Общество

#Владимирнаш: праздник удался

Выступление Петра Порошенко под открытым небом перед огромным скоплением народа выглядело почти образцовым по сравнению с речью президента Путина - как всегда затянутой, безэмоциональной и сказанной перед "узким кругом ограниченных людей"

Фото: УНИАН

Во-первых, все в Украине получилось красиво: многолюдно, с колокольными звонами, с музыкой и мультимедиа, без рукоприкладства (кое-кого, впрочем, это разочаровало). Зато с длинными флеймами в соцсетях, где православные разных конфессий мерялись длиной крестных ходов и ловили друг друга на приписках. Да, это, наконец, получилось красиво - когда все собрались на Владимирской горке - верующие, патриарх, президент, гости. И никакого тебе президиума, только такая маленькая трибунка - как в телесюжетах о выступлении американского президента. И речь президентская в кои то веки меньше десяти минут.

Во-вторых, это полезно. Не знаю, какое усилие сделал над собой прихожанин УПЦ МП Порошенко, чтобы пойти на службу во Владимирский собор, то есть к "раскольникам". Но могу сказать, что это усилие было полезным. И президентский спич на Владимирской горке - это тоже было полезно. Нам было полезно послушать, а ему - полезно сказать во всеуслышание. Мы, например, могли сделать вывод, что спичрайтеры у президента приличные, то есть наши налоги тратят не совсем на кого попало. Да и сам Петр Алексеевич выглядел хоть и напряженно, но вполне убедительно. И когда говорил о том, что нам нужна поместная автокефальная церковь. И когда слегка клеймил тех, кто "из-за мелких амбиций" тормозит процесс создания единой поместной. И когда проводил аналогию между российской агрессией и нашествием Орды. А на фразе про то, что Владимир крестил "наш народ и... соседний" Петр Алексеевич был просто неподражаем.

Собственно, красиво выглядеть оказалось нетрудно - помог контекст и контраст. Битву за "Владимирнаш" мы не начинали, но изначально были обречены на победу. Натужные попытки московских однокупельцев "присвоить" киевского князя выглядели напыщенно и скучно. Порошенко, конечно, не блестящий спикер, но его несколько нервное выступление под открытым небом перед огромным скоплением народа выглядело почти образцовым по сравнению с речью президента Путина - как всегда затянутой, как всегда безэмоциональной, как всегда перегруженной символизмом, как всегда сказанной перед "узким кругом ограниченных людей" - вип-персон, которых допустили на президентский банкет. И как всегда, с нулевым смыслом, потому что все сводилось к тому, что Владимир создал "сильную централизованную державу" (под которой угадывалась то Российская империя, то СССР), успешно воевал и побеждал, и создавал некий "многонациональный российский народ". Четыреста персон сидели за столиками, обратив лица к имениннику и вежливо внимали запутанным объяснениям, каким образом киевский князь оказался основоположником Российской империи, и наверное, находили в этой речи если не смысл, то хотя бы оправдания для себя самих, оказавшихся в этот день почему-то в Москве, а не в Киеве. Ведь это тоже было совсем некрасиво.

Фото: Пресс-служба Президента Украины

Конечно, Москва - через свою "дочку" УПЦ - постаралась выглядеть "хозяином праздника" и в Киеве. Надо же как-то поддерживать миф о "единстве русского народа", "временно разделенного" всякими западными интриганами (католического, как недавно выяснилось, вероисповедания). Сюда тоже были приглашены представители поместных церквей - правда, всего нескольких (все нам по чину не положены, наверное). Но УПЦ МП выглядела совсем отдельно - несмотря на длину ее крестного хода. И все из-за того, что УПЦ, дабы не соприкоснуться с "раскольниками", которые пошли на Владимирскую горку во вторник, сходила туда на день раньше. Немного не вовремя - зато первая.

Президент же присоединился к УПЦ КП - и на службе во Владимирском соборе, и на Владимирской горке правительственные мероприятия прошли по аккомпанемент молебна УПЦ КП и в присутсвии ее верных. В УПЦ МП, конечно, могут утешать себя мыслью, что так случилось потому что собор - Владимирский. То есть это вовсе не знак особого президентского благоволения к конкурентам-раскольникам.

Празднования в честь Крещения Руси подчеркнули в результате совсем другое - разрыв между бюрократией и жизнью. Эта разница оказалась такой прозрачной и недвусмысленной, как разница между банкетным залом с белыми скатертями и бархатными драпировками и Владимирской горкой, открытой всем ветрам, дождю и солнцу

Но, боюсь, все-таки знак. Благоволение - не благоволение, но президенту приходится делать то, чего ждет от него электоральное большинство. А симпатии этого большинства - совсем, совсем не на стороне Московского патриархата и преданной ему УПЦ. Поместная церковь - как никогда политически выгодный бренд. Президент, конечно, не дал четко понять, что он примет горячее участие в становлении украинской поместной церкви. Но провозглашать будет обязательно. И, скорее всего, не станет мешать тем, кто возьмется этот проект осуществлять. Включая задействованный в этом процессе Кабмин и, отдельной строкой, дипломатическое ведомство.

В своей речи президент отметил, что представители Константинопольского патриархата - главы УПЦ в США и Канаде - прибыли по его личному приглашению. Это, конечно, ничего конкретного не значит. Во-первых, "новосветский" путь в Константинопольский патриархат уже был рассмотрен неоднократно и отвергнут с обеих сторон. Главы УПЦ в Канаде и США то ли не захотели, то ли не смогли стать эффективными лоббистами Украины в Фанаре. Они с готовностью повторяют домашние заготовки о том, что Константинополь считает украинскую церковь "своей" и не признает ее "аннексии" со стороны РПЦ - но делегатов к "оккупантам" отсылает исправно и их у себя принимает охотно, предпочитая договариваться об Украине без участия самой Украины. Результаты этих договоренностей налицо - наша страна по-прежнему каноническая территория Москвы и часть "русского мира", признанная мировым православием.

Фото: Пресслужба президента РФ

Празднования в честь памяти святого Владимира по замыслу Москвы должны были лишний раз подчеркнуть, что Украина остается в своем статусе провинции - символического донора метрополии. То, что Владимир "прописался" в Москве, как бы закрепляет это наше "единство". И то, что владыки всех поместный православных церквей подались на путинский банкет слушать псевдоисторическую ахинею, говорит о том, что этот статус-кво в целом устраивает всемирную православную бюрократию. Не стоит обижаться - бюрократию всегда устраивает статус-кво и страшат любые изменения.

Но празднования в честь Крещения Руси подчеркнули в результате совсем другое - разрыв между бюрократией и жизнью. Эта разница оказалась такой прозрачной и недвусмысленной, как разница между банкетным залом с белыми скатертями и бархатными драпировками и Владимирской горкой, открытой всем ветрам, дождю и солнцу. Как разница между скучным вип-собранием, затянутым преимущественно в рясы и пиджаки, и пестрой толпой. Это, конечно, не осада Константинополя с требованием автокефалии и даже не предложение обменять Корсунь на крещение для князя и епископа для Киева. Но если учесть общее смягчение нравов, то кое-что общее найти можно.