Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Отделиться от Кастилии. Почему каталонские сепаратисты не имеют ничего общего с ОРДЛО

Суббота, 30 Сентября 2017, 14:00
Каковы шансы, что Каталония станет новым независимым государством?

Фото: EPA/UPG

6 сентября региональный парламент Каталонии подтвердил решение провести 1 октября референдум о независимости от Испании. Вопрос прозвучит так: "Хотите ли вы, чтобы Каталония была независимым от Испании государством в форме республики?" Минимальной явки на референдуме не предусмотрено. В случае победы сторонников независимости, власти Каталонии обещают уже через 48 часов после объявления результатов начать процесс создания независимого государства.

Новый виток противостояния

Мадрид предсказуемо выступает против референдума, угрожая его инициаторам различными карами. И даже перешел к более решительным действиям. Во-первых, полиция провинции в воскресенье переведена под контроль нацгвардии. Во-вторых, Высший суд Каталонии на этой неделе приказал каталонским правоохранительным органам Mossos d'Esquadra, гражданской гвардии Испании и национальной полиции препятствовать открытию помещений, где планируется проведение голосования, а также закрывать уже открытые. И правоохранителей ко всему обязали изымать все, что связано с референдумом, включая бюллетени и урны. И барселонская полиция, Guàrdia Urbana, уже выполнила поручение, когда опечатала склад с избирательными урнами, арестовав 10 млн избирательных бюллетеней. 

Власти Каталонии, наводненной, как писала накануне El Pais, российскими троллями, в отчаянии обратились к ЕС. Министр иностранных дел Рауль Ромава призвал Брюссель вмешаться, чтобы референдум все же состоялся. Вопрос в том, захочет ли Евросоюз вмешиваться, ступать на скользкую дорожку сепаратизма в Европе. И также интересно, будет ли результат от действий Мадрида или события в Каталонии снова пойдут по кругу: референдум, запрет, проведение референдума вопреки запрету, непризнание и преследование инициаторов и наконец, новый референдум.

Историю борьбы Каталонии за независимость от Испании можно начать рассказывать очень издалека - века так, примерно, с XVII. Но, чтобы не углубляться в совсем уж седую древность, мы обратимся к новейшим временам - после смерти каудильо Франсиско Франко.

Итак, в 1979 г. Каталонии вернули автономный статус, отобранный франкистами за несговорчивость в ходе Гражданской войны, а также официально признали каталанский язык, близкий к испанскому, но тем не менее не испанский. В 2006 г. Каталония завоевала себе дополнительный кусок финансовой самостоятельности. Но и этого оказалось недостаточно, чтобы удовлетворить притязания каталонцев.

В 2009-2010 гг. в Каталонии прошла серия местных консультативных референдумов, на которые выходило порядка 30% избирателей. Это немного, но более 90% тех, кто все-таки пришел голосовать, высказывались за независимость от Испании. В сентябре 2012 г. уже по всей Каталонии прошли выступления под лозунгом "Каталония - новое государство Европы". В них приняли участие примерно 1,5 млн человек при населении в 7,5 млн. С учетом масштабов выступлений 25 ноября были назначены новые выборы в каталонский парламент - с тем, чтобы новый его состав в полной мере отразил настроения, охватившие общество.

Результаты выборов выглядели как минимум спорно. С одной стороны, избиратели проявили небывалую активность: 69,4% явки. С другой - твердых сторонников выхода из состава Испании среди 135 депутатов оказалось на 12 человек меньше, чем в прошлом парламенте. Тем не менее они все-таки смогли набрать достаточно голосов, чтобы провозгласить Каталонию "суверенным политическим и правовым субъектом в составе Испании", а на 2014 г. запланировать референдум об отделении.

В Мадриде встревожились - дело явно зашло слишком далеко. Дальнейшие события пошли по такой цепочке: Конституционный суд Испании запретил референдум - правительство Каталонии заявило, что проведет вместо референдума консультативный опрос, - правительство Испании запретило также и опрос - правительство Каталонии во главе с Артуром Масом опрос все-таки провело. Конституционный суд Испании признал опрос незаконным, это случилось уже постфактум, в 2015 г., и Маса потянули в суд. В 2017-м Высший суд Каталонии лишил его права занимать государственные и выборные должности в течение двух лет, а также приговорил к штрафу в размере 36 500 евро. Но Мас, предвидя такое развитие событий, заблаговременно ушел с поста президента Женералитета Каталонии (глава правительства), уступив место Карлесу Пучдемону.

А что же результаты опроса, который, как мы помним, не является референдумом? А с ними все тоже вышло очень интересно. При явке 37% (сравните с явкой 69,4% на выборы в 2012 г.) за полную независимость Каталонии от Испании высказались 80,76%, за расширение прав в составе Испании - 10,07% и за сохранение статус-кво - 4,54%. Остальные 63% каталонцев опрос проигнорировали. Чувствуя шаткость своей позиции, организаторы опроса пошли даже на небольшие подтасовки: они допустили к участию в нем молодежь от 16 до 18 лет и иностранцев с видом на жительство, не имевших права голоса на "настоящим" референдуме. В связи с этим можно задать два вопроса:

- Считать ли результаты такого опроса выражением мнения большинства каталонцев?

- Не является ли вся эта история чисто популистским приемом: консолидацией протестного электората путем генерации повода для общего протеста с целью отвлечения от реальных проблем автономии?

Судебные войны

Как известно, однажды начавшись, популистское шоу непременно должно продолжаться. Результаты распиаренного опроса невозможно было просто спрятать в стол. И парламент Каталонии принял решение: опираясь на волю народа, пусть даже и высказанную в неформальном виде, запустить процесс легитимации суверенитета. Через полноразмерный референдум.

Мадрид, в свою очередь, начал контркампанию, нанося удары по лидерам сепаратистов. Помимо Маса, под репрессии попал и бывший председатель Женералитета Каталонии 85-летний Жорди Пужоль - "отец каталонского национализма" и идеолог отделения от Испании. Его вместе с супругой и тремя сыновьями поймали на уклонении от налогов, мошенничестве и отмывании денег. Был арестован и Андреу Серрано, казначей основанной Пужолем коалиции двух партий "Демократическая конвергенция", собиравший с местных бизнесменов откаты за лоббирование получения государственных заказов. Такса была стандартной: 3% от стоимости контракта.

Тем не менее, проведя ребрендинг - сменив Маса на Пучдемона, преобразовав "Демократическую конвергенцию" в Каталонскую европейскую демократическую партию и назвав процесс выхода из состава Испании "европеизмом", сторонники сецессии предприняли новую попытку.

27 сентября 2015 г. в Каталонии прошли - простите за невольный каламбур - очередные внеочередные парламентские выборы. Сторонникам сецессии за счет грамотного ребрендинга удалось несколько улучшить свои позиции. На выборы они пошли в новом союзе, образовав вместе с партией "Республиканская левая Каталония" коалицию "Вместе за Да", втянувшую в себя, как пылесос, еще несколько партий помельче. Большинство мест получить все равно не удалось, но новый блок все-таки сумел сформировать правительство и принять большинством в 73 голоса за при 62 против резолюцию об отделении от Испании. При этом голосовавшие подстраховались единогласным решением Конституционного суда Каталонии, признавшего допустимость такого голосования. А добившись приятия резолюции, заявили о получении "ясного мандата на независимость" и о начале разработки дорожной карты этого процесса.

Но были еще и общеиспанские выборы 2015 г. - в декабре. На них "Демократическая конвергенция" разорвала старый союз с "Демократическим союзом Каталонии". Разрыв случился на почве принципиально разного отношения к выходу из Испании. Взамен ДК совместно с "Демократами Каталонии", отколовшимися от "Демократического союза", и "Перегруппировкой за независимость" образовала уже откровенно сепаратистский блок "Демократия и Свобода". Блок удержал за собой представительство Каталонии в испанском парламенте, а "Демократический союз" полностью провалился, получив менее 2% голосов. Иными словами, хотя идея выхода из Испании и не набирает в самой Каталонии твердого большинства, каталонцы предпочитают видеть в испанском парламенте твердых сторонников интересов автономии, ставящих их выше общеиспанских.

Но Конституционный суд Испании тоже не дремал и за две недели до общеиспанских выборов по иску испанского правительства признал незаконной резолюцию каталонского парламента о выходе Каталонии из состава Испании. Война судебных решений, резолюций и заявлений между Мадридом и Барселоной продолжается до сих пор.

Двоевластие

В мае правительство Каталонии разработало механизм немедленного выхода из состава Испании в том случае, если Мадрид не разрешит провести запланированный на осень референдум. Отмашку на старт должен дать парламент Каталонии: "Если испанское государство будет препятствовать проведению референдума, этот закон вступит в силу в полном объеме и сразу после того, как парламент установит эту преграду".

Премьер-министр Испании Мариано Рахой на экстренном заседании правительства пообещал, что референдума в Каталонии не будет. "Демократия ответит с твердостью, уверенностью и достоинством, - заявил он. - Ни правительство, ни суды не могут смириться с этим ни при каких условиях".

При этом Рахой заявил, что Мадрид исключает возможность использования военной силы и введения прямого управления в автономии, хотя испанская конституция в принципе позволяет это сделать. Он просто сделает все возможное, чтобы предотвратить голосование. Гражданская гвардия Испании начала всерьез перетряхивать Барселону, ища типографии, где могут печататься бюллетени для голосования, а также места их складирования. Правительство Каталонии заявило, что все уже готово - и бюллетени, и урны, все припрятано в надежном месте, несмотря на то что испанские суды это запретили, а Гражданская гвардия останется с носом.

Суд в Барселоне постановил закрыть сайт Referendum.cat, созданный Женералитетом для популяризации референдума 1 октября. Карлес Пучдемон тут же дал в "Твиттере" ссылку на зеркальный сайт и рекомендовал активистам копировать код первоначального сайта и создавать на его основе новые сайты. Генеральный прокурор Испании предложил прокурорам в Каталонии допросить всех мэров, согласившихся на проведение референдума в их населенных пунктах, а тех, кто откажется явиться на допрос, арестовать. Таких мэров около 700. Прокуроры реагировали довольно вяло - не то чтобы отказались выполнять указание сверху, но ни один из мэров пока не допрошен. Правительство в Мадриде рассматривает возможность отключения электричества на всех участках для голосования - естественно, на основе судебного решения. Решения пока нет и не совсем понятно, как его можно осуществить технически, даже если оно и будет. Верховный суд Каталонии напомнил руководству местной полиции, что оно обязано организовать розыск и конфискацию урн и бюллетеней. МВД Испании из Мадрида издало грозное распоряжение: находить и конфисковывать! Но профсоюзы каталонских полицейских рекомендовали своим членам подождать, пока их руководители придут к единому мнению, кому в данной ситуации должна подчиняться полиция: Мадриду или Барселоне. Вопрос оказался тем еще юридическим ребусом, каждое из мнений подтверждено нешуточной аргументацией со ссылками на законы, конституции Испании и автономии, кучу прецедентов и международное право. Спор определенно может тянуться годами, и все идет к расколу и появлению фактически двух полиций, подчиняющихся противоположным по смыслу приказам.

Госслужащие тоже поставлены в двойственное положение. Местные и центральные власти отдают им взаимоисключающие приказы, при этом и одни и другие угрожают карами за неповиновение. Правительство Каталонии уже объявило всем местным советам, что участки для голосования должны открыться 1 октября - правительство Испании строго воспрещает это. Каталонские власти приступили к выбору наблюдателей на выборах по системе повесток, которая применяется для отбора присяжных заседателей, - премьер Рахой призвал граждан не реагировать на призывы и повестки властей Каталонии, заявив, что их принуждают принять участие в незаконном мероприятии. Один из крупнейших профсоюзов Испании уже обратился к каталонских властям с просьбой предоставить гарантии того, что директора школ, где будут размещаться участки для голосования, не будут привлекаться к уголовной ответственности. Но какие тут могут быть гарантии?

Дело в деньгах... Но не только

Экономически Каталония более развита, чем Испания в среднем. Это промышленный регион с уровнем жизни, близким к уровню Германии, и хорошими перспективами дальнейшего роста. В сфере услуг занято 64% населения, в промышленности - 25%, в сельском хозяйстве - 2%. При населении около 16% от общей численности населения Испании Каталония производит 23% валового национального продукта. По доходам на душу населения она занимает четвертое место среди автономных сообществ в Испании. При этом, несмотря на все автономные права, Каталония отдает центру больше, чем получает. Разница составляет примерно 16 млрд евро в год. Что уже само по себе порождает мысли об уходе в самостоятельное плавание.

Добавим к этому давнюю историю борьбы за независимость, сильные профсоюзы, которые не смогли искоренить и при Франко, хотя загнали в подполье, и амбиции местных элит, желающих рулить без оглядки на Мадрид. Словом, желанию Каталонии уйти способствует целый комплекс причин, который никуда не может исчезнуть.

Вместе с тем говорить о выходе из Испании как о желании большинства каталонцев тоже было бы неверно. Твердо за выход стоят примерно 30-35% населения. Процентов 40 - твердо против. Остальные колеблются.

Аргументы противников выхода тоже понятны. В плане культурной и языковой автономии Каталония получила все, что хотела, и получит еще больше, если только пожелает. Нет никаких проблем со своими судами, полицией, местными законами и каталанским языком. То есть окончательный уход - это все же в первую очередь финансовый вопрос: остальное уже есть и так. А с финансами все обстоит непросто и неоднозначно. С одной стороны - да, 16 млрд евро уходят из рук. А с другой - местные элиты тоже не белые и пушистые, там тоже хватает коррупции и нежелания платить налоги. И если сегодня граждане снизу и Мадрид сверху удерживают их в узде, то что будет в независимой Каталонии?

Далее, независимость означает неизбежный выход из ЕС и борьбу за повторное вступление. Новое членство в ВТО. В других международных организациях. Свой МИД. Свою армию. Словом, всю "верхнюю" инфраструктуру и всю систему договоров, которая обеспечивает работу каталонской промышленности и, как следствие, высокий уровень жизни, придется выстраивать заново, а это обойдется куда дороже пресловутых 16 млрд. С неизбежными экономическими потерями, откатом назад и длительным переходным периодом. И с обиженной Испанией под боком, которой выход Каталонии тоже сильно аукнется. Спрашивается - зачем ломиться в открытую дверь, если материальные приобретения сомнительны, а все, что связано с защитой каталонской самобытности, можно получить и так? Притом даже без особого сопротивления со стороны Мадрида. Не проще ли заплатить 16 млрд евро и отдать всю эту головную боль в Мадрид?

Тем не менее независимость - дело тонкое. И прямая логика тут срабатывает не всегда. Очень многое зависит и от внешних факторов. Так, десятилетней давности финансовый кризис, начавшийся после того, как французский банк BNP Paribas заморозил свои фонды из-за опасений по поводу американских рискованных ипотечных кредитов, а Испания в результате рухнула в глубокую рецессию, дал повод сторонникам каталонской независимости вспомнить старые обиды и обвинить Мадрид в некомпетентности. Нынешние теракты могут, напротив, способствовать сплочению против общего врага - тут все зависит от того, как они будут поданы и интерпретированы. Словом, вариант ухода Каталонии нельзя сбрасывать со счетов, но он маловероятен. Хотя бы по той причине, что, как показывает опыт, сепаратистские проекты без активной внешней поддержки не удаются. А такой поддержки у каталонских сепаратистов сегодня нет.

Без внешних "доброжелателей"

Международное право противоречиво: оно признает одновременно и территориальную целостность государств, и право наций на самоопределение. Четких правил относительно разрешения конфликтов этих двух принципов не существует. В целом все решают уровень политической культуры и готовность сторон вести долгие переговоры с учетом интересов отделяющегося большинства, проживающего в регионе, меньшинства, не желающего отделения, а также страны, от которой осуществляется сецессия. По правилам приличия, нигде не прописанным, но общеизвестным, сепаратизм, не выходящий за рамки демократических процедур, нельзя давить репрессиями, а обретенная независимость не должна приводить к диктатуре, этническим чисткам и гонениям на инакомыслящих. Отделение предполагает обязательный референдум. Но его итоги не могут рассматриваться как закон прямого действия, а являются лишь сильным аргументом в ходе переговоров.

На практике сецессионные споры обычно развиваются по одному из четырех сценариев. Первый - сепаратисты постепенно завоевывают симпатии мирового сообщества и с его помощью одерживают верх. В этом случае они обычно оказываются на руинах, которые им приходится отстраивать заново, а остальной мир, дав им независимость, как правило, утрачивает к ним всякий интерес. Второй - сепаратисты получают военную поддержку соседей. В этом случае речь идет не столько о независимости, сколько о сотрудничестве с оккупантами. А отделившийся регион ждет участь резервации со слабой экономикой и коррумпированной властью. Третий - центральное правительство способно тем или иным способом раз за разом подавлять сепаратизм, а всем остальным этот спор безразличен. Четвертый - процесс отделения, несмотря на сопротивление центра, не прекращается, но приобретает характер не силового противостояния, а затяжного юридического спора. В двух последних случаях дело, как правило, оканчивается компромиссом: центральная власть что-то уступает, а сепаратисты удовлетворяются частичной победой. Впрочем, случаются и мирные разводы - вроде раздела Чехословакии на Словакию и Чехию.

Судя по всему, события в Каталонии будут развиваться по четвертому сценарию с неясными пока таймингом и исходом. В любом случае ни Мадрид, ни Барселона явно не желают идти на реальный конфликт и стремятся удержать его исключительно в юридических рамках. Ни одна из сторон также не готова идти на существенные экономические издержки. Такой рационализм дает хорошие шансы на приемлемое для всех разрешение конфликта и мирный путь развития Каталонии.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир