Общество

Можно ли культуру измерять в цифрах

Госстат опубликовал статистические данные об институциях культурной отрасли за 25 лет. Если им верить, с культурой у нас все не так уж плохо

Фото: news.tut.by

Юбилеи всегда оказываются поводом что-нибудь подсчитать и измерить. И хорошо, когда речь идет о чем-то, что посчитать в принципе просто. А если мы пытаемся померить свои достижения в сфере нематериального? На сколько, например, процентов поднялся уровень нашей культуры? Смейтесь-смейтесь, я своими глазами видела однажды указ, приписывающий облгосадминистрации "повысить уровень культуры региона на 23%". Именно на 23. И ни процентом больше.

Впрочем, в области духа все же можно кое-что посчитать. Так, Государственная служба статистики опубликовала статистические данные об институциях культурной отрасли с 1990 по 2015 годы. На первый взгляд динамика культурной сферы в зеркале статистики выглядит совсем не так удручающе, как принято думать - сеть "учреждений культуры" если и пострадала, то только не статистически. Количество театров и концертных организаций, например, почти не пострадало. В 1990 году в Украине было 125 театров и 44 концертные организации. В год 25-летия независимости мы вошли с 113 театрами и 73 концертными организациями. Причем театральная статистика очень чутко отреагировала на начало войны - в 2013 у нас было 130 театров, а уже в 2014 - только 113. Такая же динамика - у концертных организаций, давших очень заметный рост в эпоху независимости.

Впрочем, у театрально-концертной статистики есть одна интересная особенность. На фоне роста или хотя бы стабильного показателя количества институций, мы наблюдаем просто колоссальное падение зрительского интереса. Если у 125 украинских театров в 1990-м было 17,6 млн. зрителей, то у 140 театров в 2010-м зрителей осталось всего 6,6 млн. А в последние два военных года их и вовсе стало 5,5 млн. Кстати, отрезвляющая информация для всех, кого нервно воспринимает "пир во время чумы" - тех, кто развлекается в военное время. Украинцы на самом деле очень сильно сократили долю "культурных развлечений" в своей жизни. Можно сказать - к сожалению. Потому что отказ от "культурных развлечений" вряд ли улучшит наше состояние духа. А вот состояние отечественной культуры - наверняка ухудшит.

Интересная статистика - у музеев. Общая динамика не слишком отличается от театрально-концертной сферы - такой же буйный рост на старте, выход на высокие рубежи в 2010-х и резкое сокращение последние два года. В эпоху Независимости мы вошли с 214 музеями, наибольшего количества достигли в 2013-м, когда их стало 608, а к 25-летию Независимости мы подошли с 564 музеями. Иная картина - со статистикой посещений. После достижения условного "дна" в середине 90-х, посещаемость музеев начала расти - в отличие от театров и концертов, которые с этого "дна" так толком и не "всплыли". Украинцы слегка потеряли интерес к музеям - как и ко всему прочему - только последние два года.

Предпочтение музеям перед другими "культпоходами" - интересное явление. Можно было бы списать это на "интерес к собственному прошлому", как это обычно делается. Но доля сугубо исторических музеев не так велика, чтобы сильно повлиять на статистику. Скорее дело в том, что именно музейная область в Украине развивалась весьма динамично и в то же время - демократично. Музейщики очень остро почувствовали, что теряют публику и принялись за эксперименты, призванные демократизировать музеи, превратить их открытое пространство живого общения с публикой. В то же время большинству музеев удалось удержать "в рамках приличия" цены.

Интрига просматривается и в книжной области. С одной стороны, количество книг (наименований) выросло в разы - мы поднялись от 7 тыс. в 1990-м до 26,3 тыс. в 2013-м, после чего слегка "съехали" до 20 тыс. в годы войны. С другой стороны, общее количество книг при этом сократилось также в разы. 7 тыс. наименований в 1990-м вылились в 170 млн. книг, зато 26,3 тыс. в "пиковом" 2013-м - всего в 70 млн. экземпляров. А в 2015-м на рынок вышло всего 36 млн. книжек. Издатели обычно оправдывают мизерные тиражи проблемой дистрибуции. Какой смысл выпускать много книг одного наименования, если книжных магазинов мало, и все они сосредоточены в нескольких городах? Фактически, на читателей этих городов, и рассчитывает издатель. В то же время ради увеличения дохода он старается как можно полнее использовать этот маленький рыночек - для чего выпускает множество разнообразных продуктов на любой вкус. Книги, впрочем, в результате получаются дорогими.

Информация о состоянии библиотек, наверное, самая грустная таблица. Мы вошли в эпоху Независимости с 25,6 тыс. библиотек, хранивших 419 млн. экземпляров. 25-летие этой славной даты мы отмечаем с 17,3 тыс. библиотек с 266 млн. экземпляров. Все 25 лет независимости мы их теряли. Никакого "дна", никаких заметных "всплесков" не наблюдалось даже в самые "тучные" годы. Разве что уже привычный "провал" - годы войны, отмеченный довольно резким сокращением и количества библиотек, и размеров фондов.

В этом не стоит сразу и без обиняков усматривать "зраду". Произошло не только отмирание части сети, несколько раздутой в СССР. Частично это следствие реорганизации, в результате которой за счет экономии на "малых" библиотеках некоторые из библиотек удалось превратить в современные библиотечно-информационные центры с неплохой наполняемостью фондов.

И это, наверное, главный комментарий к заметному сокращению культурно-институациональной сети в первую четверть века Независимости - количество не обязательно гарантирует качество.

Это в равной мере касается резкого уменьшения количества клубов, и сумасшедшего роста часов телевещания. К сожалению, статистика ничего не скажет нам о массе трудноизмеримых "культурных показателей". Количество сельских клубов (сильно сократившееся) вряд ли как-то коррелирует с культурной жизнью села. Равно как резкое сокращение количества кинотеатров совсем-совсем не отражает падения интереса к "самому важному из искусств". Но это все же может сказать нам кое-что о том, что развитие культурных индустрий все еще остается у нас в планах. На ближайшую четверть века Независимости.