Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Футбол на дне. Как мы к этому пришли
Пятница, 19 Мая 2017, 18:00
Данным материалом ДС открывает цикл публикаций о проблемах украинского футбола и как нам, украинцам, следует его спасать

Три года назад украинский футбол вступил в полосу затяжного кризиса. Настолько затяжного, что правильнее будет говорить уже не о снижении уровня, а о стремительном падении на самое дно. Где-то с середины 1990-х, после бурного и кошмарного начала того десятилетия, украинский профессиональный футбол (говорим прежде всего о топ-дивизионе, тогда — Высшей, теперь — Премьер-лиге) избрал вполне определенный путь развития. Путь этот заключался в формуле, гениально определенной одним из главных журналистов той эпохи, главным редактором журнала "Футбол" Артемом Франковым, — "подсадить еще одного олигарха на футбол". Бизнесмены различного калибра и состояния разными путями входили в футбол, покупали/отжимали клубы и начинали вбрасывать в них деньги. Олигархический футбол в 2000-х демонстрировал определенный рост — количества зрителей на трибунах и легионеров в составах команд. Разумеется, этот рост был целиком и полностью искусственным — клубы практически не зарабатывали себе на жизнь, отдав предпочтение существованию на так называемые "инвестиции" собственников. Тогда же сформировался миф о том, что отечественный профессиональный футбол практически не отличается от европейского, а успехи "Шахтера", "Динамо" и "Металлиста" в Еврокубках на рубеже "жирных" 2000-х и 2010-х вплоть до победы донецкого клуба в Кубке УЕФА этот миф закрепили и практически заместили им реальность.

Но после Революции достоинства и начала российско-украинской войны ситуация в стране — и футболе — изменилась. Экономика Украины оказалась в критической ситуации, и это не могло не ударить по карманам футбольных олигархов. А когда экономическая ситуация начала выравниваться, оказалось, что время олигархов в Украине подходит к концу. И это также сказалось на финансовом благосостоянии футбольных клубов.

Деньги начали убегать из футбола. Убегать настолько быстро, что в определенный период клубы умирали просто-таки пачками. В каждом конкретном случае были свои нюансы (как, например, в случае с "Металлистом", хозяин которого Сергей Курченко ударился в бега), но в целом все укладывалось в ожидаемую картину. Клубы, которые за 20 лет независимого футбола так и не научились — многие и не хотели учиться — зарабатывать деньги, начали исчезать с футбольной карты страны.

Итак, за три постмайданных года украинский профессиональный футбол потерял 20 клубов, из которых попытались возродиться всего лишь шесть: "Авангард", "Мир", "Металлург" (Запорожье), "Таврия", "Металлист-1925", "Нива" (Тернополь), но уровень у них совсем не тот, что у их предшественников. Те же, кто удержался на плаву, ведут довольно скромное существование.

Прогнозировано упал и один из главных показателей — количество зрителей на трибунах. Если перед Евромайданом средняя посещаемость матчей украинской Премьер-лиги была в 1,5 раза выше показателя соседней польской Экстраклясы, то сейчас чемпионаты в этом компоненте поменялись местами. Причина очевидна. С середины 1970-х в тогда еще советской Высшей лиге отчетливо проявилась тенденция глоризации футбольного болельщика (глорихантеры, от английского словосочетания glory hunters, которое переводится как "охотники за трофеями", "охотники за славой", — категория болельщиков, которые поддерживают наиболее успешные и преуспевающие футбольные коллективы). Люди перестали ходить на футбол как самодостаточное явление, трибуны заполнялись только в периоды серьезных успехов. Все это, с поправкой на новые капиталистические реалии, продолжилось и в независимые времена. Рекордная зрительская статистика первой половины 2010-х была обусловлена рядом факторов — новые стадионы, увеличение количества качественных легионеров, успех клубов в Европе.

Как только "тучные" годы сменились голодными, болельщик моментально ушел с трибун. Клубы не озаботились приучением и приручением болельщика к футболу, например, через институт членства и спонсорства. Только после падения в последние годы несколько клубов низших лиг начали внедрять этот давно апробированный в Европе формат, но в большинстве случаев это оказалось либо формальностью, либо вообще профанацией. В то же время в Польше клубы и, что немаловажно, лига в целом планомерно работали над развитием профессионального футбола. И когда на краю пропасти оказалась краковская "Висла" — один из ведущих клубов страны, спасителями выступили как раз болельщики. Посещаемость матчей "Вислы" не только не упала, но даже немного увеличилась — покупая билеты, болельщики вносили свою финансовую лепту в существование клуба. В то же самое время в Украине после похожего падения "Днепра" количество зрителей на трибунах "Днепр-Арены" уменьшилось в разы — с почти 17 тыс. в последнем довоенном чемпионате до 4,3 тыс. в нынешнем сезоне.

Внесли свою лепту война, падение курса национальной валюты и благосостояния в целом. Все это привело к тому, что интерес к футболу снизился до рекордного минимума. В Премьер-лиге играют 12 команд, чего никогда раньше не было, посещаемость матчей год за годом бьет антирекорды.

Премьер-лига, которая должна заниматься развитием в том числе и финансовой самостоятельности клубов, фактически самоустранилась, отдавая предпочтение либо традиционной закулисной кадровой борьбе, либо работе на одного из грандов, вплоть до обеспечения удобного формата календаря. Снижение количества клубов в Премьер-лиге до 12 объясняется тем, что в стране якобы не хватает клубов, которые прошли бы аттестацию на участие в турнире. Но при этом забывается, что аттестационные нормы были сформированы в "тучные" годы, когда футбол искусственным образом, через вливание ничем, кроме прихоти владельцем, не мотивированных денег поднялся до определенного уровня. Теперь об этом уровне остается только мечтать, но подкорректировать нормы, чтобы они соответствовали реальному положению дел, желания, очевидно, нет.

В результате количество легионеров в клубах Премьер-лиги стремится к нулю, ряд клубов живет от транша к траншу, с трудом проходя аттестацию.

На некоторые вопиющие ситуации, как с каменской "Сталью", которая до сих пор не отремонтировала клубный стадион и играет в Днепре, что не разрешено регламентом, просто закрываются глаза. Болельщики не ходят на матчи даже в городах, которые не видели большой футбол много лет. Но никаких кардинальных мер по спасению профессионального футбола не предпринимается ни на всеукраинском, ни на региональном уровнях. Фактически в Премьер-лиге остались два клуба, которые еще сохраняют видимость стабильности и успешности, — "Динамо" и "Шахтер".

Но Премьер-лига — вершина айсберга. В низших дивизионах, так называемой "трясине", ситуация еще хуже. Клубов, которые могут из Первой лиги ПФЛ подняться в УПЛ, пройдя аттестацию, можно сосчитать на пальцах одной руки. Вторую лигу каждый год формируют фактически заново, подгоняя формат под то количество клубов, которое удастся собрать. А уровень зарплат (от 2 до 120 тыс. грн в Первой и Второй лигах), количество зрителей на трибунах, да и качество этих самых трибун говорят о полной катастрофе отечественного футбола.

Больше новостей об общественных событиях и социальных проблемах Украины читайте в рубрике Общество