Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Трампу вопреки. Как Китай оседлал главный мировой перекресток

Вторник, 1 Августа 2017, 18:00
Пекин начинает пожинать плоды экономической экспансии на "черный континент", трансформируя ее в военное и стратегическое преимущество

Фото: EPA/UPG

Долгие годы инвестиций и кредитования стран Африканского континента помимо экономической выгоды дали Китаю возможность увеличить свое присутствие в Мировом океане. Пекин впервые обзавелся военной базой за пределами страны - соответствующий контракт продолжительностью на 10 лет с возможностью пролонгации был подписан в ноябре 2015 года с восточноафриканским государством Джибути, имеющим выход в Красное море.

Тогда глава внешнеполитического ведомства КНР Хун Лэй заявил, что "строительство объекта позволит вооруженным силам успешно участвовать в миротворческих и гуманитарных операциях ООН в Африке", а также стать гарантом безопасности для судов возле побережья соседнего Сомали. База строилась весь следующий год, и 1 августа 2017-го состоялось ее официальное открытие. В Пекине, впрочем, объект предпочитают называть логистическим центром, предназначенным для дозаправки кораблей, участвующих в миротворческих операциях у берегов Сомали и Йемена.

Китай - не щепетилен, точнее даже будет сказать - ему абсолютно безразлична политика африканских стран, в которые он вкладывает свои миллиарды. Главная цель - это рынки и природные богатства, остальное шелуха. За последние 15 лет Пекин влил в экономику африканских стран около $50 млрд и не собирается сбавлять обороты, ведь в обмен на свою щедрость он получает нефть, металлы (медь, олово, железные руды, платину, хром, бокситы), а также алмазы и даже почву. Такой вот прагматичный подход, отличный от политики того же Евросоюза, который инвестиции подкрепляет требованиями реформ.

Торговый оборот между КНР и Африкой превысил отметку в $200 млрд еще в 2013 году, и с тех пор продолжает расти, а сумма кредитов в том же году, представленных странам "черного континента", составила порядка $20 млрд. Старт активной фазе китайской экспансии дал годом ранее тогдашний председатель КНР Ху Цзиньтао. С тех пор Пекин успел "наследить" во многих странах, инвестируя в промышленность, инфраструктуру, медицину и образование. К примеру, 20 сентября 2015-го в Аддис-Абебе открылась построенная China Railway современная железная дорога, которая связала все направления в Эфиопии - Восток с Западом, Север с Югом. А спустя три недели в Кейптауне состоялся форум по развитию здравоохранения в Китае и Африке, на котором представители Пекина пообещали Африке 100 медучреждений и 1,5 тыс. рабочих мест.

Что касается Джибути, то это государство, получившее независимость от Франции в 1977 году. До сих пор оно сохраняет тесные отношения с бывшей метрополией, да и к тому же там находится штаб-квартира Центра по борьбе с терроризмом в районе Африканского Рога, возглавляемого Вашингтоном. Это, однако, не мешает ей  активно сотрудничать с Пекином. Джибути является довольно бедной страной, хотя и демонстрирует намного лучшие экономические показатели по сравнению с другими государствами континента. Так, ВВП (по паритету покупательной способности), согласно данным за 2016 год, опубликованным в справочном "отделе" сайта ЦРУ, составляет $3,345 млрд. При этом ВВП Джибути демонстрирует уверенный рост - 6,5% в 2015-2016гг и 6% в 2014-м. Основу наполнения бюджета Джибути составляет сфера услуг - 76,3%. Прежде всего, речь об услугах логистических. В частности, порт Джибути - это морские ворота в запертую на материке Эфиопию, и основной экспорт кофе из нее проходит через здешние терминалы. 

Далее следуют промышленность (20,8%) и декоративный аграрный сектор (2,9%), товары произведенные которым (фрукты, овощи, козы, овцы, верблюды, шкуры животных) идут по большей части идут на экспорт. Но ни серьезного промышленного потенциала, ни ресурсов в этих песках, омываемых водами Аденского залива, нет. Прямое следствие этого - безработица, достигающая, по разным оценкам, от 50% до 60%.

 Главным импортером джибутийской продукции является Китай. Причем за два года его доля выросла с 29,3% (2014) до 41,8%. Можно предположить, что это прямое следствие сделки. Тем более что Пекин, по всей видимости, считает подобные издержки весьма скромной доплатой за главный экспортный товар Джибути - его геостратегическое положение. Район Африканского рога - это мировой перекресток грузовых перевозок, к тому же расположенный в непосредственной близости от ближневосточных нефтегазовых месторождений. И это естественным образом объясняет повышенный интерес к нему всех глобальных игроков.

База в Джибути в перспективе откроет Китаю возможность обеспечить безопасность маршрутов экспорта своих товаров в Америки, а равно - и нефтегазового импорта. И, кстати, уже сейчас полностью оправдывает программу строительства океанского флота. Причем надо отдать должное Пекину - он умудрился застолбить единственный доселе относительно свободный и безопасный участок в регионе, утыканном военными базами других великих держав - причем, по всей видимости, задешево - пусть китайцам и придется делить местное гостеприимство с другими. Военно-морская база Франции расположена в этой бывшей французской колонии со времени обретения независимости в 1977 году. Американцы обосновались в Джибути в 2001 году. А еще здесь постоянно базируются военные Италии, Испании, Германии и Японии.

Но если китайский дракон уже решил осесть где-то, где ему будет хорошо и комфортно, то это надолго. База обрастет расширенной сетью инфраструктуры, сюда направятся колоссальные финансовые потоки.

Во всей этой ситуацией интересна также и реакция мирового сообщества, точнее фактическое ее отсутствие, ведь если попытки повлиять со стороны США и Франции и были, то успеха они не достигли. А это значит, что либо золотые горы Поднебесной оказались выше, либо Вашингтон и не переживает особо из-за этого: даже при президенте Дональде Трампе  Белый дом воздерживается комментариев на сей счет.

Военно-морское соперничество двух титанов геополитической арены по-прежнему держится в рамках приличий, несмотря на конфликтные ситуации (так, в 2015-м китайские корабли взбудоражили Пентагон во время визита к берегам Аляски, когда там с рабочей поездкой пребывал Барак Обама, а затем американский военный корабль наведался к искусственным островам, созданным Китаем на рифах в Южно-Китайском море). Но этот статус-кво вполне может рухнуть, особенно если сторонам не удастся договориться о разрешении северокорейской проблемы. И тогда, может статься, китайцы начнут выдавливать западных коллег из Джибути.

Тем более что у Пекина есть очень важное преимущество: он не только платит за аренду своей базы больше ($100 млн против $70 млн), но, как и в других африканских странах, также реализует большие инфраструктурные проекты и обеспечивает приток инвестиций. Так, в модернизацию одного только порта Дорале, рядом с которым расположен логистический центр ВМС КНР, было вложено порядка $600 млн., а модернизация железной дороги между Эфиопией и Джибути обошлась в $3,5 млрд. Даже обамовская Америка не могла предложить ничего подобного. Что уж говорить о Трампе, затеявшем прагматизацию и монетизацию внешней политики?

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир