Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

"Специально для". Когда вслед за шариатским браузером появится бандеровский

Суббота, 16 Февраля 2019, 14:00
Интернет превратился в огромную и довольно неуклюжую империю, которая не может обеспечить некоторых базовых потребностей своих жителей. А когда империи перерастают сами себя, они распадаются

Фото: Getty Images

Делать интернет лучшим местом становится трендом. К создателям информационной среды, "безопасной для детей", "нетоксичной" для женщин, "комфортной" для покупателей и т. д. присоединился малазийский стартап Salam Web Technologies MY Sdn. Он представил браузер "специально для мусульман".

Браузер предупреждает пользователя о греховном контенте (азартные игры и порнография), может отсекать "недопустимую" рекламу (например, алкоголя или свинины), а также предлагает ассортимент мусульманских фич — сообщает о времени намаза, указывает направление на Мекку и дает возможность совершать садаку (милостыню) самим фактом использования браузера. Таким образом Salam Web предоставляет пользователю "все необходимое, чтобы оптимизировать твою цифровую жизнь". И это, "наконец, тот браузер, который соответствует твоему образу жизни", согласно слогану Salam Web.

Браузер базируется на движке Хромиум, и это справедливая дань Гуглу за то главное слово-принцип, на котором построен Salam Web и все другие подобные продукты, — релевантность.

Каждый пользователь Salam Web попадает в относительно защищенное и оптимизированное под мусульман информационное пространство. Здесь он будет предупрежден (а значит, вооружен) о том контенте, которого ему "лучше избегать". "Сосредоточься на главном и отключи все остальное", — советует Salam Web. Здесь есть также выверенный по шариату агрегатор новостей. Предлагается также собственная социальная сеть. Ее принцип весьма любопытный: она расширяет географические границы общения в зависимости от степени активности — по километру за каждый коммент. Чем вы общительнее, тем дальше от дома сможете найти френдов и, в конце концов, оплетете собой весь шар земной. Ну а если вы бука, из которого слова не вытянешь, то хватит с вас и вашего аула. Совершенно очевидно, что создатели браузера очень хотят повысить степень активности и вовлеченности каждого пользователя.

Активность стимулируется еще одной любопытной фичей — возможностью совершать благие дела без всякого напряжения, самим фактом захода в сервисы Salam Web. Читаете ли вы новости, болтаете ли в чате или просто бродите по сайтам, каждый ваш клик — это отчисление со счетов компании-производителя копеечки на благотворительность. Таким образом, ты не просто зависаешь в интернете — ты совершаешь садаку, священную обязанность мусульманина творить милостыню. Вся история отчислений и на что именно ты пожертвовал — на экране по первому же клику.

Можно догадаться, что возможность творить милостыню в один клик — и не в банковском интерфейсе, а в чате, — означает, что компания рассчитывает на то, что ее продукт окажется угодным Аллаху и он благословит его за это солидной прибылью.

Почему бы нет? Праведность и комфорт в одном флаконе — прекрасное предложение на рынке. И они вовсе не исключают друг друга, во всяком случае в цифровой жизни. С точки зрения богословия, это, скорее всего, спорно: комфорт слишком плотно смыкается с потребительской культурой, которую ни одна из традиционных религий (возможно, за исключением ряда протестантских учений) не празднует.

Еще у Salam Web есть миссия, как и у всех технологических компаний и стартапов. Мода, введенная Силиконовой долиной, где никто не делает "просто продукт", здесь обязательно "меняют мир", "делают мир лучше" или хотя бы просто берут на себя обязательство "не быть злым", приживается и в других частях света. Salam Web — малазийский стартап, возглавляемый женщиной, и это стоит упомянуть не только из чисто феминистических соображений. Женщины в мусульманском мире активно пользуются интернетом, и он для них нередко значит больше, чем для женщин любой другой культуры. В условиях жестких норм шариата, при которых женщина не может выйти за порог дома без сопровождения мужчины, интернет оказывается тем миром, в котором она живет свою настоящую самостоятельную жизнь.

На этом основании во многих мусульманских семьях женщинам ограничивают доступ к интернету. Можете мне не верить, но делается это нередко именно из заботы о ней. Интернет — настоящая помойка, где с монитора на зрителей валятся тонны аппетитно зажаренной свинины, таинственно поблескивают бутылки бургундского, зазывно подмигивают сердечками службы знакомств. Где мужчины делают неприличные намеки. Где на каждом углу оскорбляют Аллаха. Оскорбляют, впрочем, и Христа, и Папу Римского, и патриарха Московского, и Мартина Лютера Кинга, и Дональда Трампа, и Василия Ивановича с Петькой. Где, прямо скажем, на каждое доброе слово о ком угодно приходится сотня бранных — на всех сразу и на каждого в отдельности. Если вы по-настоящему заботитесь о тех, кто вверен вашему попечению, если вы настоящий мусульманский мужчина — вы просто обязаны своих домочадцев от этого защитить.

"Шариатский веб" — тот компромисс, который, возможно, поможет разрешить извечную дилемму между "хочется" и "колется".

Впрочем, душевный комфорт, к которому располагает дружественная информационная среда, может иметь умиротворяющее воздействие и на мужскую часть мусульманского мира. Ощущение враждебности, исходящее от общего информационного поля, вызывает агрессию и толкает к радикализму. Это касается не только мусульман, но любого человека с относительно четкими представлениями о том, что такое хорошо и что такое плохо. Поэтому тот, кто опасается, что внутри такой замкнутой информационной среды могут вызревать страшные экстремистские заговоры, скорее всего, неправ.

Во-первых, не так уж узок этот круг революционеров — руководитель проекта Хасни Зарина Мохамед Хан (Hasni Zarina Mohamed Khan) предполагает охватить своими услугами одну десятую мусульман планеты. И вопреки общему гласу, мусульманство очень разное и в корне своем не более склонно к экстремизму, чем большинство других религий и идеологий. Радикалов всегда меньшинство, просто оно очень заметно. "Мусульманское общение", стимулированное политикой компании, может, напротив, смягчить ситуацию. И за счет снижения градуса информационной среды, и за счет взаимного влияния разных людей, единых в главном.

Во-вторых, ваш браузер — как старший брат — смотрит на вас. Он это делает не по злому умыслу, а для того, чтобы вам нравиться, то есть оптимизироваться под ваши запросы, и для того, чтобы продавать эту информацию рекламодателю. Но если вдруг окажется, что вы замышляете недоброе, это он вам тоже запомнит. Он никому не скажет, конечно. Во всяком случае, пока акции фирмы не арестуют на Нью-Йоркской бирже ввиду подозрений в покрывании террористов. Или хотя бы пригрозят.

Salam Web хорош уже тем, что открывает пока относительно свободную нишу на довольно плотно заполненном рынке — нишу "защищенных" продуктов для больших групп людей с особыми информационными потребностями. Не только ведь мусульмане страдают от токсичности интернета. Вот недавно Amnesty International признала "Твиттер" негостеприимным местом для женщин. Ждем феминистский браузер, который будет предупреждать о наличии сексистского контента и по умолчанию употребляет грамматические формы женского рода. В США, например, Гугл критикуют за искажения поисковой выдачи — у пользователя-консерватора и пользователя-либерала на один и тот же запрос приходят совершенно, иногда диаметрально разные результаты. Гугл тут ни при чем, он всего лишь довел свою идею релевантности до совершенства. Просто назрели два отдельных веба — для республиканцев/консерваторов и демократов/либералов. Русские на этом фоне смогут вплотную заняться своим Чебурнетом. А мы, соответственно, своим Бандернетом — мы же не хуже, у нас тоже есть от чего защищаться.

И наконец, для просветленных — чат Дзен. Заходите в чат и ничего не пишете. Вообще ничего. Даже эмодзей. И вам никто не пишет.

Но шутки в сторону. Распад интернета — то, о чем какое-то время, хоть и приглушенно, говорили большевики. Вернее, пионеры-романтики, которые помнили тот "весенний" интернет, в котором водилась только продвинутая публика, который охватывал и соединял преимущественно университетские кампусы, научные лаборатории и офисы технологических фирм. Они первыми — едва интернет стал по-настоящему массовым — заговорили о создании альтернативного проекта "Интернет-2". Но потом все захлестнул веб 2.0, и это показалось выходом — можно было создавать свои замкнутые комьюнити, изолированные от мутного потока всеобщего галдежа.

Не знаю, как обстоят дела у этих ноевых ковчегов сейчас. Но потребность закрыться от всеобщего галдежа последнее время становится массовой. Это значит, постройка и эксплуатация ковчегов может оказаться потенциально прибыльным предприятием. Все тот же интернет, со всеми его удобствами, только не такой грязный, не такой травматичный и даже с парочкой дополнительных фич специально для посвященных.

Интернет превратился в огромную и довольно неуклюжую империю, которая не может обеспечить некоторых базовых потребностей своих жителей — потребности в безопасной среде в первую очередь. А когда империи перерастают сами себя, они распадаются.

Больше новостей об общественных событиях и социальных проблемах Украины читайте в рубрике Общество