Мир

Почему Россия преждевременно радуется успеху французских националистов

Результаты партии "большого друга Кремля" Марин Ле Пен хоть и дают повод для беспокойства, отнюдь не являются приговором "старой доброй Франции"

Ajnj^ rt.com

В минувшее воскресенье во Франции прошел первый тур выборов в региональные советы. В нескольких регионах лидирует крайне правый "Национальный Фронт" (НФ), возглавляемый Марин Ле Пен, известной своими заигрываниями с Кремлем. Представители этой националистической партии могут впервые в истории возглавить некоторые французские регионы. Есть и другой весомый повод для беспокойства: в сумме по стране списки националистов набрали 28%. Они заняли, таким образом, неформальное первое место, обогнав - хотя и с минимальным отрывом - и республиканцев Саркози с 27%, и социалистов с 23%. Эти цифры практического электорального значения не имеют, но зато имеют политическое значение. Есть ли смысл говорить о триумфе крайне правых и о поражении традиционного французского истеблишмента?

Российские новостные и аналитические ресурсы преподносят данные выборы как большую победу своих друзей: будто бы НФ стал бесспорным победителем выборов, лидируя в семи из тринадцати французских регионов. Семь из тринадцати - это как бы больше половины. Но если отвести глаза от кремлевской пропаганды и обратиться к первоисточникам и фактам, то сразу вспоминается старый советский анекдот об агентстве ТАСС, которое вынуждено было опровергать свое предыдущее сообщение. Не Рабинович, а Абрамович, не в Спортлото, а в преферанс, не "Волгу", а "Запорожец", и не выиграл, а проиграл.

Во-первых, Национальный фронт лидирует не в семи, а в шести регионах, хотя это и "мелочь". Во-вторых, выборы проходили не в тринадцати регионах, а в семнадцати, что уже более существенно. Околокремлевские товарищи, видимо, по каким-то своим причинам не захотели учитывать голосование в заморских владениях. А подбивая итоги в континентальных, "ошиблись" в определении лидера в каком-то одном из них. Конечно, ведь шесть из семнадцати уже не является такой же "победой", как семь из тринадцати.

В-третьих, пока состоялся всего лишь первый тур, и это принципиальный момент. Учитывая, что Национальный фронт находится на крайнем правом фланге политикума, - правее него никого нет, - то лидерство в первом туре отнюдь не означает выигрыша во втором. Просто потому, что низок резерв притока дополнительных голосов во втором туре: сторонники проигравших партий, по теории, будут стремиться голосовать за более центристские варианты. То есть, в нашем французском случае, за списки коалиций с участием находящихся ныне при власти социалистов или же республиканцев, возглавляемых бывшим президентом Николя Саркози. Это, имеется в виду, в большинстве случаев, так как в отдельных регионах во второй тур выходят и другие партии.

Околокремлевские товарищи, видимо, по каким-то своим причинам не захотели учитывать голосование в заморских владениях. А подбивая итоги в континентальных, "ошиблись" в определении лидера в каком-то одном из них. Конечно, ведь шесть из семнадцати уже не является такой же "победой", как семь из тринадцати

Даже двум женщинам из семейства Ле Пен, лидирующим пока что в своих регионах, еще предстоит поволноваться: хотя их победа и более вероятна, но все равно не гарантирована. Главы списка партии, Марин Ле Пен, набирает 41% в регионе Нор-Па-де-Кале, где она уже пять лет является членом регионального совета - еще с предыдущих выборов. Кроме Марин, ведущей электоральную битву на севере, в выборах в южном регионе Прованс-Альпы-Лазурный Берег, участвует её племянница - самый молодой депутат французского парламента, 25-летняя Марион Марешаль-Ле Пен, показавшая, по странной причуде статистики, тот же самый результат в 41%.

В ключевом вопросе - будет ли достигнуто в ближайшие дни электоральное соглашение между основными конкурентами Национального фронта, республиканцами и социалистами - похоже, уже наметились некоторые подвижки. Если до первого тура договориться по этому вопросу не удавалось, то после выходных почва для договоренностей стала более благоприятной. Уже в ночь на понедельник социалисты сделали весьма трезвый шаг. По словам первого секретаря партии Камбаделиса, они отзовут свои списки в тех двух регионах, где как раз и выдвигаются Марион и Марин. Таким образом, в обоих регионах - и на юге, и на севере - националисты выходят во второй тур лишь с республиканцами. Это будут единственные в стране регионы, где второй тур пройдет с участием только двух партий (в большинстве - будет три, а в некоторых - четыре и больше партий). Если приплюсовать голоса, отданные за социалистов и республиканцев, то в тех регионах, где пока что лидируют Марион и Марин Ле Пены, в сумме получится даже немного больше их нынешних показателей. Борьба продолжает оставаться напряженной.

Неопределенной пока остается ситуация еще в четырех регионах, где националисты победили. Это Бургундия-Франш-Конте, Центр-Валь-де-Луара, Эльзас-Шампань-Ардены-Лотарингия, Лангедок-Руссильйон-Юг-Пиренеи. Здесь пока что никто ни в чью пользу не снимался. Республиканцы, к тому же, до первого тура определенно заявляли, что свои списки отзывать не будут в любом случае, в отличие от социалистов. Если никаких электоральных договоренностей по этим регионам не будет, то в двух-трех из них, где имеется хороший отрыв, Национальный фронт может и победить. Во всех остальных регионах победа партии Ле Пен не светит. Второй тур, который все и расставит на свои места, состоится у французов уже через неделю, 13 декабря.

Марион Марешаль-Ле ПенПоэтому, в-четвертых, говорить о громких победах НФ пока, по меньшей мере, преждевременно. Что действительно имеет место - так это четкий факт масштабного протестного голосования, знакомого украинцам хотя бы по памятному триумфу ВО "Свобода". Также очевиден и проигрыш находящихся у власти социалистов. Ведь представителем этой силы является не только президент Франсуа Олланд, но и главы абсолютного большинства советов в регионах. Возможно, по итогам выборов социалисты утратят лидерство в более чем половине из них, и это при том, что, согласно вступающей в силу с нового года административной реформе, число регионов и так сократится. Республиканцы Саркози - наоборот, та политическая сила, которая ослаблением социалистов воспользуется. Ни в протестных голосованиях, ни в поражениях инкумбентов (лиц, ныне занимающих выборные должности) ничего экстраординарного самого по себе нет. Это сигнал, что повестку дня следует менять, и даже Олланд и правительство социалистов пытаются в какой-то мере это делать.

Во многом на руку партии Ле Пенов сыграли трагические события в Париже - теракты, совершённые в ночь с 13 на 14 ноября. Наблюдатели отмечают рост рейтинга Марин Ле Пен и ее партии именно в последовавшие за этим недели. Эта информация заставляет под новым углом взглянуть на выводы тех аналитиков, которые еще в первые дни после терактов отмечали, что они выгодны Путину и даже находили в парижских событиях российский след. Подводя политические итоги первого тура региональных выборов, действительно, можно сказать, что во Франции появляется влиятельная третья сила. И, учитывая то, что мы о ней знаем, это звонок тревожный. Но прощаться со старой доброй Францией, которую мы знаем, пока что однозначно рано. Она еще даст Ле Пенам бой.