Мир

Интернационал Молотова-Риббентропа. Почему Украине важно стать частью истории Центральной Европы

Андрей Парубий привез в Варшаву правильную инициативу. И хотя первая попытка ее продвижения потерпела неудачу, опускать руки нельзя - иначе тень советского прошлого будет и впредь довлеть над нашими отношениями с европейскими соседями

Фото: УНИАН

В начале сентября в Варшаве проходило заседание представителей парламентов стран Центральной и Восточной Европы. В мероприятии, названном "Солидарность и суверенитет", кроме польских организаторов приняли участие представители парламентов Беларуси, Боснии и Герцеговины, Македонии, Молдовы, Сербии, Турции, Украины и Черногории. Тогда же председатель Верховной Рады Украины Андрей Парубий обратился к польскому и литовскому парламентам с предложением совместно оценить события 17 сентября 1939 года, то есть оккупацию Советским Союзом восточных областей Польши. Это первая такая инициатива Украины, направленная на то, чтобы вписать страну в центральноевропейскую политическую дискуссию о прошлом.

Фальстарт

Однако 17 сентября прошло, а парламенты молчат. Хотя в начале месяца казалось, что инициатива вполне осуществима. Парубий после встречи с польским коллегой Мареком Кухциньским обращал внимание, что Польша и Украина совместно должны почтить нападение СССР на Польшу в 1939 году.

"Когда два империалистических режима, коммунистический и нацистский, фактически развязали в Европе войну, эта война привела к жертвам среди поляков, украинцев и литовцев, - отметил в польской столице Парубий. - Нет сомнения, что тот же агрессор, который в 1939 году проводил репрессии против поляков, украинцев и литовцев, сегодня по тем же империалистическим мотивам нападает и ведет агрессивную политику касательно Украины".

Слова Парубия и реальность принятия заявленного документа подтвердил вице-спикер польского парламента Рышард Терлецкий. Он также не исключил возможности присоединения к "Интернационалу 17 сентября" других стран региона. "Да, есть такой проект, сейчас мы готовим текст, он будет обсуждаться, возможно, некоторые другие страны Восточной Европы присоединятся к заявлению, - подчеркнул вице-спикер польского Сейма. - В ближайшие дни мы будем знать, кто будет участвовать в его принятии".

Однако ни в ближайшие, ни в последующие дни об инициативе уже не вспоминали. Что с ней случилось - остается загадкой.

"Черноленточники"

Сама по себе идея украинского спикера отнюдь не плоха. Во-первых, она подчеркивает общность судеб народов Восточно-Центральной Европы в ХХ веке, тем самым, по крайней мере, отчасти, нивелируя конфликты между странами региона, во-вторых - соотносится с действительностью, в которой Москва продолжает вести агрессивную политику по отношению к соседям.

В сытые "нулевые" годы только что вошедшие в ЕС балтийские страны и Польша предприняли увенчавшуюся успехом попытку выстроить собственный дискурс прошлого на европейском уровне. Приложив немало дипломатических и политических усилий страны сумели, хоть и далеко не сразу, пролоббировать на форуме Европарламента инициативу установить Европейский день памяти жертв нацизма и сталинизма.

Тогда инициативе пришлось преодолевать серьезное отторжение со стороны западноевропейских стран - мол, чего вам еще надо, зачем ворошить прошлое. Однако в 2008 году, в 70-ю годовщину пакта Молотова-Риббентропа, следствием которого, собственно, и стал раздел Польши, Европарламент установил соответствующие траурные мероприятия на 23 августа - день подписания секретных протоколов Москвой и Берлином.

Эти торжества иногда называют "днем черной ленты" - ее надевают на официальные церемонии памяти. Символом этого дня также является черная лента на фоне фотографии обнимающихся гитлеровских и советских солдат.

Почему резолюция о прошлом - это только начало

Инициативу не достаточно было принять на общеевропейском уровне. Балтийские страны и Польша всячески взялись популяризировать этот день памяти, строя таким образом свою общность в рамках ЕС.

Впервые международная программа на высшем уровне в рамках Европейского дня памяти жертв сталинизма и нацизма была организована 23 августа 2011 года в Варшаве. Польша тогда была во главе Европейского Совета, мероприятие организовывалось как раз под эгидой польского президентства в Евросоюзе.

Подписанты Варшавской декларации ЕС обратили внимание на необходимость поддержки среди европейцев памяти о кровавых последствиях действий диктатур

Во время мероприятия состоялось и подписание Варшавской декларации ЕС. Под документом видим подписи высших представителей ряда стран Союза, которые призвали "предотвратить повторение тоталитарных режимов в Европе" (обратите внимание - за три года до аннексии Крыма). "Преступления тоталитарных режимов в Европе, независимо от их типа и идеологии, должны быть признаны и осуждены", - читаем в заявлении.

Подписанты обратили внимание на необходимость поддержки среди европейцев памяти о кровавых последствиях действий диктатур. Они также призвали Европейский Союз поддержать научные исследования и сбор документов, связанных с преступлениями, совершенными ими.

В последующие годы международные церемонии по случаю Европейского дня памяти жертв сталинизма и нацизма проводились в Венгрии, Литве, Латвии и в Эстонии. В Талин, к слову, по случаю дня памяти жертв тоталитарных режимов в 2015 году совершил свой первый заграничный визит президент Польши Анджей Дуда.
На общественном уровне центральноевропейскую инициативу поддерживает Европейская сеть "Память и солидарность" - это международный проект, который направлен на изучение, документирование и распространение информации о европейской истории ХХ века с особым акцентом на период диктатуры, войн и демократической оппозиции в соцлагере. Сеть включает в себе представителей таких стран, как Германия, Польша, Словакия, Венгрия и Румыния, статус наблюдателей есть у Австрии, Чехии и Латвии.

Мероприятие по случаю Европейского дня памяти жертв сталинизма и нацизма в Латвии

Зачем это Украине

Таким образом конкретная дата пакта Молотова-Риббентропа, благодаря общим усилиям стран Восточной и Центральной Европы, стала частью общеевропейской памяти. Работа охватила различные уровни - прежде политический, но также общественный и юридический. Чтобы провести эту инициативу, партнерам нужно было оставить позади собственные обиды. Не надо забывать, что вследствие советско-германского соглашения советские войска в сентябре 1939 года отторгли от Польши Вильно, передали его в состав Белорусской ССР, а уже 27 октября 1939 года город под новым именем Вильнюс был передан Литве, еще независимой. Менее чем через год Литву займут войска СССР, и ни о какой независимости не будет речи.

Каждая страна в те месяцы по-своему пыталась воспользоваться предоставленным сильными соседями "крымнашем". "Vilnius mūsų!" (Вильнюс наш!) - кричали входившие в Вильнюс литовские солдаты, "o Lietuva rusų" (А Литва русская!) - отвечали им местные скептики.

Однако теперь Польша с Литвой сумели сделать акцент не на взаимных обидах, а на общей памяти, что дало им возможность "пакетных" действий на уровне всего Евросоюза.

Общая память и общая боль - это также противоядие от российской пропаганды, пользующейся речевками по примеру "если бы не СССР, Литва бы не получила Вильнюс, а Украина - все свои границы". Конкретные человеческие судьбы, конкретные расследования помогают обществам понять, что "если бы не СССР", то вторая часть предложения не звучала бы настолько оптимистично.

Это урок для Украины. Дату 17 сентября возможно и нужно конвертировать в то, что называется общей европейской памятью. Ее стержнем является кровавая история континента и те неразумные действия, которые к этим страданиям привели. Несомненно, такой вехой является сентябрь 1939-го года, который в СССР лицемерно называли "золотым сентябрем".

В Польше уже несколько лет подряд государственные учреждения делают акцент на том, что в "сентябрьской кампании" польской армии против гитлеровцев и красноармейцев принимали участие не только солдаты - этнические поляки, но и украинцы, евреи, белорусы. На плакатах можем увидеть, что среди миллиона солдат польской армии более 100 тысяч как раз составляли украинцы. Эти плакаты призваны разрушить до сих пор существующий стереотип, мол национальные меньшинства в Польше радовались в 1939 году тому, что пришел СССР.

Этот плакат - также мостик к украинцам и белорусам (в Западной Белоруссии, к слову, до сих пор центральные площади городков носят имя освободительного "17 верасня", а где-то рядом обязательно проходит "праспект Дзяржынскага"). Для Киева важно вместе с западными соседями строить общий исторический дискурс о ХХ веке - во-первых, это более эффективно на международной арене, чем в одиночку; во-вторых, подчеркивает общность прошлого с соседями, смывая акценты с той его части, что разделяет (кстати, Парубий объявил журналистам об общей парламентской инициативе касательно 17 сентября тогда, когда его стали спрашивать о Волынской трагедии); а в-третьих, нивелирует собственные ресентименты. Востоку Европы всегда не хватало терпения, чтобы заглянуть за границы собственных бед и горестей. В этом был ее проигрыш в 1939-м, и этому Украина может научиться в 2016-м.

Символ такого преодоления - хоть и под несколько иным ракурсом - можно увидеть в событии, состоявшемся через два дня спустя после зловещей даты. 19 сентября в Люблине отпраздновали первую годовщину со дня создания Литовско-Польско-Украинской бригады.

Dura lex, sed lex

Кроме собственно почитания памяти жертв обоих тоталитарных систем, Польша и балтийские республики стремились установить на общеевропейском уровне запрет на символику этих режимов. На востоке Европы она, в общем, запрещена национальными законами, однако в Берлине, к примеру, такого запрета нет (и потому центральноевропейские любители серпов, молотов и свастик заказывают желаемые товары на немецких сайтах, свобода передвижения товаров внутри ЕС не обязывает таможенные службы проверять посылки из Германии).

После требований восточных столиц Совет ЕС 28 ноября 2008 года принял Рамочное решение о борьбе с определенными формами и проявлениями расизма и ксенофобии посредством уголовного права. Оно не удовлетворило восток континента, так как уголовная ответственность не распространялась на действия, совершенные по идеологическим причинам, в том числе коммунистические преступления.

Тем не менее, в качестве компромисса, Совет ЕС выпустил заявление, осуждающее подобные преступления, совершенные тоталитарными режимами. Брюссель призвал европейские столицы принять дополнительное правовые акты, касающиеся, в частности, коммунистических преступлений. На востоке континента они не подлежат сроку давности, потому, например, в польском Институте национальной памяти (в отличие от украинского) существует следственный отдел с чиновниками, имеющими историческое образование и прокурорские полномочия.

Позднее на саммите в Люксембурге, 10 июня 2011 года, министры юстиции ЕС обратились к государствам-членам с призывом, в частности, рассмотреть вопрос о том, как отмечать 23 августа, чтобы принять или поддержать образовательные инициативы и распространять информацию о преступлениях тоталитарных режимов.