Государство

Почему турки и арабы забыли о братьях в Крыму

Об "исламской угрозе" не принято громко говорить, но никто не мешает о ней думать и даже время от времени шептаться

Фото: unian.net

Крымские татары, оставшиеся сторонниками Украины, — или, лучше сказать, противниками России — в полной мере разделяют судьбу нашей страны в одиночном противостоянии российской вседозволенности. Хотя вполне могли бы рассчитывать на поддержку и Запада, и исламского мира, в первую очередь Турции. Но вся поддержка пока ограничивается вялыми дипломатичными протестами и осторожной стимуляцией ЕС, которого судьба крымских татар вряд ли будет интересовать больше, чем судьба Украины в целом.

Причин нежелания разных частей мира активно заступаться за мусульман Крыма может быть несколько. Турции ссориться со своим еще недавно хорошим парт-
нером даже менее интересно, чем Германии. Ощутимо ударить по России санкциями Анкара не может. Кроме того, у Турции, как и других стран мусульманского мира, под боком зреют собственные угрозы - Исламское государство, "арабские весны" и в качестве специального бонуса для Анкары - возможное появление на государственной границе независимого Курдистана.

Крымским татарам не стоит надеяться на то, что исламский мир подаст голос в их защиту от кремлевской власти. Голос воинственной части исламского мира сегодня — это голос нефти. А вовсе не голос Корана. Нефть связывает Россию и исламский мир в один узел заклятой дружбы

Поскольку Россия зачищает на полуострове именно мусульман, действенного вмешательства со стороны Запада можно было и не ожидать. Об "исламской угрозе" не принято громко говорить, но никто не мешает о ней думать и даже время от времени шептаться. Со словом "терроризм" уже давно и стойко ассоциируется именно "исламский терроризм" - как бы не убеждали сторонники толерантности в том, что ни одна религия, и ислам не исключение, не поощряет убийства. Поэтому Россия с точки зрения собственного и западного обывателя просто старается обезопасить себя, проверяя татарские духовные центры на радикализм и экстремизм. Вспомните первую войну в Чечне. Достаточно было пустить в СМИ слух, что на стороне чеченцев воюют экстремисты-ваххабиты, чтобы протестный хор резко снизил децибелы. Цену этим слухам можно сложить теперь - после воплей российских СМИ об "украинских фашистах". Так вот, знаменательно то, что в "укрофашизм" мир не поверил. А в "чеченских ваххабитов" - запросто.

"Исламская угроза" - один из новейших бессознательных страхов западного мира. И Россия в совершенстве отработала механизмы воздействия на эти страхи. Она убедила своих внутренних мусульман в том, что им не стоит проявлять солидарность с гонимыми собратьями. А западный мир сам промолчал под давлением собственного страха: перед возможной "исламской угрозой" и перед неадекватным российским руководством. В конце концов, Западу всегда можно напомнить о его собственной политике в отношении "исламской угрозы".

Но почему безмолвствуют "внешние" мусульмане? Где голос исламского мира?
С этим совсем скверно. Главная проблема в том, что исламский мир такой же миф, как и, скажем, христианский мир. Он разбит на тысячи "поместных" осколков и совсем не мешает заключать союзы с иноверцами против собратьев по вере. Он точно так же, как и христианский мир, состоит, из государств и режимов, у которых есть Фото: pixtale.netсвои государственные, клановые и личные интересы правителей и олигархов, в числе которых, кстати, немало представителей духовенства.

На этом фоне, кстати, главным выразителем исламских настроений и защиты мусульман оказывается террористическое ИГ, которое называет своим основным врагом погрязшие в нефтяной роскоши арабские правящие элиты, которые забыли традиции и отказались от миссии и поддержки собратьев во всем мире.

Нас предупреждали, что религиозные войны станут трендом в ХХІ в. Но на самом деле причины этих браней рациональны. ИГ, проповедующее возвращение к мусульманским традициям, зажигающее этими идеями сердца, в конечном итоге ориентируется не на перспективы халифата, а на перспективы передела (или защиты от передела) остатков нефти. Хотя в определенный момент идеологическая составляющая вполне может перерасти рациональный замысел "кукловодов".

Крымским татарам не стоит надеяться на то, что исламский мир подаст голос в их защиту от кремлевской власти. Голос воинственной части исламского мира сегодня - это голос нефти. А вовсе не голос Корана. Нефть связывает Россию и исламский мир в один узел заклятой дружбы. Будучи двумя основными игроками на этом рынке, они, конечно, друг другу глаз не выклюют. От этой "дружбы" зависит цена на черное золото, т. е. благосостояние элит. Маленький крымскотатарский народ занимает небольшое место на периферии большой игры на рынке углеводородов, на котором вершится немалая часть мировой политики.

О том, как российская власть будет изводить крымских татар, читайте здесь.