Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Научи меня плохому. Как Украина раскачивает субъекты Российской Федерации

Понедельник, 27 Ноября 2017, 11:00
Одна из наиболее часто упоминаемых в мировых СМИ успешная украинская реформа – децентрализация. И ее видят российские региональные активисты и чиновники

В ноябре Владимир Путин начал готовить почву для будущего усмирения региональных элит, но сможет ли он после выборов отобрать то, что они получат за предвыборную поддержку, неизвестно.

В последнее время в российских СМИ все чаще появляются материалы о росте протестных настроений в российских регионах. Их, конечно же, рано считать предвестниками скорого падения путинского режима или прекращения его агрессии в Украине. Но Кремль и "Единая Россия" (также широко известная соотечественникам как "партия жуликов и воров") делают очень много для того, чтобы приблизить эти столь желанные украинцам события. И стараются для этого по всем фронтам.

Куда деваются доноры

ДС уже писала о серьезных противоречиях, наметившихся в отношениях Москвы и Казани после порожденного заявлением Владимира Путина языкового конфликта. Но находящийся пока на особом положении в России Татарстан - лишь один из наиболее ярких примеров. Во многих других регионах наметились свои конфликтные линии с федеральным центром. В чем-то одинаковые, в чем-то не похожие на татарские.

К первым относятся, например, попытки Кремля отнять в бюджет побольше денег у регионов-доноров, к числу которых относится и богатый нефтью Татарстан, для "латания дыр" в дотационных субъектах федерации. И Владимира Путина не останавливает в этих его стремлениях даже то, что за годы его мудрого правления и так небольшое количество первых сократилось, а последних, соответственно, выросло: в 2001-м году доноров было 20, а на начало нынешнего года их осталось 13. То есть, донором остается лишь каждый шестой из 85 российских регионов: Калужская область, Ленинградская область, Москва, Московская область, Ненецкий автономный округ, Самарская область, Санкт-Петербург, Сахалинская область, Свердловская область, Татарстан, Тюменская область, Ханты-Мансийский автономный округ и Ямало-Ненецкий автономный округ.

Еще в прошлом году их было 14, но Ярославская область покинула этот список, уступив место в нем Калужской - единственный за последние десять лет случай перехода дотационного региона в статус донора (к слову: наиболее дотационными регионами являются Дагестан, Якутия, Камчатка, Алтай, Тыва, Бурятия, Ставрополье, Башкирия и, конечно же, Чечня с Крымом).

Стоит отметить, что именно финансовый вопрос стал первым, из-за которого президент Татарстана Рустам Минниханов стал фрондировать с Кремлем. Видимо, решил, что и его республика может, как и Башкортостан, недавно бывший среди регионов -доноров, оказаться в списке наиболее нуждающихся в дотациях субъектов федерации.

Поэтому Минниханов еще в прошлом году начал поднимать тему: в мае выступил на заседании Совета Федерации, заявив, что из семисот с лишним миллиардов рублей, собранных на территории республики за последние три года, в консолидированный бюджет Татарстана попадала не половина, как того требует норма о паритетном распределении налоговых доходов между федеральным бюджетом и бюджетами субъектов, а от 23 до 30 процентов.

Видимо, не встретив понимания Кремля, глава республики довольно резко выступил на заседании ее Государтвенного совета (парламента), предупреждая о негативных последствиях "раскулачивания" регионов. Но наибольший резонанс получило его выступление на Гайдаровском форуме в январе 2017 года, когда к "финансовой региональной фронде" присоединились еще несколько региональных лидеров, среди которых ярче всех выделялся глава недавно переставшей быть дотационной Калужской области Анатолий Артамонов.

Резонанс мог бы быть и больше, но Кремль, вероятно, предвидел такой вариант и послал на форум свое секретное оружие - известного красноречием "Хирурга"-Залдостанова. Именно его участие стало главным вопросом, который в контексте форума обсуждали как эксперты, так и соцсети.

"Купировав" таким образом резонанс, Кремль принялся "гасить" пожар всеми возможными средствами. В их числе, по мнению ряда экспертов, и разразившийся весной в Татарстане банковский кризис, и участившиеся упоминания высказываний Жириновского о татаро-монгольском иге распухшей "как на свадьбе" Казани (так он реагировал на проигрыш на президентских выборах в Татарстане в 2015 году имеющего две судимости кандидата от ЛДПР), и спровоцированное Путиным обострение "языкового вопроса", и его же недавняя законодательная инициатива о поручении охраны российских губернаторов структурам Росгвардии - неподконтрольной никому кроме Путина силовой структуры.

Москва, отдай налоги!

Возымеют ли подобные усмирительные меры действие на региональных лидеров в будущем, сказать сложно. Тем более, с учетом того, что последняя была предложена только в ноябре, как и недавний путинский указ об утверждении системы оценки эффективности региональных властей. Но, судя по поведению глав других регионов за прошедший после выступлений татарстанского президента год, они будут пытаться максимально использовать свою нужность центральной власти в качестве организаторов президентской избирательной кампании на уровне субъектов федерации. И пробовать добиваться от Кремля уступок по разным вопросам, в первую очередь - финансовым. Как это сделал глава Сахалинской области, который, будучи в регионе "варягом", поддержал негативное отношение местного законодательного собрания к намерению Кремля забирать в федеральный бюджет 75% доходов от нефтедобычи вместо 25%, как это было раньше.

Олег Кожемяко даже поехал в Москву, чтобы донести позицию региона и добился перераспределения на уровне 50/50 ("разошлись на половине", как говорили колоритные персонажи 90-х, которыми в России пугают детей, подчеркивая ценность путинской "стабильности").

Однако пытаются фрондировать не только богатые регионы-доноры: воспользоваться предвыборными возможностями добиться уступчивости от Кремля хотят и более бедные области. На Гайдаровских форуме татарского и калужского лидеров поддержали губернаторы Красноярского края, Ульяновской и Владимирской областей.

А на местном уровне Фронда проявилась за последнее время, например, в Хакасии. Тамошние депутаты осудили действия контролируемых из центра силовиков и попросили у Медведева и Госдумы финподдержки на сумму в 28,2 млрд рублей (они считают, что Кремль перераспределил себе долю в сборе налогов, и хотят, чтобы им вернули потери).

А вот Новосибирск, где заксобрание обратилось к Кремлю с предложением вернуть региону весь отобранный акцизный сбор на топливо (сейчас в местный бюджет идет не 100% этого налога, а только 60%, если не меньше). При этом местные депутаты, во-первых, заявили, что в противном случае на строительство и ремонт дорог денег не хватит, а, вторых, выразили недовольство отношением к себе врио губернатора Андрея Травникова, не желающего посещать их собрания и осудившего их обращение к федеральному центру по поводу излишней жадности Москвы.

Плохо складываются отношения с местными депутатами и у врио главы Нижегородской области - тоже присланного по разнарядке "варяга" Глеба Никитина, который не может получить контроль над областным центром. Команда экс-мера Нижнего Новгорода Олега Сорокина чинит ему препятствия, в частности не давая отстранить нынешнего спикера горсовета Елизавету Солонченко.

Сахалинцам с "варягом"-губернатором (то ли как с чиновником, то ли как с нормальным человеком) повезло больше. Видимо, вышеописанное желание поработать для пользы региона и отсутствие страха хотя бы поднять неприятные вопросы в Москве - очень большая редкость. В отличие от обычной косности российского чиновничьего аппарата, сформированного ментально еще где-то в эпоху Николая Первого (если не в эпоху Ивана Грозного). Поэтому борьбу за распределение финансов региональные элиты хотели бы закончить установлением правил, которые бы не нарушались лишь по желанию одного или нескольких московских чиновников.

Научи меня плохому

Губернаторы и местные заксобрания пока не спешат в открытую конфликтовать с Кремлем, памятуя, что в 1999 году уже, казалось бы, бессильная ельцинская Семья переиграла примаковско-лужковский блок, в котором важную роль играли недовольные Москвой "губеры".

Но их сегодняшнее тихое "фрондирование" имеет влияние на местное почти-гражданское общество. В одних регионах потихоньку начинают протестовать против политики Кремля, видя поддержку или нейтралитет местных властей, как, например, в Татарстане по языковому вопросу. В других - наоборот, против проворовавшейся местной власти, надеясь на поддержку "доброго царя".

Но результат говорит сам за себя: как утверждается в докладе Центра экономических и политических реформ, в первом квартале 2017 года было 283 протестных мероприятия, во втором - 378, а в третьем - уже 445. Это, конечно, картина разных акций несогласных с различными (в основном социально-экономическими) вопросами людей. Политические вопросы, вернее вопрос - о власти Путина - они не выдвигали, иначе бы сразу оказались вне политического поля из-за невозможности преодолеть толстые стены местных бутырок. Но невнимание кремлевской администрации к подобным акциям только потому, что они, в отличие от акций Навального, не выдвигают ничего антипутинского, может сработать и против ВВП.

Пока идет предвыборная кампания, и местные элиты, и местные активисты могут позволить себе немного больше, чем раньше. А Кремль - меньше. Возможно, именно поэтому в несколько районных муниципалитетов Москвы после сентябрьского "единого дня голосования" вошли только "яблочники". И они же провели своего кандидата на пост главы районной администрации Гдовского района Псковской области 12 ноября.

Да, это один из самых западных районов одной из самых западных российских областей. Да, жители этого района, сидя без газа, могут сравнивать свою жизнь с жизнью соседей и из Ленинградской области (газифицирована, так как не дотационна), и из Эстонии (тем более). Но решающими факторами поражения "Единой России" кандидат от этой партии, признавший победу "яблочника", назвал то, что его собственная партия, мягко говоря, "зажралась". Как в персональном (бывшего "единоросского" главу района "забрали" за взяточничество), так и в общегосударственном варианте: 196 млн рублей всего бюджета Гдовского района - это меньше половины 480 млн, потраченных на новогоднюю подсветку в Москве.

Понятно, что надеяться на то, что российская дурь сама себя доконает, нам не стоит. Но одна из наиболее часто упоминаемых в мировых СМИ успешная украинская реформа - децентрализация. И ее видят российские региональные активисты и чиновники. Российское телевидение, конечно, навязчиво предлагает заглянуть "в Бездну" украинского "хаоса", но даже чиновники больше пользуются информацией из Интернета, чем из телевизора - если это, конечно нормальные чиновники. И делают выводы, что нужно получить от Кремля как можно больше, пока он не провел избирательную кампанию и не начал снова закручивать гайки.

Вся эта Фронда может закончиться в марте следующего года, когда Кремль начнет отбирать обратно розданное в моменты "электоральной слабости". И будет это делать до следующего избирательного цикла. Но стоит вспомнить то, что ячейки самоорганизации, которые сыграли решающую роль в становлении, а затем и победе Евромайдана, формировались не Госдепом. А предварительным протестными акциями и ситуациями типа "снежного апокалипсиса" марта 2013 года. И последние сыграли едва ли не большую роль, чем первые. Ведь активистами оказывались аполитичные люди, которые просто пытались помогать другим, но "в процессе" поняли силу объединения усилий.

Поэтому быстро закрутить гайки у Москвы после выборов может и не получится. Тем более, что 2 февраля истекает срок, данный американскими парламентариями спецслужбам на предоставление данных о действиях и заграничном имуществе широкого круга подсанкционных "друзей Путина". И региональные "фрондеры" могут отодвинуться в кремлевской повестке на второй план.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир