Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Погромщики или герои? Что нам делать с поджигателями зданий УПЦ МП

Вторник, 6 Февраля 2018, 11:00
Когда власть не выполняет возложенных на нее функций, коктейль Молотова становится общественно одобренным способом разрешения кризиса

Фото: novosti.vn.ua

После того как суд арестовал на два месяца поджигателей часовни УПЦ МП Александра Горбаня и Алексея Шемотка, страсти и не думают утихать. Новые акции – теперь уже не только против незаконной постройки, но и в поддержку задержанных, – собирают на древних фундаментах Десятинной церкви как противников культового МАФа, так и защитников. Судью, давшую двухмесячный срок за несостоявшийся поджог, кто только не раскритиковал за излишнюю жестокость приговора – начиная с настоятеля монастыря архимандрита Гедеона Харона и заканчивая генпрокурором Луценко. Как ни странно, оба считают, что два месяца лишения свободы за попытку поджога в центре столицы – это слишком.

Все это выглядело бы странно, если бы не политические обстоятельства. Как их не учитывать? Ведь культовый МАФ принадлежит Московскому патриархату. Этого достаточно, чтобы поджог превратился в акт политического протеста и едва ли не приравнивался к ведению боевых действий.

Не то чтобы для этого не было оснований. УПЦ МП – в особенности в таких теплых местечках, как историческая территория киевского детинца, – имеет крупную идеологическую "добавочную стоимость". Идеология тут именно довесок: борьба за исторические памятники и места для церквей – это в первую очередь борьба экономическая. Тут удобнее делать деньги. Вернее, так было до войны, которая вывела вопросы идеологии на первый план. С точки зрения символики-идеологии место Десятинной церкви захвачено московскими агентами. Именно захвачено - потому что никаких законных оснований нет ни для постройки часовни, ни тем более претензий на обустройство монастыря на исторических фундаментах. Отблески реальных боевых действий преломляются в символическом зеркале – и вот попытка поджога здания в мирном городе оказывается едва ли не подвигом, а люди, которые пытались это сделать, фактически герои.

В неловком положении оказывается и власть. Если люди, готовившие бутылки с зажигательной смесью для поджога неугодного МАФа, – герои, то, значит, это приемлемый метод наводить порядок? И уже не столько в отношении незаконных построек, сколько – судя по контексту общественной дискуссии – в отношении неугодных организаций. Поскольку акцент сделан в одинаковой мере и на том, что МАФ незаконно построен, и на том, что конфессия – вражеская, все произошедшее может оказаться прецедентом, продвигающим в массы идеи самосуда. Конечно, то, что сделали неудавшиеся поджигатели, – незаконно. Но только с точки зрения мирного времени. А на войне как на войне.

Но дело в том, что война оказывается всего лишь предлогом, уводящим от истинной проблемы – беззакония. Неспособности и нежелания властей – как прошлых так и нынешних – поддерживать закон и следовать ему.

Все проблемы, как обычно, от несказанных слов. Причем в обеих рубриках – и историко-архитектурной и церковной.

Возведение часовни на фундаментах Десятинной церкви было совершенно незаконным. С этим никто не спорил. Но никто – из тех, кто имел полномочия прекратить существование этого МАФа еще на стадии брезента, – не принимал меры. Потому что мало ли где нельзя строить – да фактически нигде в историческом центре столицы. Нельзя строить возле стен Лавры и Софии – но ведь строят. Нельзя строить на Почтовой площади – но, увидите, построят. Нельзя строить в зеленых зонах. В береговых зонах. В охранных зонах. Но строили, строят и строить будут, потому что деньги греют сильнее истории, архитектуры, красы урбанистического пейзажа, берегов и скверов. Вспомните последнюю реконструкцию Майдана Независимости – сколько было открыто интересного в археологических глубинах, и ясно было, что ценность открытого куда выше того мраморного жлобства, которое собирались нагромоздить сверху. Но никому даже в голову не пришло, что нельзя строить - ведь так хотели хозяин страны Кучма и хозяин города Омельченко.

Так вот, нет никаких "нельзя", если у тех, кто хочет, достаточно связей, денег или даже просто нахальства. Ну, да, самозахват. Но это разве первый случай строительного беспредела в Киеве? Да это просто песчинка на Трухановом острове! Мало ли кто устраивал самозахваты в расчете на то, что потом как-нибудь устаканится: не станут же готовое здание разрушать. Тем более – храм.

Но вот на храм посягнули и получили за это два месяца под неодобрительный возглас со стороны генпрокурора. Конечно, МАФ так и стоит, где стоял, – но звоночек прозвенел: УПЦ МП предупреждают, что она может и выпасть из числа тех, кому можно.

Да, до сих пор было можно. Справедливости ради скажу, что не только УПЦ МП. Но всем, кто оказался плотно интегрирован в отношения с властью и финансовыми элитами. По соседству, например в Десятинном переулке, УПЦ КП, получив два дома, снесла их и построила новое здание. Все это – в пределах охранной зоны, без каких-либо разрешений и в сопровождении скандала. Так что тех, кому можно, не так уж мало. И хотя есть соблазн (и возможность, и общественный запрос) выместить народное раздражение по этому поводу на "московских попах", надо понимать, что это не означает, что восторжествует закон и порядок там, где до сих пор царили архитектурный беспредел и строительный произвол. Это будет означать только то, что УМЦ МП исключена из числа тех, кому можно.

Так что на месте либерально настроенной городской интеллигенции, которая может увидеть в этой истории луч надежды в деле отвоевывания своего города у всякого рода хищников, я бы не спешила праздновать победу. Напротив, то, что начиналось как движение за сохранение городской среды – секулярное и либеральное, – окажется оружием в руках у людей, весьма далеких от либеральных и секулярных идей. Они уже сейчас поднимают на борьбе с незаконной застройкой свой рейтинг.

Что касается недосказанности в политике – то в истории с десятинным МАФом все тоже отражается как в капле воды. "Московские попы" оказались удобной мишенью для внутренней войны и сублимации народного раздражения. Это почти идеальный внутренний враг, само его наличие оправдывает меры и действия, которые в любой другой ситуации показались бы чрезмерными и даже опасными. Люди, попытавшиеся совершить поджог в центре столицы, – неважно, чего именно, хоть бы мусорного бака, не имеющего политических "довесков" - были бы в народной молве опасными нарушителями спокойствия, а не героями. Никому бы в голову не пришло, что два месяца за игры с коктейлем Молотова - это слишком жестоко. Но политический контекст все меняет. Наличие внутреннего врага – коварного, окопавшегося в самом сердце страны, – оправдывает многие чрезвычайные меры. С созданием отрядов штурмовиков-самооборонцев включительно.

Говорить о том, что статус УПЦ МП следовало бы прояснить, – излишне. Беда в том, что в своем нынешнем размытом статусе она удовлетворяет слишком многих – как раз тех, кто принимает решения. Причем по обе стороны линии фронта. Власти нужна внутренняя угроза, для нее это залог выживания, потому что в условиях социально-политической нестабильности избирателю свойственно предпочитать известное зло неизвестному.

Внести ясность в статус УПЦ МП можно было бы, если бы была на то политическая воля. Но это, с одной стороны, сопряжено с неудобствами на международной арене – придется отвечать на обвинения в нарушении свободы совести, которые посыплются с удвоенной силой со стороны Москвы и ее церковных представителей в Украине. Руководство Десятинного монастыря, между прочим, уже обратилось с просьбой о защите. Не мелочась, прямиком к Дональду Трампу. Не стану утверждать, что просьба действительно отправлена в Белый дом, но на официальном сайте УПЦ МП она есть. Может, президент США там прочитает. Хотя писано, скорее всего, не для него, а для внутреннего потребителя. Власть намекнула УПЦ МП, что могут быть потери – материальные. А УПЦ МП намекает, что могут быть потери имиджевые. Вплоть до международного скандала. То есть в конечном итоге - тоже материальные.

У украинской власти достаточно сложностей с зарубежными партнерами. Правда, они касаются преимущественно денег, а не высокой духовности. Но ведь духовность, при всей своей эфемерности, может стать поводом не дать денег. Впрочем, не исключаю, что к церковному вопросу - по крайней мере в ЕС - отнесутся равнодушно, как внутреннему делу Украины. Во всяком случае украинское руководство совместно с силовыми ведомствами могли бы доказать, что это политический, а не духовный вопрос. Могли бы, если бы озаботились расследованиями и разбирательствами по фактам преступлений против государственных интересов Украины, совершенных под брендом УПЦ МП.

Но это была бы та беспощадная ясность, в которой не заинтересован никто из тех, от кого хоть что-то зависит. Но вот когда власть не выполняет возложенных на нее функций, то коктейль Молотова становится общественно одобренным способом разрешения кризиса. Нам ли не знать.

Больше новостей об общественных событиях и социальных проблемах Украины читайте в рубрике Общество