Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Домашняя дьявольщина. Кого благодарить за вилку

Суббота, 16 Сентября 2017, 12:00
Трудно поверить, но едва ли не самый популярный из столовых приборов прорвался в наш быт с большим трудом

За самыми привычными и банальными вещами порой скрывается такая историческая драма или детектив, что просто дух захватывает. Взять, например, вилку. Казалось бы, что может быть обыкновеннее? Между тем каких-то три века назад она была настоящей диковиной. Даже знаменитый царь-реформатор Петр I к застолью в доме любого из своих высокопоставленных подданных предпочитал являться с собственной вилкой. Слишком уж велик был риск, что хозяева не смогут предоставить государю этот столовый прибор даже под угрозой монаршего гнева.

Сегодня же с вилкой не знаком разве что новорожденный, а за право считаться ее родиной соперничают несколько стран. Так, например, одни источники утверждают, что привычкой есть вилками мы обязаны Древнему Египту, другие - что Греции, третьи "ставят" на римлян. Впрочем, если опираться исключительно на данные археологов, то на сегодняшний день древнейшими следует признать костяные вилки, обнаруженные в Китае. Бесценная находка сделана в верховьях реки Хуанхэ в захоронениях культуры Цицзя (2400-1900 годы до н.э.) - переходной между неолитом и бронзой.

Много раз рожденная

Невзирая на более чем почтенный возраст китайских вилок, исследователи, называющие изобретателями "зубастого" столового прибора жителей древних Греции, Рима и т.д., вовсе не так уж неправы. Ведь в античные времена культурный обмен между далекими землями был в изрядной степени затруднен. Таким образом, можно почти наверняка утверждать, что представленная в Неаполитанском национальном музее вилка, найденная в одном из захоронений при раскопках античного города Пестум (возраст более 2500 лет), имеет скорее греческие, чем китайские корни.

Одним из распространеннейших столовых приборов Древней Греции были ложки специфической формы с двумя рабочими концами. Их рукоять с одной стороны оканчивалась круглым черпалом, а с другой - шилообразным острием. Последний активно использовался для накалывания и удержания кусков пищи, а также разделывания ракообразных, моллюсков, мозговых костей и т.д. То есть фактически выполнял многие функции вилки. 

Этот застольный инструмент оказался столь удачным, что был унаследован вначале римлянами, а затем и скифами. Именно раздвоение его острого конца, как полагают исследователи, стало естественным шагом в эволюции вилок. Ну а разделение универсальной ложко-вилки на два независимых прибора дало толчок к разнообразным экспериментам с их формой.

Двузубые вилки в качестве индивидуального столового прибора впервые получили распространение в Византии - государстве, образовавшемся после смерти последнего правителя Римской империи Феодосия I (346-395) и просуществовавшем до 1453 г.

В записях посмертно возведенного в ранг святых кардинала Петра Дамиани (1007-1072) есть сообщение о том, как с данным инструментом управлялась дочь византийского императора Романа III Аргира. Вошедшая в 1004 г. в семью венецианского дожа, Мария "... пальцами к еде не прикасалась, а заставляла евнухов нарезать ее на маленькие кусочки. Она подцепляла их специальным золотым инструментом с двумя зубцами и клала их в рот". Кстати, будущему святому подобные манеры активно не понравились.

Ну а "крестной мамой" современного облика вилки называют другую высокородную византийку - Марию Иверскую. Говорят, в 1072 г. в императорском дворце Константинополя участники публичного застолья впервые увидели в ее руках специально изготовленную золотую вилку с непривычным числом зубцов, дизайн которой принцесса придумала сама.

От ненависти до любви

Хотя историки утверждают, что в том же XI в. обновленная вилка попала в Италию, сколь-нибудь заметное распространение она получила только в XIV в. Тогда же "зубастый" столовый прибор впервые появился во Франции. В 1379 г. новинку опробовали за столом короля Карла V по прозвищу Мудрый (1338-1380). Это, безусловно, повлияло на придворную моду. Но для того, чтобы стать действительно необходимым атрибутом хотя бы в среде купечества и знати, пришелице понадобилось еще три столетия. А вот испанцы довольно быстро оценили ее преимущества и пользу в быту. Так, на борту печально знаменитого парусника "Ла Жирона", затонувшего у берегов Ирландии в 1588 г., уже присутствовал широкий ассортимент вилок.

Несравненно медленнее вилки осваивались в Англии, куда в 1608 г. их из Италии впервые привез путешественник и писатель Томас Кориат. В 1611-м, когда свет увидела первая книга его воспоминаний, название невиданного столового прибора впервые прозвучало на английском: furcula. Однако сограждане оценили идею его применения весьма скептически: "Зачем, если сам Господь дал нам руки?".

Не смолчала и католическая церковь. Поскольку в незнакомом орудии едока был прочтен намек не то на трезубец Нептуна, не то на вилы дьявола, в пользовании им было заподозрено не что иное, как оскорбление веры. Этот постулат немедленно был донесен церковниками до паствы, и Кориат получил прозвище Furcifer, что одновременно означало и "вилоносец" (от сочетания латинских слов furca - "вилы, вилка" и fero - "несу"), и "негодяй, мошенник". И вообще было созвучно с именем Люцифер, неприятным для каждого христианина. Не отсюда ли берут начало истоки устойчивых суеверий, предрекающих при падении вилки несчастье, а при дарении - ссору?

Общее сопротивление внедрению вилок было так сильно, что массовое их производство наряду с другими столовыми приборами было налажено в стране только в 1860 г. Тогда же британцы сполна оценили и общий вклад Кориата в культурное развитие туманного Альбиона. Более того: на его опыт первого англичанина, совершившего гранд-тур по Европе, стали опираться при воспитании мальчиков из высшего сословия.

Окончательную же форму вилке придали в Германии. Именно немецкие знатоки эргономики XVIII в. придумали делать ее рабочую часть не плоской, а изогнутой. Тогда же было решено, что максимальное удобство пользователю предоставляет столовый прибор о четырех зубцах. Таким образом самый привычный для нас вид вилка сохраняет вот уже третье столетие.

Чужая среди своих

На территорию бывшей Киевской Руси первые вилки попали в XIV в. Во всяком случае, именно серединой этого столетия датируется столовый прибор, обнаруженный в ходе археологических раскопках Великого Новгорода.

Тем не менее особой, впервые доставившей вилку на русские земли, считают польскую дворянку Марину Мнишек (предположительно 1588-1615). На свадебном пиру после венчания с Лжедмитрием I в 1606 г. она шокировала этим предметом всех присутствующих в Грановитой палате Кремля. Но, поскольку успешная карьера первой из коронованных русских цариц продлилась всего неделю, заразиться идеей применения незнакомого столового прибора никто не успел.

Следующим главой государства, оценившим достоинства вилки, стал Алексей Тишайший (1629-1676). При нем диковинный инструмент вместе с ножом также стали подавать на дворцовых обедах почетным гостям. Отцовская симпатия к вилке передалась и Петру I (1672-1725). "У прибора его клались всегда деревянная ложка, приправленная слоновой костью, ножик и вилка с зелеными костными черенками, и дежурному денщику вменялось в обязанность носить их с собою и класть перед царем, если даже ему случалось обедать в гостях", - такое сообщение о привычках монарха дает издание "Русская старина" за 1824 г.

Кроме того, царь инициировал создание "для отроков младых" руководства о правилах хорошего тона и поведения в обществе, включая манеры за столом. Увидевший свет в 1717 г., этот литературно-педагогический памятник под названием "Юности честное зерцало" быстро стал популярным справочником по этикету и многократно переиздавался вплоть до конца XIХ в.

Однако, невзирая на положительный пример "в верхах", полезные навыки владения вилкой прививались в стране крайне медленно. Даже состоятельное купечество и знать долго считали новый столовый прибор странным излишеством. Впрочем, в некоторых случаях именно это стимулировало к его использованию: столь редкий застольный аксессуар служил явным показателем высокого статуса своего владельца. Но все же вода камень точит: к ХIХ в. еда с помощью вилки, наконец, перестала вызывать изумление окружающих.

Хотя и любви широких народных масс тоже не снискала. Согласно записям знаменитого этнографа и собирателя фольклора Владимира Даля (1801-1872) самое распространенное суждение о новом орудии едока воплотилось в поговорке "Вилкой, что удой, а ложкой, что неводом". Скорее всего, это объясняется тем, что классическое повседневное меню большинства населения тогдашней империи включало те или иные варианты похлебок, есть которые вилкой было действительно неудобно. Да и не менее традиционной каши в привычную ложку помещалось больше.

Ножа не бойся - бойся вилки

Фактически, только изменение пищевых привычек "нашего человека" в ХХ в. сделало вилку незаменимым столовым прибором в каждом доме. Более того - в рейтинге наиболее часто используемых за столом инструментов она даже потеснила ложку.

Хотя и тут не обошлось без курьезов. Полюбив, наконец, вилку, многие наши сограждане решили озаботиться изучением соответствующего этикета. И местами даже преуспели в его освоении, свысока поглядывая на тех, кто путал прибор для разделки крабов с аналогом для расправы над моллюсками. 

К счастью, этот "перегиб на местах" тоже оказался преходящим явлением: в современном мире правила застолья изрядно демократизировались. Сегодня уже никого не шокирует, что к подавляющему большинству блюд подаются стандартные вилки. Скорее общество занимает иной вопрос: можно ли им придать еще более удобную форму. Удастся это или нет, покажет время.

Больше новостей об общественных событиях и социальных проблемах Украины читайте в рубрике Общество