Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Под лифчиком. Женская грудь в руках ханжи и сектанта

Среда, 15 Февраля 2017, 11:00
Любимая феминистская максима "мое тело - мое дело" была и остается утопической

Фото: shutterstock.com

Социальные сети в очередной раз сотряслись грудным вскармливанием. На сей раз поводом стали фото моделей, кормящих грудью детишек в возрасте старше двух лет. Как ни странно, фото кормящих мам все еще вызывают у публики возражения - кто-то видит в этом акте эротизм, кто-то считает, что мамочки-модели "торгуют детьми", кто-то уверен, что это просто неприлично. Противоположный лагерь, впрочем, также весьма радикален. Здесь публика уверена, что нужно, очень нужно, чем больше, тем лучше. Потому что грудное вскармливание - единственно правильный путь матери. И то, что на фото именно великовозрастные груднички (три и даже четыре года) - прекрасная реклама образа жизни. Приводится также строчка из рекомендаций ВОЗ, что кормить грудью обязательно минимум до двух лет и по возможности на этом не останавливаться.

Не буду спорить с цитирующими рекомендации. Усомнюсь только в том, что рекомендации "до двух лет и старше" касаются развитых стран, а не стран третьего мира, в которых материнское молоко зачастую единственный источник необходимых витаминов и микроэлементов для юного организма. Манипуляция информацией (а частичное цитирование - это именно манипуляция) обычно указывает на то, что мы имеем дело с идеологией и пропагандой, а не с медицинским фактом.

Грудное вскармливание подозрительным образом превращается в идеологическое поле боя. Причем я даже не знаю, какой стороне отдать предпочтение, потому что обе то и дело срываются в неадекват. Будучи в целом сторонником грудного вскармливания (здорово, удобно, бесплатно и, когда приноровишься, весьма комфортно), я совершенно не согласна с методами, которыми эту идею продвигают в массы. Нет, я не о фото кормящих моделей и не о мамочках, кормящих детишек в общественных местах. И те и другие прекрасны, и те и другие - воплощенные ренессансные мадонны. Я, собственно, о пропаганде, которая выводит за границы нормального всех, кто "не с нами".

Пропаганда грудного вскармливания практикует нетерпимость в отношении тех женщин, которые по каким-либо причинам не смогли (или не захотели) кормить грудью.

Благородную и полезную по сути идею превращают в инструмент унижения и стигматизации. Точно так же, как общественное ханжество стигматизирует кормящих мам, исключая их из общественной жизни, вытесняя в приватную сферу, где им следует сидеть и кормить.

Все, что касается женского тела, на поверку оказывается вопросом либо экономическим, либо политическим, либо и тем и другим. Будь то ношение хиджаба, аборты или грудное вскармливание. Индустриализация заняла женщин в промышленном производстве, эмансипация выдвинула их на передний край политики, экономики и науки. Но это не изменило того факта, что тело женщины - вместилище ее бытия - ей не принадлежит.

С этим связаны проблемы мам - и обильно кормящих, и недостаточно кормящих и не кормящих вовсе. Казалось бы, как и сколько кормить - личное дело женщины. Ан нет. Ее не оставят один на один с младенцем, и даже присутствия папы недостаточно. За ней пристально следит заинтересованная в ее успехе популяция. Брошюры по грудному вскармливанию отчасти предупреждают об интересах общества: дети, не получившие достаточно материнского молока, могут иметь проблемы со здоровьем, что в конечном итоге наносит экономический ущерб стране. Но это лишь малая часть правды. Пристальное внимание общества к вашему лифчику и женскому телу в целом имеет куда более глубокие корни - и политические, и экономические, и социальные. И оттого любой репродуктивный вопрос из медицинской области очень быстро перемещается в область идеологическую. Превращается в пропаганду. Ну а там и до холиваров рукой подать.

Любимая феминистская максима "мое тело - мое дело" была и остается утопической.

Патриархальная модель не предполагала необходимости скрывать утилитарное отношение к женскому телу - оно должно преумножать семью, приводя на свет как можно больше здорового потомства. Это главная задача, основная работа и вообще "поле боя" женщины. Ее принадлежность дому, статус "берегини", функция поддержания очага связана именно с тем, что она заботится о потомстве в тот период жизни, когда потомство без этой заботы обойтись не может. Индустриальная модель внесла в жизнь женщины некоторое разнообразие, поскольку бурно развивающаяся промышленность требовала побольше рабочих рук. Принято говорить о том, что индустриализация похоронила патриархальную семью. Но роли женщины это почти не коснулось. Да, она вышла из дома, покинула очаг, встала к станку, но это означало только то, что у нее появилась дополнительная занятость. Роль патриарха заняло государство, требовавшее приумножения популяции и контролировавшее женское тело посредством медицинского обеспечения и репродуктивных законов.

Впрочем, в индустриальном обществе и репродуктивную функцию постарались индустриализировать. Кто не застал советские детские комбинаты, куда детишек брали с полугода-года, я не виновата. Еще в конце 60-х в СССР женщины о долгих декретах (и долгом кормлении грудью) могли только мечтать. Моя мама, например, должна была старшего отдать в детсад в полгода (спасла бабушка), младшую - в год (бабушка, спасибо, ты и меня прикрыла). Работали молочные кухни, советский пищепром выпускал молочные смеси - в общем, индустрия не спала.

Но если верить специалистам, с тех пор мир многое пережил и уже некоторое время находится в постиндустриальном периоде. Для которого характерны обратные процессы: конвейеры становятся роботизированными, быт тоже, а освобожденные от изнурительной работы люди не знают, что делать с освободившимся временем и силами.

Почему бы не занять хотя бы женские руки детишками? Это же такая простая и естественная мысль... И ее моментально подхватила "индустрия образа жизни". Общественные организации быстро отреагировали на социальный запрос со стороны своих главных доноров - стран золотого миллиарда. Женщины, свободные от станка и конвейера, могут потратить свое время на ответственное материнство: подготовку к беременности, потом - к родам и, наконец, кормить грудью - до двух, трех, четырех лет (в пять в некоторых западных странах детишки уже идут в начальную школу). А кроме того, раннее развитие, школы танцев, йога с пеленок, плаванье с рождения, рамки Монтессори, 80 увлекательных занятий дома с дошкольником в дождливый день и стопятьсот мамских блогов обо всем на свете. На самом деле вполне конвенциональный способ утилизировать избыток времени и сил. Куда лучше, чем сходить с ума от скуки, есть поедом себя и своих ближних или пропадать в соцсетях до полной потери связи с реальностью.

Но ничто не происходит гладко. Тем более — изменение идеологических парадигм. Подумайте, еще моя мама бежала, сломя голову, на свой завод, бросив дите на бабушку с бутылочкой и молочной кухней, а уже ее дочь получила такой заряд "только-грудь-как-можно-дольше", что едва не уморила одного из своих детей голодом. Настольной книгой наших "индустриальных" мам был доктор Спок, советовавший отправлять младенца спать в соседнюю комнату и кормить по часам, как бы он ни вопил. Настолько книгой нашего поколения родителей стал доктор Серз, советовавший класть младенца с собой в кровать, день-деньской носить с собой в слинге и кормить по первому писку.

Согласитесь, репродуктивная идеология сделала головокружительный пируэт.

Я говорю именно об идеологии, а не об "исследованиях британских ученых" и "медицинских рекомендациях", потому что это именно идеология и к науке, боюсь, никакого отношения не имеет. Можно приводить массу примеров, как это в природе, ссылаясь на кроликов, собачек, змеек и прочих братьев меньших, - благо у природы (или Бога) колоссальное воображение (и чувство юмора), и примеров в ней можно найти на все случаи жизни. Но в конечном итоге в человеческом случае все подстраивается под общественную необходимость. 

Необходимость в материнском молоке для младенца - медицинский факт, но вот длительность кормления (год, два три, или хватит и полугода) - вопрос в корне политический.

Как и любая другая проблема женского тела. Здесь нет и не может быть личного дела одного члена популяции - пускай даже речь идет именно о его (ее) бренной оболочке. Репродукция - вопрос выживания всей популяции, а не отдельного индивида. Это всегда вопрос подспудно политический. И это один из факторов "политического бессознательного", которое скрывается под толстым-толстым слоем видимых политэкономических и социальных процессов. О котором мы, возможно, даже не догадываемся, но которое, тем не менее, оказывает куда больший эффект на жизнь общества (и наше поведение), чем мы готовы признать.

Сектантство в вопросах грудного вскармливания, ханжество в отношении кормящих "где ни попадя" мам - это рябь на воде, скрывающая темные глубины.

Отдельный интерес вызывает обвинение в адрес фото кормящих мам - в эротизме. Это упрек не тому, кто соблазнился, а женщине, которая делает это (всего лишь кормит младенца). Патриархальная мораль, давно потерявшая социально-экономическую основу, продолжает управлять нашим общественным сознанием, навязывая женщине рамки стыда, проходящие по порогу дома и кругу семьи. В этих приватных пределах - можно, потому что этому кругу принадлежит право на это, а за ними нельзя — это нарушает имущественные права главы семьи.

Холивары, в которых ханжество схватывается с сектантством в женских вопросах - свидетельство столкновения двух мировоззренческих систем. Ханжество представляет несколько устаревшую модель, апеллирующую к стыду, сектантство - постиндустриальную модель, апеллирующую к идеологии. Так или иначе общество (политический срез популяции) пытается влиять на жизненно важный для себя вопрос поддержания своей численности.

Так что, женщины, не обольщайтесь. Обеспокоенные граждане никогда не оставят в покое ваш лифчик. Сохраняйте спокойствие и кормите грудью.

Больше новостей об общественных событиях и социальных проблемах Украины читайте в рубрике Общество

загрузка...