Общество

Средняя школа получит свободу

Подбор учебников может быть передан на усмотрение учителей. Этот шаг способен изменить всю философию организации учебного процесса

С сентября, то есть с начала нового учебного года, украинские учебные заведения должны будут получить более широкую, чем прежде, свободу в выборе учебной литературы. Другое дело, насколько и каким образом они воспользуются вновь открывшимися возможностями.
Изменения затронут как высшую, так и среднюю школу. 18 апреля министр образования и науки Сергей Квит подписал приказ №486 - первый из запланированной серии приказов по вопросам, связанным с учебниками.

 
Сначала - вузы
Понятно, что Квит как президент Национального университета "Киево-Могилянская академия" наиболее компетентен в сфере высшего образования, поэтому неудивительно, что прежде всего он взялся за проблему учебников для вузов. По сути, они получают полную свободу в подборе учебников. В упомянутом приказе говорится, что "контроль за использованием в учебно-воспитательном процессе в высших учебных заведениях качественной  литературы осуществляется их руководителями". Таким образом, ни требований, ни контроля со стороны министерства в этом вопросе не будет.

Не будет их и в вопросе об издании вузовских учебников. Признан утратившим силу приказ от 27 июня 2008 г. "Об издании учебной литературы для высшей школы", который с целью "унификации требований" утвердил Методические рекомендации по структуре, содержанию и объемам учебников и учебных пособий для высших учебных заведений. Теперь осталось только отменить процедуру предоставления Министерством образования и науки грифов учебной литературе для вузов. Соответствующий проект приказа появился на сайте МОН еще 10 апреля, до 10 мая будет длиться прием замечаний и предложений (такова процедура для нормативного акта, который должен пройти регистрацию в Минюсте), а затем можно будет ожидать подписания и подачи его на регистрацию в Министерство юстиции. Времени должно хватить, чтобы вузы определились, какой литературы для студентов им не хватает, а издатели к концу лета ее напечатали.

Раньше рукописи могли лежать в МОН в ожидании грифа по полгода, а то и по году. Чтобы ускорить этот процесс, издатели вынуждены были платить министерским чиновникам мзду или искать политических покровителей. Нынешнее руководство ведомства, очевидно, хочет избежать и подозрений в коррупции, и обвинений в навязывании высшей школе каких-то "идеологически правильных" учебников. Кстати, приказ №486 был подписан на следующий день после визита министра в Донецк, где он встречался с ректорами, преподавательским и студенческим активом высших учебных заведений Донетчины и пообещал полноценную автономию вузов - финансовую, академическую и организационную. Академическая автономия как раз и подразумевает свободу в вопросах, чему и по каким учебникам учить.
 
За вузами - школы
В приказе №486 говорится и об учебниках для школ. В общем-то, именно в этой сфере у министерства наибольшие проблемы. Во времена министра Табачника самые громкие скандалы были связаны не с вузовскими, а со школьными учебниками - и в плане сомнительных схем госзакупок, завышенной стоимости, неадекватных тиражей, низкого качества и политико-идеологической ангажированности. С другой стороны, вузы всегда имели намного большую свободу, чем школы. Соответственно, школьные учителя по сравнению с вузовскими преподавателями менее готовы проявлять инициативу и брать на себя ответственность. Поэтому здесь даже медленные, постепенные шаги, чтобы они дали требуемый результат и не вызвали нежелательных последствий, нуждаются в организационной поддержке и разъяснительно-информационном сопровождении.

Приказ Квита не отменяет грифования той учебно-методической литературы, которая предназначена для использования в дошкольных, общеобразовательных, внешкольных и профессионально-технических учебных заведениях, но требует от подведомственных структур разработать прозрачный механизм, во-первых, процедуры предоставления грифов, во-вторых, отбора на конкурсной основе рукописей и обеспечить его обнародование. Выступая 23 апреля в Херсоне на выездном заседании парламентского комитета по вопросам науки и образования, заместитель министра Павел Полянский пообещал, что будет создан такой механизм, который положит конец теневому бизнесу на учебниках, ради которого при Табачнике систематически менялись учебные программы и сами учебники.

В то же время Квит, комментируя свой приказ, анонсировал дальнейшие шаги. По его словам, подбор учебников будет передан на усмотрение школ и учителей. Потенциально это будет означать, что школы получат едва ли не такую же свободу в этом вопросе, какую сейчас имеют вузы.
Понятно, что первыми реализуют эту возможность специализированные лицеи, школы, классы. Они будут развивать и укреплять связи с профильными вузами, а то и вообще превращаться в подготовительные курсы.

Также нетрудно спрогнозировать, по каким предметам наверняка будет несколько учебников - три, пять или даже двадцать пять. Это история, география, да и украинская литература. Вполне возможно, что продемонстрировать жителям различных регионов право учить детей "по местным, а не киевским учебникам" - это главная тактическая задача готовящихся нововведений. Необходимость получения министерского грифа должна обезопасить от появления учебной литературы, разжигающей межрегиональную, межэтническую, межконфессиональную рознь. А вот чтобы предотвратить скандалы вокруг "запрещенных учебников", несомненно, потребуются круглые столы, где должны будут искать общий язык представители различных регионов (министерству при этом желательно играть роль модератора и третейского судьи).

Сомнительнее выглядят перспективы изменения философии подхода к организации учебного процесса. Если Квит и Полянский надеются, что это произойдет быстро и само собой, стоит лишь даровать школам свободу выбора учебников, то их оптимизм, мягко говоря, не заразителен. Как раз философия подхода меняется труднее всего, ибо, чтобы поменять ее, нужно поломать стереотипы поведения и преодолеть инерцию мышления многотысячной армии учителей, завучей и школьных директоров - ветеранов педагогического труда.

Больше надежд на энтузиазм учеников и их родителей, которые, наверное, будут организовывать собрания и выдвигать инициативы о формировании классов с различными уклонами и, соответственно, разными наборами учебников. Собственно, новая философия и означает примат интересов учащихся над интересами государства: они учатся для себя и школа учит их для них самих, а не для страны. Но даже в этом случае нужно, чтобы учителя захотели и были способны перестроить преподавание и им в этом желали и могли помочь институты последипломного педагогического образования.

Свобода - это действительно хороший инструмент для того, чтобы ломать мозги, а с ними и сидящую в них философию. Вопрос в том, как заинтересовать, побудить воспользоваться этой свободой. Несомненно, учителям важен материальный интерес. Но неслабым стимулом могут быть также конкуренция и профессиональная гордость. По-своему подбирая учебники, каждая школа сможет чем-то выделиться и в чем-то отличиться. Правда, министерству нужно будет очень постараться, чтобы главное различие между школами заключалось не в ответе на вопрос, герой ли Бандера и преступник ли Путин.