Общество

А вы готовы заплатить 45 тыс евро за фото своего ребенка в соцсетях?

В западной прессе дебатируется намерение Франции применить строгие законы об охране приватности к родителям, которые размещают фото своих детей в социальных сетях

Фото: all-mama.com

Французские власти предупредили родителей, что их желание похвастаться карапузами может стоить им года тюрьмы и штрафа в размере €45000, если будет доказано, что фото опубликовано без разрешения ребенка.

Споры разгораются в основном вокруг проблем безопасности детей и их прав. Родителей в который раз предупреждают, что фото детишек могут стать "наводкой" для педофилов или квартирных воришек, материалом для школьного буллинга и просто неловкости для самого ребенка, который в тринадцать будет стесняться своих младенческих фото со спущенными штанишками или на горшке. Родителей также пытаются ужаснуть тем фактом, что вся жизнь их ребенка оказывается в открытом доступе - что может привести к непредсказуемым последствиям, когда он подрастет и станет, скажем, искать работу или покупать медицинскую страховку. И все только от праздного желания родителей похвастаться. Ну почему звезды экрана "показывают" детей - и это выходит в заголовки таблоидов, а любая домохозяйка не может поступить точно так же?

Соцсети - эта ярмарка тщеславия - не просто дают такую возможность, но стимулируют "жизнь напоказ". Котики и дети - несомненные "лидеры продаж". Но если торговать котиками незазорно, то выставленные "на продажу" младенческие округлости вызывают противоречивые чувства. Сторонники драконовских французских ограничений отмечают, что нет смысла призывать подростков к осторожности в Сети, если взрослые - в частности, их собственные родители - поступают ровно так же неосторожно. Добавьте к этому тот факт, что поступки родителей - образец для подражания. Дети вырастают с мыслью о том, что откровенность в соцсетях - это вполне нормально или даже несколько больше.

В перспективе - "прозрачность", описанная в культовом романе Эггерса "Сфера". В которой дети, с пеленок присутствующие в публичном пространстве соцсетей не будут даже задумываться о такой "химере", как приватность и ее неприкосновенность. Возможно, именно так выглядит утопия (она же - антиутопия) будущего. И сейчас у нас на глазах подрастают граждане этого совершенно прозрачного мира. Вернее, мы сами их делаем из собственных детей - не оставляем им шанса на тайну личной жизни и приучаем к мысли, что именно так - правильно.

Я вовсе не спорю. Вполне возможно, что да, правильно. Это очень непохоже на те ценности, которые исповедовала западная культура до сих пор. Но ведь мир имеет обыкновение меняться. В конце концов, даже вполне солидные ученые высказываются в том смысле, что человечество только выиграет от того, что у каждого отдельного человека не останется тайн. Тогда, наконец, появятся солидные гарантии безопасности - ведь задумать что-то втайне и втайне сговориться станет невозможно. И к тому же это будет, наконец, торжество информационного коммунизма, при котором "ничего личного". Возможно, эта аналогия с коммунизмом и вдохновила Эггерса на "Сферу", задуманную как парафраз на "1984".

Государства сопротивляются этой новой тенденции "прозрачности". Тут, правда, возникает определенный диссонанс - потому что, с другой стороны, под давлением (или под предлогом) террористических угроз сами же правительства и их спецслужбы дискредитируют приватность. Не они ли боролись (и продолжают бороться) с анонимайзерами, шифрованием трафика, криптоалгоритмами и их создателями? Не они ли тратят деньги налогоплательщиков на то, чтобы за ними следить? Родители, конечно, выкладывая фото детишек перед толпой незнакомых людей, воспитывают в подрастающем поколении пренебрежение к приватности. Но немалый вклад в дискредитацию идеи приватности вложил и сами государства, регулярно "влипающие" в скандалы с прослушками, перлюстрациями, взломами почтовых ящиков и аккаунтов и т.п.

Власти всегда очень хочется знать про каждого своего гражданина все. Но когда "прозрачность" каждого пользователя Сети оказывается, наконец, полной, и о нем не только власть, но и любой желающий может узнать все - власти хватаются за головы и грозят наказывать за откровенность тюремным сроком.

Их можно понять. Правительства и спецслежбы хотят знать чужие тайны. А при том уровне "прозрачности", который мы уже наблюдаем в соцсетях, само слово "тайна" можно смело выбрасывать на свалку истории. Какие тайны в эпоху соцсетей?

Впрочем, все эти соображения - на полях проблемы. На основной вопрос бытия в Сети они не дают ответов. Выкладывать фото детей в соцсеть или не стоит? Учить их жить в "прозрачном мире" или всеми силами постараться избежать "прозрачности", не дать приватности почить в бозе? "Показывать", как это делает Анджелина Джоли, или прятать, как какой-нибудь "глупый пи'нгвин"?

Ответ на этот вопрос, вполне возможно, находится вовсе не в Сети и Сети не касается. Он касается культуры родителей, уверенных в том, что дети - их собственность и распоряжаться их телом - неотъемлемое родительское право. И, к сожалению, ювенальная юстиция, блюдущая право ребенка, не дает адекватного ответа на проблему. Оговорка о "согласии ребенка", которое родители обязательно должны получить перед тем, как выставить его фото в соцсетях, выглядит почти смешно. Как фиксируется это "согласие"? Как его даст младенец? Как согласие, данное трехлетним ребенком, гарантирует его от проблем из-за этого фото десять лет спустя? Стыдливая ремарка "без согласия ребенка" - не более чем фигура речи, которая ни коим образом не разрешает проблему. Проблему, которая существовала до соцсетей, существует помимо соцсетей - в головах у родителей, тянущих своих малолеток на подиумы, в рекламную индустрию, на сцену, где полуобнаженная семилетка с килограммом макияжа на лице изображает недетские страсти. Стремление протолкнуть ребенка под свет софитов, вспышки фотоаппаратов и объективы камер - в "красивую жизнь", где деньги или хотя бы популярность - у части родителей были всегда. Просто в эпоху веб 2.0 она стала не просто доступной массам, но и чертовски заразной.

Единственное - хоть и сомнительное - утешение нынешним родителям можно поискать в том, что проблема эта решится нашими детьми когда-нибудь в будущем. И решится без нас. Они, присутствующие в публичном пространстве с рождения и остающиеся в нем даже после смерти, сумеют расставить новые вешки в своем мире - получше, чем это сумели бы сделать для них мы. Все, на что мы можем надеяться, - что эта революция обойдется без массовых жертв.