Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

One Web против Илона Маска. Кто застолбит за собой "космический интернет"

Суббота, 9 Марта 2019, 18:00
Вопрос о богатстве и бедности в наш информационный век — это вопрос о наличии или отсутствии доступа к интернету

Доступ — главное слово современности. Тот, кто контролирует доступ к информации, контролирует мир. Стоит ли удивляться, что над миром одно за другим всходят, или хотя бы обещают взойти, созвездия, которые обеспечат нас доступом, причем всех и даром (ну, почти даром). Созвездия спутников обещают в ближайшие годы так тесно окружить Землю и оплести ее плотной паутиной интернета, что в ближнем космосе станет не протолкнуться.

Частная инициатива давно держит космос под прицелом и постепенно осваивает этот "новый континент". Илон Маск, конечно, самая крупная звезда со своей программой колонизации Марса. Но и другие не отстают. Большинство, впрочем, держит в поле зрения Землю, а не иные миры. Оно и понятно: Голубая планета — пока что единственный кошелек во Вселенной. Космос не столько источник дохода, сколько механизм выкачать еще немного денег из землян.

Стартапы рвутся в небо. И даже несколько выше. Несколько дней назад над миром засияли шесть новых звездочек — спутники программы One Web. Она имеет все шансы стать первой глобальной монополией, обеспечивающей мир доступом к спутниковому интернету.

За стартапом One Web — знакомые лица. В него вкладывают деньги Coca-Cola и Ричард Брэнсон. Основатель стартапа Грег Уайлер известен еще одним амбициозным проектом O3B (Other Three Billions), который был призван покрыть спутниковым интернетом те части мира, где иного доступа до сих пор не было. Новый проект — следующий этап интернетизации всей планеты. Он предполагает выведение на орбиту 2 тыс. спутников, которые будут плотно опутывать паутиной все население Земли.

Глобализация и транснациональные корпорации продолжают удивлять своей изобретательностью и предприимчивостью. Выход в космос — очередной гигантский шаг в их противостоянии с государствами, которые надоедают своим контролем, регуляциями, поборами, в общем, постоянными попытками "щемить бизнес". Пускай попробуют достать их в космосе.

Две тысячи спутников будут располагаться, судя по релизу, на довольно низких орбитах — наиболее выгодных в силу технических причин. Заявленное количество спутников заставляет специалистов озабоченно качать головами — такая плотность чревата столкновениями. Зато туда не смогут воткнуться конкуренты. Пока на Земле не слишком упорядочено распределение и контроль за орбитами — наподобие контроля за радиочастотами, — можно "забивать колышки" на любой из них.

Тем более что миссия One Web вполне благородна, она меняет мир к лучшему — дает равный доступ к интернету. Неважно, где вы находитесь — в Сиднее, на Таймыре, в пустыне Намиб или, например, в украинском селе, — у вас есть доступ, и он везде одинаково хорош. Это благородно, несомненно, поскольку вопрос о богатстве и бедности в наш информационный век — это вопрос о наличии или отсутствии доступа, а также о его качестве. Так вот, One Web предлагает реальное равенство по этому параметру.

Кроме того, One Web — великий демократизатор, потому что доступ действительно повсеместный. Его не остановит ни Великий Китайский Файрволл, ни Великий Российский Брендмауэр, ни любой другой — великий или малый — рубильник на входе в "национальную" сеть. Оптоволоконный кабель можно отключить или перерубить, но что делать со спутником? Тем более, с "созвездием спутников".

Можно, конечно, сбить — это уже практикуют. Можно издать жесткий запрет на ввоз и сборку, в том числе кустарную, приемного оборудования. Правда, в этом случае придется вводить тотальную слежку. С другой стороны, совсем необязательно сбивать, можно ведь просто договориться.

Договариваться можно не только и не столько с государствами и властями. А в первую очередь с коммерческими компаниями — рекламодателями и торговцами контентом. Принцип сетевого нейтралитета, лимитирующий деятельность наземных провайдеров, может не иметь никакой силы даже на невысокой орбите.

Манипуляции со скоростью передачи данных в зависимости от размера денежного взноса со стороны продавца контента — мечта земных провайдеров, за которую они борются из года в год, — может реализоваться во внеземном пространстве. Где следить за тем, чтобы конкуренция оставалась честной, пока что просто некому.

Информационный век показывает нам чем дальше, тем более занимательные сюжеты на темы тотальности. Пока мы постепенно приходим в себя от очарования технологическими монополиями образца Google, Amazon, Apple, Facebook, за поворотом ожидает новый, более крутой сюжет — речь пойдет уже не о контенте и не о "безграничном общении". Речь о куда более базовом уровне — доступе. Который нам уже сейчас нужен не меньше, чем пища, вода и воздух.

Удовлетворение базовых потребностей — золотая жила. Наземным провайдерам это прекрасно известно. Но на Земле слишком многое их ограничивает. На орбите все может оказаться значительно проще. По крайней мере, какое-то время.

Конечно, мы можем выбирать способ связи — там, где можем. Но выбирать могут не все и, как обычно в такой ситуации, богатые и бедные окажутся в разных условиях, так же как это оказывается сейчас, когда не у всех есть выбор: пользоваться бесплатными сервисами Гугла и ФБ, расплачиваясь за это "прозрачностью" или обращаться к платным сервисам, которые зарабатывают другими путями, не торгуя личной информацией клиента. С One Web может оказаться точно такая же ситуация: тот, кто сможет оплатить доступ через "защищенные" каналы и у кого в принципе есть в доступности такие каналы, тот окажется в более привилегированном положении, чем те, у кого либо нет других способов доступа, либо они для него дороги.

Космическая монополия — вот что вырисовывается в перспективе One Web. Монополия такого типа, с каким мы до сих пор дела не имели. Конечно, в данный момент на низком старте стоит еще несколько инициатив по тотальной интернетизации планеты посредством спутников. В частности, уже стартовала подобная программа Илона Маска — StarLink, в ходе которой на орбите будет размещено не менее 12 тыс. спутников. Первый спутник был запущен год назад и вполне успешно. Ожидается, что сеть заработает в ограниченном объеме в 2020 г.

Но, как показывает история наземного технологического бизнеса, монополизация огромных отраслей происходит довольно быстро даже при наличии на старте большего количества конкурентов.

Сложно сказать, что станет с бизнесом по предоставлению доступа на Земле. Он, скорее всего, несколько съежится. И наземные каналы станут нишевыми продуктами.

В массе своей потребитель выберет наиболее удобный и самый дешевый способ доступа, и им почти наверняка окажется One Web, доступный из любой точки мира, связывающий вас с любой точкой мира. Эту тенденцию мы имели возможность проверить на соцсетях и сервисах Google, Apple и Amazon. Но если из этих информационных монополий можно как-то вырваться, обойтись без них — хоть и не безболезненно и не то чтобы без потерь, то из Всемирной паутины в принципе выйти будет куда тяжелее. Если вообще возможно.

Тем не менее освоение космоса только так и возможно, после того как супердержавы умерили свою космическую прыть. Человеческая предприимчивость и готовность "смело идти туда, где не ступала нога человека", как правило, базируется вовсе не на желании осчастливить человечество, или "победить мировое зло", или даже просто нахлебаться допьяна адреналином. Тот, кто вкладывал деньги в экспедицию Колумба, думал о пряностях и золоте. Тот, кто участвовал в земельных гонках на американском Западе, думал о деньгах, которые он сделает на своем участке.

Тот, кто захватывает орбиты своими "созвездиями спутников", тоже делает это исключительно ради прибыли. Но при этом — хочет он того или нет — он толкает нас вверх.

Больше новостей об общественных событиях и социальных проблемах Украины читайте в рубрике Общество