novayagazeta-ug.ruДонбасс тысячу раз называли украинской Вандеей, вспоминая контрреволюционный мятеж на западе Франции в 1793-1796 гг. Однако самое поучительное в данном примере - это дальнейшая стойкость настроений вандейцев. В 1814-1815 гг. Вандея поднималась против Наполеона, в 1832-м - в поддержку короля Луи-Филиппа I (возведенного на трон в 1830 г.). Избиратели Вандеи и сегодня отдают свои голоса самым консервативным политическим партиям, а День взятия Бастилии большинство местных жителей праздником не считают, хоть и не выступают с протестами. Здесь до сих пор сильны клерикальные и роялистские настроения, остальным французам не свойственные. Есть у вандейцев и собственная партия - созданное в 1994 г. Движение за Францию, сочетающее в своей идеологии консерватизм, евроскептицизм и вандейский регионализм. Основателем и бессменным лидером этой партии является Филипп де Вилье, который с 1988 по 2010 гг. был президентом Генерального совета (местного парламента) Вандеи.

"Новороссия", как и раньше власть ПР, стала возможна в Донецкой и Луганской областях не из-за преобладания там русскоязычных, а из-за господства самого отсталого экономического уклада - добывающей промышленности

Двух столетий оказалось недостаточно, чтобы кардинально изменить ментальность вандейцев, поэтому наивно надеяться, что у жителей Донбасса переворот в сознании свершится за несколько месяцев. С другой стороны, миф о том, что у них "открылись глаза", порождает ложные ожидания в остальной Украине. А когда эти ожидания не оправдаются, что покажут уже результаты ближайших выборов, крайней наверняка окажется нынешняя власть. Хотя все, что могла бы она сделать, - это договориться с Ахметовым о совместной борьбе с сепаратистами на условиях, выгодных для "регионалов". Известно, что такие попытки предпринимались, но не привели к успеху.
Если вернуться к примеру Вандеи 1790-х годов, то эта мятежная провинция отличалась от остальной Франции абсолютным преобладанием сельского населения и практически полным отсутствием городской культуры. Именно поэтому ей были чужды революционные лозунги. Для реалий XXI в. Донбасс тоже по-своему архаичен. "Новороссия", как и раньше власть ПР, стала возможна в Донецкой и Луганской областях не из-за преобладания там русскоязычных, а из-за господства самого отсталого экономического уклада - добывающей промышленности. В Мариуполе шахт нет, почему он и отпал от ДНР, хотя расположен очень близко от границы с Россией. На Днепропетровщине добывают и уголь, и руду, но эта область в отличие от Донетчины и Луганщины никогда не называла себя "шахтерским краем", она всегда старалась ассоциировать себя с прогрессом и мощью, то есть с ракетами, космосом и ВПК.

Вандейцы передают нелюбовь к революции из поколения в поколение, поскольку чувствуют себя потомками тех, чей мятеж был подавлен жесточайшим образом. У жителей Донбасса есть возможность избежать такого же синдрома, но для этого им нужно утвердиться во мнении, что Украина не вела с ними войну, а отражала российскую агрессию. Однако для этого нескольких месяцев точно не хватит.

Приведет ли люстрация к ротации элит?

Еще пару месяцев назад казалось, что, пока не будет выбран новый парламент, ни о какой люстрации даже мечтать не стоит. Но угроза военного переворота все изменила.

Фото: imgur.comПредпоследняя предвыборная неделя удивила валом решений, дающих старт масштабной чистке во всей системе властных органов. 14 октября парламент в присутствии Президента принял полный пакет из пяти антикоррупционных законов, в том числе и поданный самим Петром Порошенко проект о создании Национального антикоррупционного бюро. В тот же день Президент издал указ о создании Нацсовета по вопросам антикоррупционной политики. 15 октября был опубликован и на следующий день вступил в силу Закон "Об очищении власти", то есть о люстрации. Кабмин сразу же отрапортовал об увольнении 40 руководителей высшего звена, чье назначение и снятие относится к компетенции правительства, а также о внесении предложений Президенту об увольнении в соответствии с люстрационным законом еще 11 высокопоставленных должностных лиц: шести из семи членов Нацкомиссии по ценным бумагам и фондовому рынку (включая ее председателя Дмитрия Тевелева), четырех из семи членов Нацкомиссии, осуществляющей госрегулирование в сфере рынков финансовых услуг, и губернатора Кировоградщины Сергея Кузьменко.
В то же время все понимают, что нынешнее бодрое начало люстрации - это пока все еще отчасти предвыборный пиар. Главные проблемы всегда возникают тогда, когда начинается рутинная работа. И здесь кроется главнейшая проблема: удастся ли полностью внедрить люстрационный закон. Уже сейчас все понимают, что через два-три месяца по всей стране будет идти волна медиаскандалов по поводу незаконных увольнений, нарушений прав человека и т. д. И чем ближе будут местные выборы, тем ромче станут кричать фигуранты люстрационных списков. С другой стороны, не надо забывать, что откуп от люстрации станет одним из главных заработков для целого ряда правоохранителей и общественников. И здесь единственным способом борьбы будет честность. Готовы ли к этому ответственные за люстрацию - вопрос пока открытый.

Через два-три месяца по всей стране будет идти волна медиаскандалов по поводу незаконных увольнений, нарушений прав человека и т. д. И чем ближе будут местные выборы,
тем громче станут кричать фигуранты люстрационных списков

Есть и обратная сторона процесса люстрации. Принятые законы - это законы-ограничения: кому нельзя и как нельзя работать в органах власти. Но нужны еще законы-стимулы: кого привлекать в ряды чиновников и по каким новым правилам они будут работать. Особенно остро нужны специальные условия, "социальные лифты" для карьеры молодых - тех, кто не жил при "совке" и не был вмонтирован в режим Януковича. Для командиров воинских частей и батальонов, участвующих в АТО, первые такие "лифты" уже появились - это парламентские выборы, на которых ни один приличный список не обошелся без своего молодого офицера-героя. Но нужно открывать серьезные перспективы и перед рядовыми бойцами сил АТО.
Революция - дело молодых, и, чтобы она не заглохла на полпути, молодые должны иметь облегченный доступ к власти. А вот чтобы они не переняли коррупционный опыт старших товарищей, нужны стимулы. Возможный вариант - служебное жилье, которое переходит в собственность после 10-15-20 лет (в зависимости от площади жилья) безупречной службы.

И здесь мы подходим к главнейшему вопросу революции - ротации элит. Если на высшем уровне такая ротация уже частично началась, то на среднем и особенно на низшем об этом пока нет и речи. Местные выборы-2015 по идее должны стать механизмом для ротации элит "вне очереди". Здесь главная задача - направить энергию наполеоновских амбиций молодых людей на созидание и упрочение реальной демократии, а не на ее разрушение. Под последним в нынешней ситуации следует понимать участие в ультрареволюционных организациях, публичная деятельность которых так дорога Кремлю и украинским силам контрреволюции. И вопрос выбора между кумовством и коррупцией, с одной стороны, и реальными изменениями - с другой, становится основополагающим для нас всех.

Скольких "условно невиновных" не жалко

Несомненно, от чисток пострадает какое-то число "условно невиновных" (кто на своих постах "ничего плохого не сделал"), среди них будут и сторонники, и даже активные участники евромайданов и революции. Да, мы вступаем в тот этап, когда "революция пожирает своих детей". Во времена Великой французской под словом "пожирает" подразумевалось "гильотинирует". В 1917 г. и далее до сталинских времен - "расстреливает". Сейчас - всего лишь "люстрирует", и это отличие отнюдь не маловажно.

Фото: imec.cv.uaЕсли Украина хочет быть членом европейской семьи народов, то ей нужно защитить свою революцию и при этом воздержаться от введения смертной казни. А люстрацией никого в Европе не напугаешь. Чтобы оценить, много или мало у нас тех, кто рискует подпасть под чистки, можно сравнить с люстрацией, проведенной в бывшей ГДР при ее воссоединении с ФРГ. Уже по договору об объединении 1990 г. можно было уволить госслужащего ликвидируемой ГДР, если он был уличен в сотрудничестве с министерством госбезопасности (штази) или в соучастии в нарушении прав человека. В 1991 г. Бундестаг принял закон о документации штази и учредил ведомство по управлению архивами штази (его тогда возглавил нынешний президент Германии Йоахим Гаук). Оно и занялось проверкой на предмет сотрудничества со штази всех госслужащих ГДР - а в то время в их число входили, например, все работники системы образования. Они заново подавали заявления о приеме на работу, заполняли анкету с вопросами о сотрудничестве со штази и органами власти, люстрационные комиссии рассматривали эти заявления и анкеты и сопоставляли их с архивами штази, после чего принималось решение о приеме. В результате права на должности лишились около 0,5 млн восточных немцев, а население ГДР тогда составляло 17 млн. Если пересчитать в пропорции для Украины, получится почти 1,5 млн. Поэтому, пока у нас число "жертв люстрации" будет измеряться в тысячах или десятках тысяч, мы не только никого не напугаем, но будем вызывать недоумение такой щадящей люстрацией в условиях внешней агрессии и коррупции, разъедающей изнутри.

Если Украина хочет быть членом европейской семьи народов, то ей нужно защитить свою революцию и при этом воздержаться от введения смертной казни

Нужно думать о целесообразных формах люстрации в школах и вузах, бюджетных учреждениях сферы культуры. Здесь принципиально важно наказание за организационную и агитационную помощь сепаратистским и антиукраинским силам. А в силовых структурах нужна чистка - возможно, периодическая - еще и от тех, кто опьянен своим оружием. В качестве примера достаточно привести рассказ министра внутренних дел Арсена Авакова: "Прекрасно дравшийся под Иловайском батальон "Шахтерск" был мною распущен, потому что имели место неоднократные случаи мародерства в Волновахе и в других ситуациях". Он уточнил, что не весь отряд из 700 добровольцев занимался мародерством, а 50 человек, но они смогли опорочить честь всего спецотряда. Также нужны чистки среди силовиков, чтобы предохраниться от появления украинских наполеонов.

Добить Кремль

Необходимо одержать победу над кремлевской скверной
не только на украинской территории, но и в головах украинцев.

В противном случае придется воевать еще и с контрреволюцией, которая поднимет на свои знамена раскольнические идеи "русского мира".

Фото: inforesist.orgСегодня главный разлом в сознании украинцев проходит по линии Путин - плохой, россияне - хорошие. Или как минимум лучше Путина, их просто зазомбировали. По данным сентябрьского исследования Киевского международного института социологии, отношение украинцев к россиянам за последние полгода немного ухудшилось, но в целом 74% граждан Украины к ним относятся хорошо или очень хорошо. К России позитивное отношение у 48% опрошенных. А вот мнение украинцев о руководстве РФ иное: 69% наших сограждан в целом плохо относятся к кремлевским деятелям. Но есть и 21% тех, кто к Путину и компании относятся в целом хорошо.
То есть прямая военная агрессия РФ против нашей страны, тысячи убитых и раненых, сотни тысяч беженцев не смогли выветрить из голов украинцев идеологическую мишуру о братском народе. Причем речь идет не только о "ватниках", но и об обычных обывателях из других регионов. Условно говоря - читателях "Вестей", каждое утро выстраивающихся в очередь за дармовой газетой.

Что же мотивирует украинцев и дальше не видеть врага в России и россиянах? В первую очередь комплекс младшего брата. Идеологема о том, что и украинцы, и русские вышли из единой "колыбели славянских народов". Что у нас общая история, вера, а нынешние дрязги - явление временное. Украинцы не перестали слушать российскую попсу, интересоваться подробностями жизни тамошнего бомонда, ходить в церкви Московского патриархата. Это означает, что если украинские власти не займутся целенаправленным очищением сознания сограждан от идеологического мусора, силы реакции обязательно воспользуются своим шансом. Нынешней бездеятельностью мы укрепляем политиков, разыгрывающих карты русского языка, "гонимого православия", неслышимого "голоса Донбасса" и т. д. Сегодня эти политики терпят поражение. Но они никуда не исчезнут, пока есть питательная среда и надежда, что завтра власти дадут им новые возможности восстать из политического небытия.

Хотя украинцы и отдают себе отчет в том, что военным путем вернуть оккупированные земли мы сейчас не можем, они также не готовы просто ждать, когда "Новороссия"
и Крым сами попросятся назад

Конечно, никто не отменял и задачу полного освобождения украинской территории от российских оккупантов - не только в Донбассе, но и в Крыму. Однако у украинцев нет уверенности в том, что эта задача, во-первых, решаема, а во-вторых, решается сейчас ежедневными конкретными усилиями. Общество не согласно просто сидеть и ждать, когда "Новороссия" и Крым сами попросятся назад. Хотя украинцы и отдают себе отчет в том, что военным путем вернуть оккупированные земли мы сейчас не можем, что это задача не на один год. Но нужны доказательства конкретной работы. Согласно выполнимой программе действий, которая должна включать в себя не только экономические, но и идеологические инструменты. Не просто отключение российских телеканалов, а использование всех современных возможностей информационного общества. Во времена холодной войны и железного занавеса сотни тысяч советских граждан слушали вражеские радиоголоса. Боялись КГБ, но слушали. А самиздат изнутри расшатывал устои советской системы. Потому она с ним так жестко боролась. Сегодня Россия понимает, что теряет разочаровавшихся крымчан. Почему ФСБ и занялась закручиванием гаек в Крыму. К жителям полуострова начинает доходить, в какое "счастье" они вляпались. Но до антипутинских бунтов там еще далеко. А потому соответствующие настроения следует стимулировать. Для чего Украине необходимы интернет-ресурсы, радиостанции, спутниковые каналы, вещающие на русском языке и основное внимание уделяющие разгулу коррупции и российскому беспределу в Крыму, экономической агонии и моральной деградации "Новороссии", нарушению прав человека на оккупированных территориях. Чтобы наши тамошние жители четко понимали: оккупация украинских земель - явление временное, и пока там российская власть, об улучшении жизни лучше забыть.

Петренко побоялся реформировать судебную систему

Это устроило большинство высших чиновников страны. Так что судебную реформу придется проводить заново уже через несколько месяцев

Фото: УНИАННынешний судейский корпус уверен в том, что без особых проблем переживет обещанную реформу. Такой вывод напрашивается по итогам более чем символических попыток судебной системы очиститься от представителей, запятнавших мантию. Еще в апреле был принят Закон "О восстановлении доверия к судебной власти в Украине". Для проверки судей в контексте их политически мотивированных решений в отношениия участников революции была создана Временная специальная комиссия. 10 октября этот орган отчитался о своей работе: за все время рассмотрено 710 заявлений о назначении проверок, из них 620 возвращены без рассмотрения - как не отвечающие требованиям упомянутого закона, а решений по оставшимся принято всего шесть, и они направлены в Высший совет юстиции для дальнейшего рассмотрения. 15 октября на заседании Высшей квалификационной комиссии судей на основании ходатайства Генпрокурора было принято решение отстранить от занимаемых должностей сроком на два месяца трех судей в связи с привлечением к уголовной ответственности. А в отношении еще 637 судей ВККС отказала в открытии даже дисциплинарных дел. К слову, все десять нынешних членов комиссии получили свои должности при режиме Януковича, а возглавляет ее с сентября 2010 г. Игорь Самсин - прямая креатура Сергея Кивалова.

Понятно, что если бы система воспринимала реформу как дамоклов меч, то вела бы себя иначе. Однако ей посылаются другие сигналы. Одиозные руководители высших специализированных судов времен режима Януковича хоть и потеряли высокие должности, но остались в системе. К примеру, Виктор Татьков и Артур Емельянов - судьи первой судебной палаты ВХСУ, а Игорь Темкижев - судья второй палаты ВАСУ. В начале июля министр юстиции Павел Петренко признал, что проверка судей, принимавших политически мотивированные решения, искусственно затягивается, и пообещал, что Кабмин совместно с Администрацией Президента предложат проект закона о полной переаттестации судей как по профессиональному, так и по имущественному признаку. Это был единственный слабый намек на желание перезагрузить систему. В октябре Арсений Яценюк, рассказывая о судебной реформе, какой она видится Кабмину, озвучивал совсем другие инициативы: видеозапись судебного заседания, электронный документооборот, возвращение Верховному суду полномочий (отобранных "реформой" Кивалова-Портнова), ликвидация хозяйственных судов. То есть по сути предлагается смена вывесок при сохранении старых правил игры. Между тем суды продолжают работать в режиме "заказ-взятка- крыша-новый заказ".

Единственный выход - полная замена всех судей (их менее 9 тыс.). Нужно обнулить ситуацию и начать все с чистого листа. Почему Кабмин на это не пошел? Из страха. Чиновник не хочет менять систему, которая его никогда не посадит

Более того, реформа, которую предлагает Минюст, де-факто ликвидирует только хозсуды (на их базе будет создан еще один монстр). Что касается судов общей юрисдикции, то их изменения вообще не коснутся. В переводе на понятный язык это означает, что для простого человека ничего не изменится, а власть фактически соглашается не обращать внимания на взятки в размере до $5-6 тыс. (такой "тариф" действует на более-менее сложные гражданские споры). И тем самым компрометируются любые полезные начинания, поскольку рядовые украинцы сталкиваются именно с этой схемой в судах низового уровня.

Правильным, а может, и единственным выходом из системы судебной круговой поруки могла бы стать полная замена всех судей. Их менее 9 тыс. - намного меньше, чем приличных людей, имеющих высшее юридическое образование и стаж работы в области права свыше трех лет. И уже к новым претендентам применять новые принципы отбора: общественные слушания, проверку на добропорядочность, публичный анализ соответствия задекларированных доходов и расходов. Однако власть не захотела обнулить ситуацию и начать все с чистого листа. И повторяет ошибку Оранжевой революции, которая доказала, что прогнивший механизм нельзя отремонтировать изнутри, возглавив ремонтную бригаду.

Фото: epochtimes.com.uaПо той же причине тормозятся реформы милиции и СБУ. 18 сентября министерство Арсена Авакова презентовало свою концепцию реформы. Однако, чтобы вернуть доверие народа к структуре, которая совсем недавно цементировала аппарат насилия государства, мало переименовать милицию в полицию, ликвидировать спецподразделения "Беркут", "Грифон" и "Кобра" (заменив их одним подразделением быстрого реагирования по типу американского SWAT), а также объединить под одной крышей Нацгвардию с пограничной, миграционной и по чрезвычайным ситуациям службами. Нужно конкретными делами доказать, что она наполнена достойными людьми. А анонсированный конкурсный отбор с привлечением общественности и использованием детектора лжи будет восприниматься не более чем пиар, если эту процедуру вначале не пройдут все нынешние сотрудники МВД. Пока о реформе говорит только глава СБУ Валентин Наливайченко. Он декларирует желание добиться принятия законов, которые лишили бы спецслужбу полномочий расследовать экономические преступления и бороться с коррупцией.

Реформа, которую предлагает Минюст, де-факто ликвидирует только хозсуды (на их базе будет создан еще один монстр). Что касается судов общей юрисдикции, то их изменения вообще не коснутся

Между тем свой реформаторский закон на прошлой неделе получила прокуратура. Во-первых, ее лишили права общего надзора, и теперь прокуроры будут заниматься исключительно уголовной юстицией. Во-вторых, закон регламентирует создание прокурорского самоуправления, что в теории должно обеспечить системе независимость: Совет прокуроров и Квалификационно-дисциплинарная комиссия прокуроров получат полномочия и влияние, позволяющие принимать решения без оглядки на Генеральную прокуратуру. Но нет никакой гарантии, что прокурорское самоуправление не превратится в систему круговой поруки, как это происходит сегодня в судейском корпусе. Особенно если избирать членов совета и комиссии на конференции прокуроров будут сотрудники, которые представляли государственное обвинение по делам, инспирированным против участников акций протеста.
Чем быстрее Президент и новый парламент поймут, что вариант мягкой люстрации не подходит для судейских и правоохранителей, тем выше шансы, что через полгода не придется запускать еще одну реформу. Запускать кому - тоже интересный вопрос, пока остающийся без ответа.

Как советского украинца превратить в человека

Украина сейчас создает себе имидж на века вперед. В ближайшие несколько лет решится: это будет имидж страны, показавшей пример революции XXI в. - революции человеческого достоинства, или же это будет имидж страны, которая в XXI в. дважды упустила свой шанс.

Фото: pampushka.in.uaО нашей революции принято думать как о явлении новом, отличном от революций прошлого - не только пролетарских, но даже буржуазных. Конечно, мы несколько преувеличиваем свою исключительность, но все же события Майдана оказались явлением довольно оригинальным. Настолько, что мы и сами пока не можем четко сформулировать программу собственной революции, которая все еще не завершилась, - ведь не ради "свержения злого царя" люди сражались на площадях. Во всяком случае, не только ради этого. Любая революция - и наша не исключение - имеет целью изменение образа жизни целого общества, т. е. обновление социального сознания каждого его члена.

Большая проблема состоит в том, что активная фаза революции закончилась, а никакой четкой идеологии, которая определила бы направление и программу дальнейших изменений, так и не сформулировано. Люди у власти - в основном все те же "бывшие" (что постоянно продуцирует новые и новые разговоры о третьем Майдане). Те, кто к Майдану "примазались" и теперь изо всех сил стараются удержаться на волне, держат нос по ветру, пытаются соответствовать требованиям революции, но не понимают до конца, что именно требуется, и так и впечатываются в историю растерянными физиономиями. Ложным трендом выступает идея "борьбы с империей" - привычное, а многими и любимое амплуа на протяжении двух десятков лет. С помощью которого политики отлично научились топить реальные проблемы в мутной воде дискуссий о языке, церковной принадлежности, российских книгах. Все это дает прекрасную возможность канализировать революционные настроения масс, оттеснить на второй план так и не выговоренную суть Революции достоинства - ее чистую, незамутненную антисоветчину, не сводимую к "борьбе с империализмом".

Бороться с тем, что действительно мешает Украине двигаться вперед, - советским наследием в разных формах и видах - невероятно трудно. Потому что "совком" по-прежнему пропитано все вокруг, сверху донизу. Политикам, сформированным в постсоветском котле, в котором бывшая номенклатура - партийная, комсомольская, производственная - сплавлялась с большими деньгами, добытыми нечестным путем, трудно теперь не то что перейти на новый формат работы и самой жизни - им трудно даже представить себе, что это за формат. Куда проще работать по привычным схемам, играя при этом те роли, которые нынче востребованы у телезрителя и по совместительству избирателя.

Из "ленинопада", переименования улиц и общего антироссийского настроя политики вылущивают то, с чем проще всего иметь дело. Что проще имитировать. Что проще превратить в представление. Вместо того чтобы придумывать будущее, нас в очередной раз опрокидывают в прошлое. Мы снова те, "кого веками уничтожали", а не те, кто собирается строить новую будущую страну. "Наш шанс" сводится к надуманному национальному реваншизму, который не нужен, да и невозможен, а потому это программа, которая не будет выполнена никогда, зато даст возможность окончательно "заболтать" революцию.

Переходу к эволюционной форме можно было бы искренне радоваться, если бы не знать, как много у нее тупиковых ветвей и как мало - перспективных

Не меньшей проблемой остается карнавальность отечественной политики. Между ней и реальностью давно - пропасть. Политика живет в своем виртуальном измерении, в котором "на камеру" люди плюют друг другу в лицо, а потом, удачно отыграв мизансцену, идут в обнимку на пиво. Главное - не выйти из роли на публике. Удвоение реальности, двойные стандарты, двойная мораль - все эти удвоения родом из советского быта. Итогом революции в идеале должно было бы стать преодоление этой склонности к удвоению, нашей готовности с ним мириться в любых сферах жизни.

Между тем именно в удвоении пока что реально проступает эволюция Евромайдана. Это добровольческие батальоны, которые пошли на войну вместо ВСУ. Это волонтерские службы тыла, которые обеспечивают передовую, госпитали и психологическую адаптацию. Это активисты, которые следят за имитацией очищения судебной власти и десятками других процессов. Разгосударствление множества сфер бизнеса стало в свое время первым и решительным шагом прочь от "совка" в экономике. Не станет ли "разгосударствление государственных функций" вторым таким шагом? В конце концов во множестве государственных структур необходимость отпадет как по причине их неэффективности по сравнению с волонтерскими, так и ввиду невозможности содержать госаппарат. Ведь платить налоги народ будет хотеть тем меньше, чем больше будет вкладывать в благотворительность, т. е. содержание тех структур обеспечения, которые реально работают. Возможно, власть оградила себя от "камуфляжной революции", интегрировав во власть потенциальных лидеров третьего Майдана. Но как уберечься от эволюции, когда виртуальная реальность, в которой живет нынешний политический бомонд, будет просто погашена за ненадобностью?..

Фото: lenta-ua.netДа, Революция достоинства пока не завершена. Но переходит в стадию эволюции - такие глубокие процессы, как изменение мировоззрения, почти не подчиняются революционным порывам. Переходу к эволюционной форме можно было бы искренне радоваться - ведь эволюция, как правило, бескровна, если бы не знать, как много у нее тупиковых ветвей и как мало - перспективных. Особенно учитывая тот факт, что нам следует идти по почти нетореному пути, в качестве ориентира имея разве что моральные основания. О которых мы тоже не слишком много знаем - ведь двойная мораль была основным способом выживания в СССР. Именно привычка к двойной морали порождала и продолжает порождать в нашей жизни все прочие удвоения реальности. Поэтому избавление от двойной морали во всех сферах жизни - от быта до высокой политики - должно было бы стать самым существенным результатом революции и решающей победой над "совком в головах". Но пока не стало.