Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Декоммунизация по-польски. Как враги Качиньского вооружились опытом Кернеса

Воскресенье, 22 Октября 2017, 14:30
У процесса, который должен был символизировать большую победу над остатками коммунистического режима, нет однозначного результата

Польша в ногу с Украиной объявила декоммунизацию, хотя в этой стране остатков тоталитарного прошлого значительно меньше по сравнению с нами. Несмотря на похожие с украинскими цели процесса, декоммунизация здесь пошла иначе, и похоже, что центральное правительство процесс проигрывает. Почему так?

Объять необъятное

Вообще в Польше понятие "декоммунизация" на публицистическом уровне значительно шире, чем в Украине. Правящая партия "Право и справедливость" употребляет это слово не только касательно имен собственных либо памятников, но также в отношении государственных органов типа МИДа, - был принят закон о декоммунизации в дипломатической службе, согласно которому сотрудники органов безопасности ПНР не могут занимать дипломатических постов. Декоммунизация всех и вся для нынешнего национально-консервативного правительства Польши стала важным идеологическим столпом.

Однако в этом тексте я хотел бы обратить внимание читателей на процесс смены названий улиц, а не декоммунизацию в общем, из-за того что Украина и Польша переживали этот процесс в одно и то же время.

Как и в Украине, многие из названий улиц в Польше поменяли еще на протяжении 1990-х - местные власти восстанавливали довоенные названия улиц спонтанно, под давлением общественного мнения. Процесс не был централизован, потому не все улицы были переименованы, особенно в провинции. Автор этих строк не так давно побывал в одном из городков на севере страны, где центр был окружен улицами Красной армии, Победы и Первого мая. Дело в том, что до войны городок был частью Пруссии, а возврат к довоенным названиям означал бы германизацию общественного пространства.

Ситуацию с оставшимися улицами, покровителями государственных учреждений и тому подобным решил упорядочить Сейм. Весной прошлого года был принят закон "о запрете распространения коммунизма или другой тоталитарной системы в названиях зданий, объектов и коммунальных управлений". Президент Польши подписал в начале сентября 2016 г. закон, возлагая, как и в Украине, ответственность за переименование на местные органы власти, а после этого - если они не переименуют указанные Институтом национальной памяти улицы - решение принимали уже воеводы, то есть представители центрального правительства на местах (эквивалент украинских глав облгосадминистраций).

Но польские органы самоуправления, где правит преимущественно оппозиция, сейчас в стадии горячего конфликта с Варшавой. В следующем году выборы в местные органы власти, "Право и справедливость" ищет способов, чтобы подчинить себе непокорные регионы - а именно там находятся реальные деньги, в частности европейские дотации. Декоммунизация - тема с достаточно яркой картинкой - попала на самую передовую войны центральной и местной власти.

"Вместо этого улицу называют "Радостной""

Местным властям был дан год на переименование неугодных улиц - до начала этой осени. За пару недель до дедлайна Институт национальной памяти (ИНП) указал в Польше 943 улицы, все еще ждущие новых названий. В течение всего года органы местной власти в случае сомнений имели возможность консультации по поводу того или иного названия с ИНП.

Самые распространенные названия улиц, которые подлежали переименованию, - это улицы Армии Людовой (коммунистической польской армии), Героев либо Защитников Сталинграда, 22 июля (дата основания коммунистической Польши), 9 мая, Красной армии, польских коммунистов Зигмунта Берлинга, Эдварда Герека, Кароля Сверчевского, улицы юбилеев Польской Народной Республики.

И вот здесь местные власти начали искать способы обойти закон - порой точь-в-точь, как в Украине. Прежде всего, помогала омонимия: в нескольких городах Польши улицы 22 июля переименовали в... 22 июля, но не в честь основания коммунистической Польши, а в честь дарования Наполеоном конституции Великому Герцогству Варшавскому в 1807 г.

В Варшаве коммуниста Юзефа Цишевского заменили на спортивного комментатора Яна Цишевского, Анастасия Ковальчика - на астронома Яна Ковальчика, а марксиста Юлиана Бруна заменил сожженный Католической церковью Джордано Бруно. "Мы даже таблички на улицах повесим с биографиями людей, в честь которых они названы, чтобы сомнений не было", - издевались в местных самоуправлениях.

Кстати, точно так же поступил в Украине мэр Харькова Кернес, когда отказался переименовывать Октябрьский и Фрунзенский районы. "Октябрьский район сохранил свое название, но теперь будет называться в честь нескольких знаменательных дат, которые отмечаются в Украине в октябре. То же самое касается Фрунзенского района: его название осталось прежним, но теперь он будет называться в честь Тимура Фрунзе - летчика-истребителя, Героя Советского Союза, уроженца Харькова, героически погибшего в 1942 г.", - разъяснялось в сообщении горсовета.

Еще одним способом в Польше было присвоение улицам идеологически нейтральных названий - в одном из городов улицы, носившие имена коммунистов, стали Январской, Февральской, Мартовской и т. д.

"Не такой декоммунизации мы хотели", - возмущались депутаты "Права и справедливости", намекая, что предпочли бы видеть на таблицах имена популяризированных партией героев, послевоенных антикоммунистических партизан, героев польских правых и убийц представителей нацменьшинств (вроде Зыгмунта Шендзеляжа "Лупашки", истреблявшего белорусов и Юзефа Курася, носившего псевдо "Огень", на руках которого кровь словаков и евреев). "Вместо этого улицу называют "Радостной"", - говорил историк и сенатор от правящей партии Ян Жарын, подводя итоги года декоммунизации.

Назвать всех левых коммунистами

Институт национальной памяти недвузначно намекал: местные власти неправильно поняли суть декоммунизации, в ней, дескать, важен не столько символический, сколько и воспитательный процесс. Целями процесса ИНП и правящая "ПиС" ставили, прежде всего, прославление нового канона героев, деятелей скорее консервативной, чем либеральной части Польши. В этом "ПиС" пошла на конфликт не только с органами самоуправления, но и с политическими соперниками на центральном уровне.

Читатель, наверное, уже обратил внимание, что большинство декоммунизируемых названий связаны не с СССР и условным Лениным, как в Украине, а с собственной историей польского коммунизма. И вот здесь прошла нечеткая, но очень чувствительная граница, поделившая также польское общество. "ПиС" смешала в кучу всех левых - не только коммунистов - поставив крест над польской не правой мыслью. Среди имен "нон грата" ИНП назвал довоенных польских коммунистов, которые умерли до 1945 года - то есть, никогда не были частью Польской Народной Республики. Нежеланными стали "домбровщаки" - польские антифашисты-добровольцы, участвовавшие в 1930-х годах в гражданской войне в Испании на стороне республиканцев.

Сегодняшние польские левые, мало связанные с коммунистической Польшей, начали защищать довоенных единомышленников, не давая местным властям переименовать улицы с их именами. В нескольких городах прошли митинги с призывом "не забирать у Польши домбровщаков".

Ностальгия жива

Всплеск ностальгии по прошлому случился в индустриальной Силезии. Здесь жители стали в защиту имени Эдварда Герэка - руководителя партии в польские застойные 1970-е годы, прославившегося строительством дорог и панельных домов, в значительной степени за счет полученных от Запада кредитов.

Кроме периода польского социалистического счастья, жителям региона Герэк знаком тем, что он - земляк. Ощущая атмосферу, власти в его родном городе Сосновце провели общественные консультации, в которых участвовали рекордные для такого формата демократии 13 тыс. человек. Более 97% высказались за то, чтобы оставить Герэка в городском пространстве.

Местные органы власти, проведя общественные консультации, убили сразу двух зайцев: получили санкцию на неисполнение указа о декоммунизации, а также оградили себя от гнева "Права и Справедливости". Сейчас "ПиС" может взять инициативу в свои руки и переименовать кольцо Герэка в административном порядке из центра.

Вопрос - сделает ли? Ведь на поле декоммунизации в Польше центральная власть пока что проигрывает местной. У процесса, который должен был символизировать большую победу над остатками коммунистического режима, нет однозначного результата. Центр нынче не хвалится плодами - они вроде бы и есть, но не такие красивые - без новых героев, как ему хотелось бы. Ситуацию надо спасать, но вряд ли "ПиС" решится на твердые шаги сейчас: в следующем году - муниципальные выборы, а местные сообщества лучше не дразнить.

Игорь ИСАЕВ, главный редактор Мультимедийного портала украинцев Польши PROstir.pl

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир