Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Куда податься Тирасполю
Пятница, 30 Января 2015, 15:23
Углубление российского экономического кризиса заставляет власти Приднестровья задуматься о своей дальнейшей судьбе

Фото: gov-pmr.org

Печальные реалии кремлевского анклава на Днестре внезапно удостоились заголовков российских изданий и прессы стран региона в контексте осложнений, которые испытывает российский федеральный бюджет. По словам Елены Гиржул, которую российские издания цитируют в качестве "министра финансов" непризнанного государства, в январе поступления в бюджет ПМР резко снизились вдвое. Основная причина - спад поступлений от внешней торговли, которую "мягко" заблокированное образование вынуждено вести через территорию Молдовы, в то время как сама Молдова уже несколько лет в экономическом смысле чувствует себя весьма недурственно. Именно эти поступления снизились в четыре раза, несмотря на внедрение правительством наиболее пессимистического бюджетного сценария.

В общем и целом, не секрет, что многие годы Тираспольский оффшор как-то функционирует лишь в силу ненамеренного взаимодействия двух факторов. Первый - добрая воля Кишинева, Киева и Бухареста, не допускающих деградацию состояния анклава до положения зоны гуманитарной катастрофы. Второй - постоянное финансирование бюджетных потребностей анклава из российского бюджета. Ведь на территории ПМР находится российская военная база, а ключевые теневые должности в образовании всегда принадлежали агентам российских спецслужб (между тем, многие из них "засветились" среди виновников военных преступлений российской армии на Донбассе). А роль самой ПМР в рамках внешней политики Москвы многие годы сводилась к сохранению напряжения на севере Балкан и демонстрации угрозы странам-членам ЕС и НАТО, и нынешним странам-ассоциатам ЕС.

Рациональное желание тираспольского правительства выйти из изоляции путем трезвого диалога с Кишиневым, Киевом и Брюсселем может спровоцировать захват власти базирующимися в Приднестровье российскими военными. Так, как это произошло в оккупированной Автономной Республике Крым

Но вхождение Молдовы и Украины в зону свободной торговли и политическую ассоциацию с ЕС осложнило положение ПМР. Образование оказались перед угрозой массового "рассасывания" местного населения, как правило, обладающего несколькими паспортами, между соседними странами. В таком случае, "тираспольскому правительству" не станет кем, собственно, командовать - ведь российские военные, многие из которых, после ротаций военного времени, к тому же являются выходцами из горных районов Северного Кавказа, местной "власти" не подчиняются. Что и говорить, приднестровской политической элите не позавидуешь - до недавнего времени у нее оставалась хотя бы традиционная надежда на Москву. Если уж Путин несколько лет подряд расходовал немалые средства на рекрутинг местных чиновников и активистов (к примеру, через пресловутый "Фонд Горчакова"), но не смог пробить коридор на Тирасполь своими "героическими" дивизиями, то почему бы ему хотя бы не удовлетворить законные требования местного населения в сфере материального обеспечения?

Но, похоже, накопленные ПМР долги за поставку энергоносителей (около $5 млрд) и ежегодная субсидия в $100 млн при официально утвержденных доходах бюджета в $224 млн и расходах в $722 млн, превратились для Кремля в непосильную ношу. Стоит заметить, что даже если бы ПМР была признанным государством, дефицит бюджета в 70%, и общий объем бюджета почти в размере ВВП, и многие другие сравнительные показатели - не могут не настораживать.  По итогам 2014 года анклав оказался окончательно нежизнеспособным даже в условиях сохранения российских субсидий на прежнем уровне. Более того, в конце января текущего года МИД РФ сформулировал свое видение статуса ПМР лишь в качестве особого административного района Молдовы, правила сосуществования которого с Кишиневым должен определить давно парализованный Москвой формат переговоров "5+2". 

Углубление российского экономического кризиса заставляет Тирасполь задуматься о своей дальнейшей судьбе. С одной стороны, средства для минимального бюджета выживания все же могут быть предоставлены под давлением ультраконсервативных кругов в Москве. С другой стороны, рациональное желание тираспольского правительства выйти из изоляции путем трезвого диалога с Кишиневым, Киевом и Брюсселем может спровоцировать захват власти базирующимися в Приднестровье российскими военными. Так, как это произошло в оккупированной Автономной Республике Крым.

Для Украины проблемы населения откровенно застрявшего во времени и пространстве Приднестровья не являются чужими - десятки тысяч оказавшихся в неизбежной блокаде семей не только являются украинскими по происхождению, но и состоят в украинском гражданстве. Кроме того, полноценная реинтеграция этого района в хозяйственную систему Восточной Европы находится в поле зрения крупного и среднего бизнеса как в Кишиневе, так и в Киеве, Одессе, Виннице, Хмельницком и Черновцах, а также в пограничных регионах члена ЕС - Румынии.