Государство

Михаил Самусь: Нам не нужны большие вооруженные силы. Защита границ должна выполняться техническими средствами

Если бы в начале конфликта с Россией у нас была разведывательно-ударная система, то и конфликта не было бы

Фото "ДС"

"ВД" Чему Украина может научиться на примере войны в Сирии для повышения обороноспособности перед военной агрессией России?

М.С. В первую очередь - как развивать силы противовоздушной обороны, которые могут предотвратить проведение РФ широкомасштабной воздушной операции против Украины. В настоящее время Россия воздерживается от использования авиации над нашей территорией. Можно сказать, что это просто не входит в концепцию гибридной войны. Но почему? Если бы у нас не было эффективных сил противовоздушной обороны, то использование авиации нельзя было бы доказать. Но они знают и их разведка знает, что если российский самолет или вертолет углубится на территорию Украины, то его гарантированно уничтожат. А доказать, что это была не российская техника, будет невозможно. Это будет огромным провалом с точки зрения гибридных действий.

Если Россия начнет открытую широкомасштабную военную операцию против Украины, то без воздушной поддержки ей трудно будет достичь своих военных целей. Поэтому, если Украина продолжит усиливать свою противовоздушную оборону, это снизит вероятность применения РФ авиации. Но все же сейчас действительно есть смысл изучать опыт Сирии, особенно опыт применения Россией своей авиации - особенности использования, управления, ведения разведки, уничтожение цели, какими средствами и так далее.

"ВД" Есть ли четкое понимание новой концепции обороны государства у военного руководства и насколько эффективны шаги по ее внедрению?

М.С. На уровне высшего военно-политического руководства мы действительно видим, что там все понимают, делают правильные выводы и стратегически все идет довольно неплохо. На теоретическом уровне. Если мы спускаемся на уровень ниже, хотя бы до стратегии развития вооруженных сил, то пока эта стратегия, к сожалению, не утверждена. И в этих условиях трудно говорить, верно ли реализуются те замыслы, которые высшее военно-политическое руководство понимает правильно. Есть много заявлений о том, что будет оптимизирована структура ВСУ и структуры управления, устранено любое дублирование функций Министерством обороны и Генеральным штабом, создано объединенное командование вроде Комитета начальников штабов США. Это командование будет отвечать за проведение конкретных наступательных или оборонительных операций. И уже под конкретную операцию будет подбираться тот или иной состав сил и средств из имеющихся у ВСУ. Но насколько это будет реализовано правильно, увидим - обещают в середине нынешнего года эту стратегию представить и утвердить.

В.Д. Значительная часть оборонного бюджета страны сейчас будет направлена как раз на развитие сил противовоздушной обороны Украины. В современных условиях военной агрессии России насколько это является целесообразным и эффективным использованием средств?

М.С. На самом деле точного распределения средств мы до сих пор не знаем, так и должно быть в условиях войны. Но то, что это в приоритетах, действительно так. По моему мнению, это правильно, поскольку по силам ПВО у нас есть очень хороший задел еще со времен Советского Союза, но в течение 25 лет он просто эксплуатировался и Украина не сделала каких-то кардинальных изменений в той системе. Поэтому сейчас надо вкладывать огромные средства, поскольку противовоздушная оборона - это один из самых дорогих видов вооруженных сил, и нужны очень большие инвестиции для того, чтобы выйти на эффективный уровень противодействия авиации РФ.

Если говорить о развитии других направлений, например о сухопутных войсках, то там уже сделан прорыв с точки зрения восстановления боеспособности и выхода на новый уровень. А вот по военно-морским силам нужно очень четко расставить приоритеты и развивать в первую очередь систему наблюдения за подводной, надводной и воздушной обстановкой, создавать ракетное оружие, которое могло бы как с наземных, так и с любых морских платформ уничтожать цели на море. Черное море не такое большое, оно может перекрываться средствами уничтожения прямо с суши. Поэтому, для того чтобы обеспечить морское направление, сегодня главная задача - это все-таки создание системы разведки и гарантированного поражения. По строительству флота, больших кораблей, таких как корвет, на сегодня это, возможно, не приоритет. Это приоритет на будущее, когда будет создана надежная наземная система ПВО.

"ВД" Такая структура, как "Укроборонпром", способствует повышению оборонного потенциала страны или является рудиментом, который мешает его развитию?

М.С. Системы украинского оборонпрома фактически не существует. Надеялись, что будут радикальные изменения в этой сфере, но на самом деле ничего не сделано. Поскольку до сих пор центральная фигура отечественной оборонной промышленности - государственный концерн "Укроборонпром", который является больше тормозом, чем драйвером процесса реформирования.

Если говорить, например, о том, куда украинской оборонной промышленности надо идти, то очевидно, что мы должны двигаться в направлении реформирования в рамках европейской интеграции. Это предполагает не развитие структур, которые, по сути, создавались Януковичем для перетекания средств по вертикали в Межигорье, а полную либерализацию рынка. У нас до сих пор импорт и экспорт продукции оборонного назначения и товаров двойного назначения осуществляется через "Укрспецэкспорт", входящий в "Укроборонпром". А это существенно снижает эффективность любых проектов. Представьте себе, что сейчас, даже в условиях войны, когда украинской армии нужно покупать готовые образцы оружия, я не говорю уже о кооперации, все операции должны проходить через посредника - "Укрспецэкспорт", который берет за это от 20 до 40%. Это просто неприемлемая ситуация.

Фото: youtube.com

В принципе на уровне высшего государственного руководства существует система формирования политики в сфере ОПК - это президент и СНБО с соответствующими комиссиями. Они принимают правильные решения и правильные концепции с точки зрения реализации как отдельных проектов, так и оборонно-промышленной политики Украины в целом. Что же касается низшего уровня принятия решений, то у нас он отсутствует - нет исполнительной структуры, которая занималась бы государственной политикой в сфере оборонпрома.

Может показаться, что здесь есть определенный парадокс - я говорю о полной либерализации, а затем о том, что отсутствует орган исполнительной власти. Но здесь нет противоречия. Должен быть интегратор, который отвечает за эффективное расходование средств из государственного бюджета и в то же время координирует совместную деятельность частных и государственных предприятий. Должен быть конкретный государственный служащий, который отвечал бы за реализацию, например, проекта создания быстрого вертолета. Не управлял бы каким-то предприятием, а занимался эффективным расходованием средств и работой с субподрядчиками, в том числе иностранными. Это идеальная схема, при которой "Укроборонпром" вообще не нужен.

Нужно провести приватизацию, акционирование всех государственных предприятий оборонного комплекса, поскольку, как показывает практика, они неэффективны. Уже сейчас, по некоторым данным, в Украине до 2/3 продукции оборонного назначения производится на частных предприятиях, не входящих в "Укроборонпром".

"ВД" Какой, по вашему мнению, должна быть эффективная украинская армия? Это контрактная армия или призыв на обязательную срочную службу до сих пор является актуальным и необходимым в условиях войны с агрессором?

М.С. На самом деле современная армия - это не столько количество военнослужащих, сколько технологии и системы. Если мы говорим об украинских Вооруженных силах, то они должны представлять собой разведывательно-ударную систему. Это фактически система, которая состоит из средств обнаружения врага в реальном времени, передачи информации, в том числе координат целей, на командные пункты, и параллельно эффективные средства поражения обнаруженных целей. Это то, чего нам не хватало, особенно на первом этапе конфликта с Россией, когда три российских танка катались двое суток по территории Украины, блогеры в онлайн-режиме передавали данные об их передвижении, а средств поражения у нас не было. Даже если на тот момент у нас было бы 300 тыс. военнослужащих или 500 тыс., это ничего бы не изменило. Разве что какой-то спецназовец мог бы уничтожить танки, поскольку работающей разведывательно-ударной системы у нас в то время не было.

Должны развиваться разведка и система поражения, создаваться отечественная крылатая ракета как наземного, так и воздушного базирования - средство поражения, которое при соответствующих системах разведки и управления может действительно создавать большие проблемы агрессору.

Если бы у нас в начале конфликта с Россией были такие силы и политическая воля, то конфликта бы не было. Поскольку все, что заходило бы на территорию Украины, моментально уничтожалось, и агрессор быстро осознал бы, что следующая ракета может полететь в Кремль. Сейчас Украина близка к созданию такого оружия.

В таких условиях нам не нужны большие вооруженные силы. Не нужно содержание большой группировки на границе с агрессором, защита границ выполняется техническими средствами. И тогда можно обойтись контрактной армией.

Однако в чем может быть проблема? Если агрессор все же окажется настолько нелогичным и начнет реализовывать что-то вроде Первой или Второй мировой войны и на нас будет наступать 500-тысячная армия, то нужно иметь большое количество механиков-водителей на танки, артиллеристов, пехоты, которая плотной линией защитит границу. И для этого нужен мобилизационный резерв.

Все молодые люди должны пройти эффективную базовую подготовку для службы в Вооруженных силах Украины, я в этом уверен. Во-первых, таким образом создается мобилизационный резерв, во-вторых, это момент патриотического воспитания. И как показывает опыт, эта система может быть очень эффективной и привлекательной.

В чем сейчас проблема срочной службы в ВСУ? Это модифицированный клон Советской Армии, который отпугивает молодых людей. Они боятся армии, боятся ее проблем, а еще - это долгий период, на который человека отрывают от жизни, отвлекают от карьеры, создается ситуацию, когда место на работе может занять кто-то другой. На самом деле подготовка может занимать два-три месяца. Ее можно скопировать, например, с американской системы - за 12-14 недель готовится замечательный военнослужащий. Два месяца - период, который не вызовет социальной дезадаптации и позволит создать массовый мобилизационный резерв. При привлечении иностранных экспертов и закладке совершенно новых подходов это действительно может стать прорывом в подготовке украинских вооруженных сил.

Опубликовно в журнале "Власть денег" №3 (440) за март 2016