Мир

Меркель согласилась, что Эрдоган главный в ЕС

Канцлер Германии готова обменять услуги Турции в разрешении кризиса с беженцами на ее интеграцию в Евросоюз

Фото: newsonly.gr

Голоса оптимистов в отношении миграционного кризиса в ЕС звучат все тише. И тяжелее всех приходится Ангеле Меркель, взявшей на себя ответственность за способность Евросоюза эффективно ответить на этот вызов. Но Берлин все же нашел возможность выстроить систему обороны от волн дестабилизации, причем ключевым звеном данной системы является Турция. Теперь Германия - через Евросоюз - предлагает Анкаре введение безвизового режима и 3 млрд евро в придачу в обмен на превращение Турции в эффективный фильтр, способный остановить нашествие. Ради этого Ангела Меркель даже ездила в Анкару.

Для Турции в данном предложении содержатся одни выгоды: внезапно для избирателей (около 5% которых живут за границей, а большинство - в Германии) Эрдоган выступил в роли прогрессивного евроинтегратора, страна вливается, по сути, на своих условиях в европейскую семью, получая приток средств и возможность тормозить создание курдского государства. А вот выгоды Европы отнюдь не очевидны. Пресловутые европейские принципы опять окажутся в подвешенном состоянии. Ведь тот же вопрос отмены виз, как правило, используется ЕС как инструмент, с помощью которого Брюссель добивается позитивных политических и экономических изменений в странах, которые, как и Турция, стремятся присоединиться к ЕС. Скажем, по Украине, которой Евросоюз просто обязан открыть свои границы, поскольку ни одна страна со времен создания ЕС не проливала кровь за европейские ценности, ездит каток гармонизации и инспекций. Страны Балкан, бывшей Югославии прошли или проходят натуральную муштру, прежде чем перед ними открываются европейские ворота, притом что хотя бы ввиду небольшого населения они никому и ничем в ЕС угрожать не способны.

Протянутая Анкарой рука помощи ставит Германию в более гротескное положение еще и потому, что общеевропейский тыл у Меркель оказался откровенно слабоват. Это наглядно показали события всего лишь одной прошедшей недели. Финляндия существенно снизила свое квотное участие в приеме беженцев. Словения, подключившая к охране границ армию, по иронии судьбы играет архетипическую роль крепости, заперевшей вход в Европу. Такую же политику проводят Венгрия и Болгария, которые в последнюю очередь заинтересованы в новых исторических пертурбациях, ведь экономическая стабильность в этих странах до сих пор крайне поверхностна. В Швейцарии, связанной с ЕС множеством системных договоренностей, на выборах побеждают крайние консерваторы. С юга в план форсированной интеграции Турции в Евросоюз предсказуемо вонзил свой стилет Кипр. Дело в том, что Анкара объявила о начале с 20 октября разведки запасов нефти и газа в исключительной экономической зоне Кипра. И тут же турецкое научно-исследовательское судно "Барбаросса" в сопровождении военного корабля вошло в исключительную экономическую зону Кипра. Тот уже подал жалобу в Европейский совет и гарантированно постарается заблокировать любое дальнейшее сближение Турции с ЕС.

Пугало мигрантского нашествия сыграет с Москвой злую шутку, впервые за многие столетия возвращая европейскую сверхдержаву в историческую Анатолию

Впрочем, на фоне германо-турецкого сближения жалобы Кипра вряд ли прозвучат слишком громко. Тем более что на прошедшем в конце недели съезде превалирующей в Европарламенте Европейской народной партии достигнут компромисс по вопросу миграции, и "турецкий аргумент" Берлина, как представляется, сыграл в этом единении далеко не последнюю роль. Иными словами, Меркель (которая совсем недавно высказывала сомнения в том, что Анкара способна присоединиться к европейскому блоку в обозримой перспективе) вполне может закрыть глаза на принципы и сыграть партию в realpolitik.

Причем смена власти в Турции (а она вполне возможна), поскольку даже в Германии второе место среди турецких избирателей (21%) взяли "курдские левые", уже не развернет курс этого корабля прочь от Европы. Поскольку именно партия Эрдогана является наиболее консервативной. Между прочим в данном контексте примечательны и настроения в европейской официозной печати. Так, ситуацию в Новой Европе вдруг стали называть Новым Средневековьем. В этом случае речь идет о том, что эпоха проевропейских либералов с тем или иным смещением по отношению к уровню налогообложения завершилась во всей вышеградской зоне, служившей образцом интеграции. В Польше возвращается к власти "Право и справедливость", в Венгрии единственные серьезные конкуренты Виктора Орбана - национал-экстремисты из "Йоббика", в Чехии парламент оккупирован группировками, единственной целью которых является власть как таковая, в Словакии продолжает оставаться у власти склонный к политическим манипуляциям как бы левый популист Роберт Фицо.

Таким образом, в восточной части Евросоюза Брюссель и Берлин никак не могут найти понимание для своей оптимистической антииммиграционной политики. Будет показательно, если в роли такого союзника начнет все чаще выступать Турция, чье (пусть постепенное, рассчитанное на многие годы) вступление в ЕС выведет Европу на рубежи Сирии и Ирака. Подобная перспектива, конечно, не радует ряд середняков из числа нынешних членов Евросоюза - их влияние скукоживается еще с дней финансового шока 2008-2010 гг. и им все чаще приходится согласовывать свою внешнюю политику с Европейским центральным банком. Надо сказать, что усиление Турции ломает планы не только тех, кто хотел бы держать эту огромную экономику подальше от европейского рынка и рабочего законодательства, но и России, умудрившейся вдребезги побить горшки с Анкарой.

Москве теперь не удается проникнуть в Европу южным маршрутом, притом что после нападения России на Украину потерян маршрут западный, а на северном финны активно сближаются с НАТО и, скорее всего, вступят в этот союз в ближайшие годы. Поэтому пугало мигрантского нашествия, которым активно размахивают перед носом российского телезрителя, вероятно, сыграет с Москвой злую шутку, впервые за многие столетия возвращая европейскую сверхдержаву (точнее, ее новую версию) в историческую Анатолию.