Мир

Почему Россию раздражает подготовка НАТО к обороне

В лексиконе россиян «укрепление границ» – это эвфемизм, означающий наращивание ударной группировки в западной части страны

Фото: 1080.plus, diplomaticourier.com

Позвонили мне на днях с российского «Радио Спутник»,   за комментарием о готовящемся июньском саммите НАТО. Но увы, все сорвалось. Ведущей хотелось обязательно услышать от меня, что, мол, России необходимо укреплять границы. А я так не считал,  и запасного мнения у меня с собой, как на грех, не было. В общем, остались слушатели «Радио Спутник» без моего комментария. Хотя мне было что им сказать. И о том, что происходит между Россией и НАТО, и о том, почему России в этой ситуации «укреплять границы» не надо.

Саммит Альянса в Варшаве действительно будет посвящен российской теме. По многим причинам. Например, из-за войны в Украине. Из-за российских информационных вбросов и постоянных попыток дестабилизировать Европу. Из-за того, что прямые угрозы ядерным ударом с российской стороны слышны постоянно. Причем речь идет уже о превентивной акции устрашения — в своем последнем «ядерном спиче» Владимир Жириновский говорил именно об этом. Словом, поскольку агрессивное поведение стало для россиян уже нормой и градус агрессии постоянно растет, европейцев это встревожило.

При этом НАТО не планирует вторжения в Россию. НАТО по своему устройству вообще не очень-то и подходит для наступательных операций, это оборонительный блок. И весь опыт операций с участием НАТО это подтверждает. Так что «укреплять границы» против НАТО России никакого смысла нет.

Очевидно, впрочем, что «укрепление границ» — это эвфемизм, означающий наращивание российской ударной группировки в западной части страны. Но Россия сегодня воспринимается на Западе как агрессор и как страна, управляемая безответственным диктатором. И основания для этого есть: с момента распада СССР Россия вела агрессивную политику по отношению к бывшим советским республикам. Эта политика была преемственной по отношению к политике СССР, и в каждом случае эту преемственность можно проследить. В качестве относительно короткого и в то же время емкого справочного пособия по истории российской агрессии я рекомендую, к примеру, фильм «Лоботомия» Юрия Хащеватского. В нем весьма доступно и последовательно дана вся цепочка основных событий.

Вся политика России с момента распада СССР сводилась к попыткам удержать бывшие советские республики в сфере своего влияния. Любыми средствами. Внедрением своей агентуры в новые политические элиты. Экономическим давлением и шантажом. Созданием «пятой колонны» для подготовки государственного переворота — именно на это нацелены все без исключения организации, специализирующиеся на «защите» русского языка и русской культуры. 

Если и это не помогает — Россия идет на вооруженную агрессию, выдавая ее за защиту «своих».

Но тут есть одна деталь. После развала СССР статус «русскоязычных» не изменился на политическом и бытовом уровне только в Украине, Беларуси, Молдове и Грузии. Плюс с поправкой на малочисленность «русскоязычного» населения — в Армении и Азербайджане. «Русскоязычные» там — вовсе не этнические русские. Это русифицированные ссыльные переселенцы с заметной криминальной составляющей в культуре и ценностном наборе.

В остальных новых государствах «русскоязычных» разными способами перемножили на ноль: от брезгливо-корректной дискриминации в Балтии до наматывания кишок на забор, как это случалось в первые постсоветские годы в центральноазиатских странах. И при всех вариантах изолировали от общественной жизни, от участия в голосовании и иных форм политического влияния всех, кто не проявлял желания и усердия для ассимиляции в местной среде.

Сурово? Да, сурово. Но давайте посмотрим, во что на практике обходятся гуманизм и толерантность к российской «пятой колонне»?

Азербайджан и Армения втянуты в бесконечную войну. В Молдове сепаратистское Приднестровье заражает коррупцией и криминалом всю страну и соседнюю Одесскую область Украины заодно. Наша страна сначала подвергалась экономическому разграблению, а сейчас получила российскую интервенцию. Беларусь получила диктатуру Лукашенко, которого Кремль протолкнул во власть, де-факто организовав переворот. Грузия получила расчленение страны, два десятилетия нестабильности, организуемой с помощью российской агентуры и, наконец, тоже интервенцию. Такова цена терпимости к «профессиональным русскоязычным» провокаторам.

Зато там, где российскую «пятую колонну» жестко загоняли под плинтус и не позволяли даже пикнуть, все спокойно и не стреляют. 25 лет постсоветской истории доказывают: с Россией по-хорошему нельзя. Иначе ее гопники-«зарубежные соотечественники» сядут на голову хозяевам и выгонят их из собственного дома. Одного только я не могу понять: почему поддержка «русского мира» в любой ее форме еще не внесена в УК сопредельных с Россией государств как тяжкое государственное преступление?

Что касается НАТО, то после распада СССР он довольно последовательно пытался интегрировать в себя продукты этого распада, включая и Россию.

Но СССР был страной-террористом и страной-агрессором, и это доказать можно с фактами в руках. Что означает: бывшие советские республики сначала должны продемонстрировать отход от советской модели и советской ментальности. Только после этого они могут стать полноправными членами европейского альянса по поддержанию мира и порядка. Об этом и говорили европейцы России и постсоветским странам, оговаривая условия вступления в НАТО. Речь шла не столько о соответствии натовским стандартам, сколько о политическом соответствии общим правилам жизни Европы.

Надо сказать — Европа и США очень много сделали для модернизации России и бонусы российскому руководству предлагали серьезные. Несколько лет Путин колебался, но оказался заложником трех сил: чиновничества, которое плавно перетекло из советского аппарата в новые структуры России, верхушки спецслужб и абсолютного большинства российских граждан. И потоптавшись на распутье, Россия скатилась назад и борется сегодня за лидерство среди мировых отморозков — от КНДР до Зимбабве.

Но Запад не хочет воевать. Запад очень ценит мир. Но поставленный в безвыходную ситуацию, в ситуацию выбора между отказом от основных ценностей западной цивилизации и социальным откатом человечества на 100–200 лет назад (а именно этого и добивается Путин) и войной, Запад воевать еще как будет. С другой стороны, только социальный регресс на один-два века, распространенный на весь мир или, по меньшей мере, на большую его часть, способен спасти Россию от полного краха (прежде всего экономического и демографического). Ситуация не допускает компромисса. Путин, а точнее, система отношений, персонифицированным выражением которой он является, вынуждена раскачивать Запад и пытаться его обрушить — для нее это вопрос выживания. А для Запада вопрос выживания — жестко пресечь такие попытки.

В случае выхода на прямой конфликт между НАТО и Россией силы и ресурсы сторон будут несопоставимы. Россию сотрут в порошок и сдуют как пыль — во всех случаях и при любых сценариях, если только Запад не отыграет назад. Запугать Запад, взять его «на понт» — вот последняя надежда Путина.

И Запад осторожничает. Он все тщательно просчитывает. Кроме того, он не любит насилия, выходящего за пределы минимально необходимого. И, что самое важное, Запад пока еще не потерял окончательно надежду на возможность реформирования России как общества без ее полного слома и дезинтеграции.

Но как только Запад придет к выводу о том, что, во-первых, Россия непредсказуема и действительно может нанести превентивный удар, а во-вторых, что она нереформируема в принципе, ее разгром станет делом максимум двух лет. На финише Россию будет ждать раздел 10-15 отдельно управляемых оккупационных зон, локальные армии в этих зонах под внешним контролем и только для подавления внутреннего сопротивления. В целом, это будет напоминать разгром Ирака, но все будет в разы жестче, потому что в России много оружия, и его необходимо быстро и жестко взять под контроль.

Фото: dw.com

За 25 лет после распада СССР Запад перепробовал все методы перевоспитания России как целого, и все они с треском провалились. И сейчас Россия уже в миллиметре от ситуации, когда будет принято решение о ее полном демонтаже. Оно, собственно говоря, может быть принято в любой момент — Запад подошел к этому вплотную. Вот, чтобы было понятнее, примерный перечень решений, которые будут приняты на саммите НАТО в Варшаве.

— Формирование Very High Readiness Joint Task Force — международной бригады из пяти батальонов, которая может быть переброшена в любую точку мира, где нужно подавить российскую агрессию, в течение 36 часов. Я особо подчеркиваю — бригада целевая. Она формируется как ответ именно на российскую агрессию. НАТО очень долго раскачивался, очень не хотел идти на такой шаг, но Россия своими действиями все-таки вынудила его на это.

— Ближайшие к этой точке силы ВВС и ВМС НАТО поступают в распоряжение руководства бригады и обязаны оказывать ей военную поддержку.

— Командующие кораблями НАТО получат право самостоятельно принимать решения об атаке российских атомных подводных лодок в случае возникновения экстренной ситуации. В том числе и о превентивной атаке. То есть для ясности: вот выступил в очередной раз Жириновский с предложением жахнуть ядерной бомбой по какой-нибудь небольшой стране, а его речь в переводе попала капитану на мостик и тут как раз засекли российскую субмарину. И капитан, впечатленный речью лидера ЛДПР, имеет полное право принять решение эту консервную банку атаковать и утопить. И ничего, кроме поощрения и служебного роста ему за это не будет. Он действовал в своем праве, в рамках своих полномочий.

— Понятие «интервенции» распространяется не только на прямое вторжение вооруженных сил России на территорию стран НАТО, но и задействование Россией средств радиоэлектронной борьбы, а также на проведение кибератак против государственных и военных объектов стран Альянса. Во всех таких случаях может быть принято решение о военном ответе на такие действия.

Причем критерии, по которым это решение будет приниматься, засекретят, чтобы у России не было соблазна устраивать провокации, действуя на грани фола, но чуть ниже болевого порога.

Нет, это еще не война. Война — это открытие огня, как только цель оказывается в зоне поражения. С Россией пока еще разговаривают. Но это уже действительно последний ее шанс.

Вот почему провоцировать НАТО, наращивая потенциал противостояния России, определенно не следует.