Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

До предела далеко. Почему украинцам не жалко 30 млрд грн на смартфоны

Среда, 13 Марта 2019, 11:00
Смартфон, подключенный к интернету, способен удовлетворить все базовые социальные потребности человека. Именно это делает его товаром для бедных, ставит в один ряд с гамбургером, кока-колой, сигаретами

Фото: canalciencia.us.es

За прошлый год в Украине было куплено 5,4 млн смартфонов – это примерно по 15 тыс. каждый день. Кнопочных телефонов купили значительно меньше, чем смартфонов, – 1,5 млн. Затраты украинцев на покупку телефонов составили 30 млрд грн. Об этом сообщили в компании MOYO, проанализировав покупки украинцев на основе данных панельного исследования Point of Sales Tracking GfK Ukraine.

Количество покупок смартфонов год от года растет, и разрыв с кнопочными телефонами увеличивается. Украинцам все меньше нужен "просто телефон". Им нужна мобильная станция, в которой – вся их жизнь.

Рискну предположить, что абсолютное большинство этих смартфонов куплено не для работы. Даже те, кто говорит и думает, что покупает смартфон для работы, хотя бы немного лукавят. Есть, конечно, профессии и типы работ, которые можно полностью перенести в смартфон. Но чаще в смартфон переносят не работу – туда переносят жизнь. Покупка смартфона – это даже не мода. Это было бы слишком просто, если бы это была только мода. Смартфон – это наше все. Без иносказаний. В этой маленькой стильной штуковине – все, что вам нужно в жизни. От кошелька до флирта. Поэтому смартфон – это товар первой необходимости. И его нет смысла ставить в один ряд с кнопочными телефонами или даже телевизорами. Продажи смартфонов следует сравнивать с продажами прокладок или моющих средств. А лучше – сигарет. Потому что прокладку или средство можно заменить – марлей или содой. А вот смартфон – как и сигарету – ничем не заменишь.

Даже не знаю, с чего это началось. С "Вайбера", который пришлось поставить ради родительских школьных групп? С календаря, который сам позвонит и напомнит о визите к дантисту, – о котором уже три раза забыл? С приступа топографического кретинизма, когда спасла только гугловская карта, а то так и плутала бы по перестроенному до неузнаваемости району? С возможности сфотографировать, а не переписывать от руки номер телефона газконторы, инструкцию к счетчику, домашнее задание, написанное на доске? А еще котика, песика, дочку на горке, милые каракули сына? А еще узнать расписание пригородных автобусов, сравнить цену на вот эту вот сумочку в других магазинах, и что коллеги пишут по этому вот поводу, а что там вообще в трендах в мировой прессе? И — все время на связи, конечно. Не "на проводе" - на днях битый час объясняла детям, что означала эта фраза – а именно: "на связи". По любому каналу – от старосветского телефонного разговора до обмена линками в Pinterest и задачами на Trello.

"Быть на связи" - тренд современности. По сути, это и означает "быть". Поэтому смартфон – товар первой необходимости. Его и покупают как такой товар – в первую очередь, как только возникает хоть малейшая возможность. Это же такая малость – позволить себе быть. И даже благодаря гибкой системе кредитования, быть с некоторым шиком. Чтобы не сказать –с понтами.

В приведенной выше статистике можно найти позитив. Раз так активно выбрасывают деньги "на цацки", значит, не такое уж оно и обнищание, как рассказывают с экранов, френд-лент и в пригородных маршрутках. Конечно, не такое уж. Когда обнищание, в маршрутках не ездят – пешком ходят. Но вряд ли статистика продаж смартфонов может стать твердым аргументом против бедности.

Потому что смартфоны покупают бедные. Именно они испытывают в них самую большую потребность. Да и сами смартфоны – товар именно для бедных. Не только и не просто для тех, у кого денег чаще нет, чем есть. Но для тех, кто их никогда не заработает достаточно, чтобы стать богатым. Маркетинг на рынке смартфонов направлен именно на бедных – и на то, чтобы бедные оставались бедными.

Бедные люди покупают смартфоны как вещь первой необходимости. Это первая покупка, которую они делают, когда у них – вдруг – заводится немножко денег. Мои соседи – пара с тремя детьми, живущие в хате, подбитой ветром, после первой поездки в Польшу на заработки купили детям одежку для школы, канцтовары, портфели и по китайскому смартфону. После следующей поездки смартфоны снова были куплены. Уже подороже. А с теми дешевыми, которые уже не работали, играли во дворе собаки. Другая моя знакомая – городская девочка без образования и определенного вида деятельности – покупает только айфоны. В кредит, само собой. Прошлый айфон у нее стащили в метро всего за месяц до погашения кредита. Что было делать? Она купила новый айфон – снова в кредит. Если вы родитель подростка, то и вам, вероятно, знакомы внутренние метания на тему: не купить ли айфон. В кредит, разумеется. Не для себя – вам-то зачем эти понты? – для ребенка. У всех подружек айфоны – ваша девочка не должна чувствовать себя хуже других.

Вообще, дети – это просто кладезь. Они теряют смартфоны, роняют, убивают аккумуляторы. Или они им просто надоедают и хочется новенький. Другого цвета да помощнее. Накладно, конечно, зато вы всегда знаете, что можно подарить на день рождения. Почему бы нет? Мы уже твердо знаем, что они – другие, не такие, как мы, миллениалы, этакие киборги, которые срослись со своим гаджетом, с искусственным интеллектом, и весь мир – в том числе других людей и даже вас, вероятно, - воспринимают только через интерфейс соцсети или мессенджера.

А что? Если для нас быть на связи становится жизненно важно, то для них не быть на связи – это не быть нигде. Просто не быть.

Это означает, например, что никак иначе быть они не умеют. И не научатся. Потому что – зачем? Есть смартфон. А в нем – все основные стимуляторы дофамина с серотонином. "Им даже секса не нужно!" - раскрывают страшную тайну миллениалов ученые.

Не только секса. Точно так же им не нужно много чего другого. Собственности. Денег. Амбициозных целей. Смартфон, подключенный к интернету, способен удовлетворить все базовые социальные потребности человека. Именно это делает его товаром для бедных, ставит в один ряд с гамбургером, кока-колой, сигаретами. Ставка – на массовость товара и привыкание, которое он вызывает. Вы будете "включаться" снова и снова, вы будете покупать при первой же удобной возможности. Доступные кредиты на покупку смартфона и повсеместный (почти) доступ к интернету делает эту индустрию схожей с "Макдональдсом" – таким же доступным, таким же вездесущим, предсказуемым и неотразимым для всех, кто однажды подсел.

Отсутствие выдающихся потребностей, они же амбиции, в основном перенесенных в виртуал и там же хотя бы отчасти удовлетворенных, – залог того, что бедные будут оставаться бедными. И будут охотно платить богатым за возможность быть на связи. То есть просто быть.

Смартфон – исключительно предложение на рынке ширпотреба. Из-за его тотальности и из-за специфики предложения. Много разных товаров претендовали на то, что они – это и есть вы. Но все это было красивым иносказанием – и в случае с одеждой и аксессуарами, и в случае с автомобилями, и в любых других случаях. Любая индустрия товаров массового потребления стремилась сформировать у покупателя привычку к товару и зависимость от него. Но в полной мере это удалось пока немногим товарам. Среди которых смартфон – самый интересный случай, потому что он поглощает клиента и становится для него частью его собственного организма.

Зависимость от этого товара становится настолько многогранной, что ее вполне можно считать тотальной. Первое и главное, что интересует вас по приезде на новое место, – есть ли здесь вай-фай и как к нему подключиться. И только после этого вы подходите к окну, чтобы оценить, насколько хороши виды. И если они хороши, вы поворачиваетесь к ним спиной. И делаете селфи.

 

Больше новостей об общественных событиях и социальных проблемах Украины читайте в рубрике Общество