Общество

Почему не у каждого политика есть своя звезда

Story о том, как коммунист Грач искал свою звезду

У всякого человека есть мечта. Большая или маленькая, приземленная или великая. Кто-то хочет выиграть в лотерею миллион, кто-то - на Эйфелеву башню посмотреть, а кто-то в мыслях рисует рекордные урожаи картошки на даче. Бывший председатель Верховного Совета АРК Крым и предводитель коммунистов полуострова Леонид Грач маялся мечтою возвышенной. Каждый вечер он наблюдал, как в небе родного Крыма зажигаются звезды. И каждый раз грезил о том, что одну из них назовут его именем. Леонида Ивановича не на шутку огорчала бестолковость астрономов. Во-первых, те стали открывать слишком мало новых звезд. Во-вторых, даже если они обнаруживали новые светила, им и в голову не приходило назвать их именем великого современника-коммуниста.

Одно время депутат даже повадился захаживать в Крымскую обсерваторию, пытался подружиться с учеными, докучал им дилетантскими вопросами и все норовил заглянуть одним глазом в телескоп в надежде отыскать безымянную звездочку, которой можно было бы присвоить свое имя. Но как назло каждое из видимых светил уже кто-то успел "застолбить" за собой. На небе переливались сонмы планет, названные в честь героев мифов и легенд, великих предков и известных современников и даже персонажей трагедий Шекспира. Особенно коммуниста раздражала крохотная планета Матильда, названная в честь жены вице-директора Парижской обсерватории. "Ну чем он, Леонид Иванович, хуже Матильды?" - задавался вопросом политик и не находил на него ответа.

Так шли дни и недели, а намеки коммуниста директору обсерватории, что, мол, пора бы зажечь на небосклоне светило под именем Грач, становились все более навязчивыми. Ну пусть его именем назовут хотя бы астероид или комету. В этом вопросе товарищ Грач готов был на любые компромиссы. Разве что деньги за переименование звезды платить не хотел, хотя знал, что в обсерватории существовала твердая "такса" - $10 тыс. В конце концов политик так надоел командиру звездочетов, что тот решился на хитрость. Полистав своды правил и международных конвенций, он нашел норму, запрещавшую называть звезды и планеты именами домашних животных.

Продемонстрировав коммунисту документ, директор обсерватории развел руками: увы, я бы рад назвать светило Грачом, да международные бюрократы не позволяют (о том, что название птицы к именам домашних животных отношения не имеет, ученый предпочел не упоминать). Огорченный политик был вынужден смириться с тем, что мечта его неосуществима, и отправился восвояси ни с чем. Говорят, что у дверей разных обсерваторий и поныне ошивается немало чиновников и политиков, мечтающих зажечь свою звезду. Вот только далеко не у каждого это получается. На всех светил не хватает, да и имена не у всех подходящие.