Государство

У Москвы нет плана «Б»

Белокаменная предложила Киеву мир. Или, если говорить точнее, рамочные условия, на которых она готова этот мир обсуждать

Эти условия, которые сводятся к формуле: деньги в обмен на признание аннексии Крыма, на встречах с немецким и американским коллегами во время вашингтонского саммита G20 озвучил министр финансов РФ Антон Силуанов. Позже он повторил их для СМИ. То, что это было сделано таким образом, в общем, вписывается игру Москвы с непризнанием нынешней украинской власти. Впрочем, это предложение адресовано и ведущим защитникам Украины на Западе.

Итак, Силуанов назвал четыре условия: «Конституционная реформа, легитимные выборы президента и формирование правительства, с которым можно было бы договариваться, легитимизация ситуации вокруг Крыма и урегулирование вопросов напряженности на восточных территориях Украины. Урегулирование мирным путем, без дискриминации русского населения, на основании законов Украины, без жертв и кровопролития. Такого рода четыре позиции мы ставим в качестве условий, после выполнения которых Россия сможет предложить шаги по дополнительной финансовой помощи как в бюджетных, так и в газовых вопросах».

Вроде ничего нового. Однако упоминания о федерализации в привязке к Конституции почему-то не было. А без нее все это - и поправки в Основной Закон, и выборы, и порядок на востоке - именно то, что киевская власть считает своими первоочередными задачами. Конечно, можно предположить, что Силуанов просто забыл это слово на «ф», однако бросается в глаза еще один момент.

Легитимизация ситуации вокруг Крыма - это, конечно, признание его нынешнего статуса субъекта РФ. И здесь обращает внимание его привязка к  «шагам по дополнительной финансовой помощи». По существу, Силуанов сказал следующее: Россия готова обсуждать с Украиной вопрос выплаты репараций за аннексию Крыма.

Несколько пренебрежительная форма этого выражения и воинственная газовая риторика московских чиновников последних дней не должны вводить в заблуждение. Ситуация, очевидно, развивается вовсе не так, как ожидала Москва. В отличие от 2008 г., когда Запад фактически проглотил отделение Абхазии и Южной Осетии от Грузии, теперь он начал действовать. И, похоже, вполне успешно. Можно сколько угодно смеяться над уже примененными санкциями (что, в конце концов, и делает ведомство Дмитрия Киселева), но из-за крымской авантюры Россию ждет финансовая катастрофа. Она, в свою очередь, может привести к катастрофе политической.

Экономика страны стагнирует, а отток капитала только за первый неполный квартал превысил $50 млрд. В целом же даже российские эксперты оценивают потери, непосредственно связанные с крымскими событиями, в $179 млрд. И это не считая «кругов по воде» с далеко идущими последствиями, не имеющими прямой связи с Крымом, который, кстати, еще как-то надо финансировать.  И о том, как и за счет кого, в российском правительстве бурно обсуждают уже сейчас.

Между тем на горизонте уже замаячили санкции третьего уровня, способные разрушить диктатуры, провоцирующие тотальный дефицит и обвальную  инфляцию. Полное исключение РФ из глобальных экономических процессов, очевидно, невозможно, ведь Западом мир не ограничивается. Но, во-первых, вне Запада не существует независимой банковской системы. Во-вторых, Китай, и без того жесткий переговорщик, став безальтернативным партнером, автоматически превращается в  наибольшую угрозу РФ.

Несмотря на все бравурные заявления по развитию ЕврАзЭС, в частности,  подписание соответствующего соглашения в мае, введение единой валюты за 10 лет и т. д., эта,  с позволения сказать, «стройка века» рискует из просто бессмысленной превратиться в виртуальную, но при этом чрезвычайно дорогостоящую. Цена вопроса для РФ - $30 млрд, о чем вполне официально заявляет заместитель министра финансов РФ Сергей Шаталов. А самое главное: не факт, что тот же Казахстан захочет подвергаться санкциям, строя союз с государством-изгоем, а именно такое место в международных отношениях может вскоре занять Россия. Об умении Беларуси саботировать московские инициативы говорить не приходится.

Впрочем, если Кремлю удастся полностью перестроить страну по лекалам Сталина, то РФ сможет плевать на международную реакцию со Спасской башни. Правда, для этого придется задействовать все компоненты сталинского режима, включая бесплатный труд миллионов заключенных. Полагаем, что это будет слишком даже для Путина  (если у него еще совершенно не отключился инстинкт самосохранения).

Словом, ситуацию нужно решать. При этом варианта «Б» у Москвы нет. И где бы она не поставила запятую во фразе «Крым оставить нельзя вернуть», это не поможет ей выйти из тупика. Восстановление статус-кво немедленно нанесет сокрушительный удар по путинской системе власти. Упрямое отстаивание своей позиции чревато таким же ударом, только с отсрочкой. Хотя независимо от развития ситуации Путину уже в ближайшей перспективе придется «сливать» партию власти: на «Единую Россию» в нынешних обстоятельствах легко можно повесить всех собак, и от такого искушения трудно удержаться. Однако это не решит проблем с экономической и политической изоляцией. Итак, договариваться Путину придется. Но, чтобы заполучить выгодную сделку, ему необходима сильная переговорная позиция, и он будет жестко торговаться. Поэтому российские войска будут стоять у наших границ, периодически устраивая демонстрации мощи, в Донецке и Луганске продлится «праздник непослушания», а РФ будет и дальше разыгрывать сепаратистскую карту во всех прилегающих областях Украины. Пропагандистская, диверсионная, агентурная и даже террористическая война продлится. Кроме того, российское руководство продолжит пугать нас астрономическими суммами долгов, воздерживаясь от выставления счетов. Так, например, 9 апреля Медведев насчитал Украине долгов на $16,6 млрд, 10-го Путин довел сумму до $35,4 млрд, а 11-го его пресс-секретарь заявил, что это лишь иллюстрация положения дел и не более того. Все это вписывается в примитивную хрестоматийную схему ведения переговоров: перед началом нужно демонстрировать силу.

Что, однако, не отменяет  необходимости уступать...

Предложение репараций - лишь первый шаг в данном направлении. Ведь не только Украине не повезло с соседом. У России аналогичная проблема. И этим нужно уметь воспользоваться. Киеву выпала редкая возможность выбора: позволить Москве сохранить лицо или не делать этого.

Каждый вариант имеет как сильные, так и слабые стороны. Они слишком очевидны, чтобы их перечислять. Хуже всего то, что на тактическом (краткосрочном) и стратегическом (долгосрочном) уровнях они меняются местами. И самое трудное для украинского руководства в этой ситуации - исключить тему президентских выборов из потенциальных торгов с Россией. Забота о будущем страны должна уберечь от политического самоубийства