Общество

Поставит ли Эрдоган точку в надежде украинцев на собственную церковь

Возвращение патриарха Варфоломея в Стамбул почти совпало по времени с возвращением президента Эрдогана в дружеский тон в отношении президента Путина

Фото: lettera43.it

Это, конечно, совпадение. Имеющее, однако, характер символа.

Вопрос украинской автокефалии - как уже говорилось неоднократно - касается не только проблемы баланса сил в мировом православии, где позиции Вселенского патриарха укрепились после Всеправославного собора. Это вопрос большой политики, где новая волна дружбы между двумя лидерами, эксплуатирующими имперскую идею, не сулит ничего хорошего бывшим провинциям. Особенно тем из них, которые не скрывают западной ориентации - ведь только ленивый не сказал о том, что Путин и Эрдоган формируют новую "антизападную коалицию".

Судьба обращения украинской власти к Вселенскому патриарху о даровании автокефалии будет решаться в Стамбуле. Что бы ни говорили о том, что "это проблема всего мирового православия" - именно в Стамбуле будет сделан (или не сделан) первый и самый серьезный шаг к тому, чтобы этот вопрос вообще встал перед мировым православием со всей серьезностью. Патриархом, имеющим статус турецкого госчиновника. И не пользующимся большой популярностью у своего "начальства" - поскольку находится, в свою очередь, под влиянием и покровительством Запада, и, в частности, США.

На уровне идеологическом, Эрдогану легко понять Путина - как имперцу легко понять другого имперца: терять провинции, или, округло говоря, "уступать влияние в регионе" - непозволительно. А Моспатриархия остается едва ли не последней ниточкой, которая идеологически, а отчасти - и фактически, структурно привязывает территорию Украины (или хотя бы ее часть) к бывшей метрополии. Судьба этой ниточки - по крайней мере, отчасти - в руках президента Эрдогана.

А ниточка под угрозой. И эта угроза осознается в Москве. Обращение ВР Украины к Вселенскому патриарху по поводу автокефалии и восторг, который патриарх выказал по этому поводу в кулуарах Всеправославного собора, вызвало в московских околоцерковных кругах реакцию, близкую к истерике. Все козыри оказались в руках Фанара - и Фанар ими непременно воспользовался бы. Не столько в интересах Украины, сколько в своих собственных. Украина, конечно, - только ставка в играх за лидерство в мировом православии между "первым по авторитету" и "первым по силе". Но интересы игрока и ставки иногда совпадают. Для "первого по силе" ситуация усугубляется тем, что он играет "не на свои", а на "кремлевские". И за проигрыш, как говорится в этих кругах, "ответит". Даром, что сложности в игре были вызваны именно кремлевским головотяпством - там традиционно наказывают других за собственные ошибки.

Отсутствие поддержки Эрдогана в церковном вопросе грозило Москве окончательным крахом Русского мира в Украине. Восстановление дружбы между Москвой и Анкарой - возможность для Моспатриархии перевести дух. Истерические нотки в выступлениях на тему "Вселенский патриарх не сможет! не захочет! не посмеет!" сменятся более вальяжными - "Вселенскому патриарху не выгодно" или и вовсе "не позволят". Эрдоган помирился с Путиным. Поддержка Запада, которой пользуется патриарх Варфоломей, в рамках нынешней турецкой имперской идеологии, - это, скорее, минус. А ворон ворону - в смысле, султан султану - глаз не выклюет.

Любой договор между империями - тем более какие-то "коалиции" - предполагают раздел/перераздел зон влияния. Эрдоган "помирился с Путиным" ровно настолько, насколько это ему выгодно. Игра продолжается. И нам стоит внимательно следить за руками игроков. Где-то в этих руках (рукавах?) между НАТО и Нагорным Карабахом, между судьбами крымских татар и туркоманов, между вооружением курдов и туркменским газом находится карта украинского православия. Которая может не сыграть, а может быть эффектно выброшена на стол. Мы, к сожалению, не можем не зависеть от политического расклада на этом имперском столе - поскольку от него зависят сами патриархи, и Вселенский, и Московский. Но это не значит, что мы не можем принять участие в игре. И это не значит, что мы непременно проиграем.

Вход Вселенской патриархии в Украину был бы оптимальным шансом разрешить внутренний кризис украинской православной самоидентификции. И эта возможность вовсе не закрыта - как представляется в свете российско-турецкого потепления.

У Украины остается возможность вести переговоры с Вселенским патриархом - тем самым повышая ставки турецкой власти. А у Москвы остается возможность быстренько, пока Украина не улизнула под чужой омофор, дать автокефалию УПЦ МП. И это тоже будет своего рода "повышением ставок" - потому что автокефалия УПЦ МП на данном этапе не разрешит проблемы межконфессионального конфликта. Наоборот, усугубит его. Это, кажется, прекрасно понимают те церковные идеологи, которые подсказывают патриарху Кириллу этот красивый ход - "отпустить" Украину, чтобы удержать ее. Автокефалия украинской церкви для Вселенского патриарха была бы мощным ударом. Ведь он ни за что не сможет ее признать - как не признает других автокефалий, данных Московской патриархией. Отчего его авторитет в Украине немедленно "сдуется".

Впрочем, это из области ненаучной фантастики. Моспатриархия ни за что не даст УПЦ МП автокефалии. Ей не позволят. Те, кто принимает в качестве успокоительного "Вселенскому патриарху не позволят", просто экстраполируют собственную ситуацию. "Не позволят" Московскому патриарху - в Кремле это воспримут как поражение, а не как пролог к будущим победам. Просто потому, что в Кремле никто не пользуется будущим временем. А вот Вселенскому патриарху как раз могут "позволить". В качестве очередного задирания ставок. Украина в составе Константинопольского патриархата укрепляет Константинополь, он же Стамбул, Турция. А для султана совсем не зазорно оттяпать провинцию у другого султана - если есть такая возможность.