Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Ереванский театр. Почему Армения останется кавказской Сербией

Четверг, 19 Апреля 2018, 17:00
Слухи об "армянском Майдане" оказались сильно преувеличены. Геополитическое положение и исторический рок не оставляют Армении другого выхода как оставаться марионеткой России

Фото: EPA/UPG

Размах протестов в Армении, судя по числу задержанных, продолжает нарастать. К полудню 19 апреля полиция задержала в центре Еревана 106 протестующих.  Днем ранее их было только 68.

Непосредственной причиной протеста стала политическая реинкарнация экс-президента и уже действующего премьера Сержа Саргсяна. Бывший полевой командир из Карабаха, проросший в армянскую политику и занимавший кресло президента последние 10 лет решил продлить свою политическую карьеру, и это вызвало недовольство некоторой части армянского общества.  

Комбинация, проделанная Саргсяном, крайне незатейлива. Поскольку по результатам конституционного референдума 2015 г. Армения перешла от президентской формы правления к парламентской, президент превратился в протокольную фигуру. Реальная власть отныне сосредоточена в руках премьера. При этом и президента, и премьера выбирают депутаты армянского парламента — Национального собрания Армении. В парламенте 105 мест, 65 из которых принадлежат Республиканской партии Армении (РПА), которую с 2007 г. возглавляет все тот же Серж Саргсян.

Далее все развивалось по очевидному сценарию. Сначала 90 голосами из 105 на пост президента был избран 2 марта компромиссно-беспартийный Армен Саркисян, успевший побывать и премьер-министром, и послом в Великобритании. В Великобритании он отлично прижился, в мае 2013 г. сопровождал принца Чарльза во время поездки в Армению, оба его сына получили образование в престижных британских школах.  Правда, к Саркисяну возник вопрос в связи с его двойным гражданством, что запрещено армянским законодательством. Но вопрос спустили на тормозах — мол, да, был у Саркисяна британский паспорт, но, во-первых, дело это уже прошлое, а во-вторых, очень уж ему надо было, вы войдите в его положение. По поводу "надо" Саркисян был довольно невнятен, упирая на разъезды и проблемы безопасности. Со сроками вышла неясность.  Сначала речь шла о периоде между 2002 и 2007 гг. Затем Саркисян сообщил, что со 2 декабря 2011 г. он является гражданином только Армении. Но тут на свет вылезли налоговые отчеты некоего ООО Eurasia House International за период с 2011 по 2014 гг., в которых Саркисян, его учредитель и директор, указал в качестве страны проживания Великобританию, а в качестве гражданства — британское.  Так или иначе, но тему увели в тень, и Саркисян стал президентом.

Затем наступила вторая фаза: РПА выдвинула Сержа Саргсяна кандидатом в премьеры. С 14 апреля в Ереване по этому поводу начались протесты, интенсивность которых пошла по нарастающей.  К понедельнику протестующие перекрыли центр города, а у протестов выявился лидер — депутат парламента Армении от оппозиционной фракции "Елк" Никол Пашинян. Другие возможные лидеры протеста были арестованы полицией, а Пашинян прикрыт депутатской неприкосновенностью.

Несмотря на протесты (а чего на них смотреть?), парламент утвердил Саргсяна в должности премьера 77 голосами за. Протесты продолжились, но вяло, в том смысле, что за рамки относительно мирных, хотя и с отдельными эксцессами, с которыми полиция вполне справляется, они так и не вышли. Хотя число задержанных и растет день ото дня,  после беседы и составления протокола их отпускают домой. Иными словами, ничего, кроме картинок и новостей, протестующие не породили. Очевидно, что, с одной стороны, их сил недостаточно для решительных действий, с другой — власть их вялый протест вполне устраивает. Как заявил в среду журналистам депутат парламента от  РПА Гагик Минасян, "это нормальное явление в демократических странах". "Пока все не выходит за рамки закона, это повышает наш международный авторитет", — резюмировал он.

Таким образом, анализировать варианты штурма парламента, ареста Саргсяна и вероятности оказания ему экстренной помощи с российской базы в Гюмри нет необходимости, поскольку до такого накала протесты заведомо не дойдут. Для революции протестующих откровенно мало, и они недостаточно радикальны. Большинство граждан не то чтобы было в восторге от власти, но не поддерживает и оппозицию. И вообще, кто-то же пошел и проголосовал на парламентских выборах за то, чтобы в парламенте сидело 65 депутатов от РПА? Не из воздуха же они там возникли?

Теперь о причинах протестов. Протестующие обвиняют Саргсяна в неэффективном управлении страной. Грубо говоря, в том, что Армения загнана в изоляцию, и по этой причине вынуждена пребывать в роли российской марионетки. Но иначе и быть не могло, поскольку с момента обретения независимости политика Армении плотно завязана на Карабах. Степанакерт виляет Ереваном, как хвост собакой. А при таких приоритетах изоляция была неизбежна.

Особенности армянского партийного строительства лишь закрепили этот процесс. Правящая РПА — во главе, напомню, с бывшим полевым командиром из Карабаха Саргсяном — объявила своей идеологической основой учение Гарегина Нжде "Цехакронутюн", согласно которому высшей ценностью для индивидуума является его нация, вне которой он не может полноценно существовать, и ставящему целью объединение армянского народа на всей территории его исторической родины в рамках единого армянского государства. Очевидно, что такая идеологическая основа твердо гарантирует по меньшей мере прохладные отношения с соседями.  Со всеми вытекающими последствиями: экономический тупик, массовая эмиграция, вечная война в Карабахе, обезлюживание и деградация самой Армении, без шансов стать не то что "великой", а просто пригодной для проживания и с вассальной зависимостью от России. Фактически Армения стала кавказским аналогом Сербии, с той лишь разницей, что Сербия расположена существенно западнее и в европейские структуры ее так или иначе втащат. А вот Армении с расположением повезло меньше.

Винить во всем этом лично Саргсяна по меньшей мере опрометчиво. Саргсян, продавая себя и свою партию на армянском политическом рынке, просто реагировал на имеющийся спрос. Иными словами, армяне получили то, чего пожелало большинство из них. А меньшинство протестует сейчас на улицах Еревана, и только Еревана. Еще чуть-чуть что-то такое было и во втором по величине городе — Гюмри, но уже совсем мимолетно.

Лидер протестов Никол Пашинян на фоне пары Саргсян–Саркисян выглядит слабо. Ни боевой биографии и, следовательно, поддержки радикальных националистов, ни международных связей, ни опыта управления у него нет. Нет и команды — он выступает в одиночку. Иными словами, его удел — быть витриной армянской демократии, которая допускает умеренные протесты в рамках закона.

Что касается дальнейшего развития событий в Армении, то, по всей вероятности, Саргсян, будучи человеком прагматичным — а иначе он не сохранился бы в политике так долго и не взлетел бы на самый верх с не самого лучшего старта, понимает, что страна в тупике и из него необходимо выходить, мало-помалу сдавая назад. Вот только сдача назад сопряжена с большими рисками. Во-первых, условная, необязательно только в рядах РПА, а рассеянная по всей Армении "партия Карабаха" очень велика и влиятельна. Не только изменение, но даже снижение риторики "Арцах — армянская земля" сопряжено с огромными политическими рисками. Во-вторых, Россия никогда ни одну страну не отпускала из своей сферы влияния легко и без проблем.

В этих условиях согласование РПА фигуры Саркисяна на пост президента — пусть даже этот пост сегодня чисто представительский — может рассматриваться как осторожный поиск выхода. Впрочем, каких-либо определенных планов у Саргсяна, очевидно, нет. Напротив, незадолго до своего утверждения премьером он освежил в своих выступлениях весь набор привычной карабахской риторики, что опять-таки было во многом предопределено протестами.   

В целом же ситуация в Армении напоминает постановку, уже много лет идущую в провинциальном театре. Роли давно разучены. Декорации успели обветшать, а низкие сборы не позволяют их обновить. Все яркие экспромты  отзвучали. Все актеры по очереди, напившись, уже падали  в зал. Зрителей мало, они одни и те же и видели решительно все, что могут им показать с этой сцены. Нужен новый ход, чтобы освежить происходящее и как-то развеять скуку, а его неоткуда взять. Да, собственно, и зрители... Им, конечно, надоело, но, с другой стороны, они привыкли и не очень-то жаждут перемен. Те, кто хотел перемен, по большей части в этот театр уже давно не ходят.  Кроме разве что кучки протестующих в фойе, которая тоже примелькалась и никому не интересна.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир