Мир

Путин уже проиграл своему главному врагу — Никите Хрущеву

Президент России рассматривает происходящее в Донбассе как состязание с США в духе Ка­риб­ского кризиса. На самом деле развязанный им конфликт с Укра­и­ной более напоминает ирано- иракскую войну на истощение

Фото "ДС"

Владимир Путин продолжает жить в своем иллюзорном мире советской кинохроники, где украшенный нежным утренним светом Кремль на равных противостоит загнивающему Западу, который под угрозами применения ядерной дубины вынужден постоянно идти на попятную, лишь бы не допустить начала Третьей мировой войны. В представлении хозяина Кремля его демонстративная игра мышцами рассчитана не на Украину, которая, на его взгляд, не является самостоятельным субъектом. Наша страна для Путина - лишь передовая театра военных действий с агрессивным блоком НАТО, поэтому к украинской границе нужно постоянно стягивать войска, а на оккупированную территорию Донбасса выводить ударные тактические группы, которые готовы в любой момент развернуть наступление на местечковых американских приспешников. Как и в самые напряженные моменты холодной войны, битва нервов сопровождается маневрами российской авиации на грани фола, активностью в космосе и тренировочными пусками межконтинентальных баллистических ракет. Одним словом, вот такой достойный ответ президенту США Бараку Обаме, посмевшему назвать Россию не мировым, а всего лишь региональным лидером. И делается это не в стиле Никиты Хрущева с его смешными угрозами "показать кузькину мать", а в жесткой путинской форме без участия обуви и другой анекдотической жестикуляции.

Иногда складывается впечатление, что Путин выбрал своим главным виртуальным спарринг-парт­нером именно Хрущева. Над развенчанием ниспровержения культа личности Сталина вся российская историография работает давно, что уже принесло определенные плоды, в раунде под названием "Крымнаш" Владимир Вла­ди­мирович уделал покойного Никиту Сергеевича практически вчистую, ну а теперь дело дошло до реванша за Карибский кризис, который в понимании Путина Хрущев опять же проиграл, когда согласился вывести ядерные ракеты с Кубы. На этот раз Кремль согласен вывести свои войска с Донбасса, но только в случае возвращения Украины в зону своих интересов, отмены западных санкций и выплаты компенсаций за их ущерб, унизительной процедуры восстановления G8, постройки "Южного потока" за счет средств Евросоюза и, наконец, присуждения Путину Нобелевской премии мира. Впрочем, выполнение последнего пункта необязательно и может быть предметом отдельных переговоров.

Путин постоянно виртуально соревнуется с Хрущевым,
но вполне может повторить судьбу другого покойника - Саддама Хусейна

Вместе с тем нынешнее поведение российского президента, его генералов и дипломатов до боли напоминает наработки команды первого секретаря ЦК КПСС 52-летней давности, начиная от непризнания субъектности Фи­де­ля Кастро и ведения переговоров напрямую с Вашингтоном и заканчивая операцией по перебазированию на Кубу советской техники и военнослужащих. Между прочим, в 1962 г. транспортировали солдат и оружие в трюмах гражданских кораблей, на которые ради маскировки была погружена сельскохозяйственная техника, и никто не знал, куда они плывут (в базовой версии для особо посвященных местом прибытия являлась Чукотка), а капитаны судов распечатывали секретные пакеты лишь в определенных квадратах. Спустя полвека российские десантники, "заблудившись" в Ростовской области Российской Федерации, обнаруживаются в контролируемых террористами районах Донетчины и Луганщины зачастую неожиданно для самих себя.

Только для самодостаточной экономики СССР, чье влияние распространялось действительно на полмира, затраты на такие дорогостоящие проекты были не столь критичными, как для современной России. А любые экономические санкции со стороны Запада Хрущев по праву мог назвать комариными укусами, так как существование железного занавеса не предусматривало активных торговых контактов с "буржуазным миром" как таковых. Речь шла только о способности нажать на красную кнопку пресловутого ядерного чемоданчика, на что советский лидер не решился, но вышел из ситуации с достоинством - США сняли блокаду Кубы, а режим Кастро не был свергнут и остался в зоне монопольного влияния СССР. Тем более что ряд американских военачальников посчитали отказ от атаки Кубы "наихудшим поражением в нашей истории".

Фото: sockraina.comЕсли спуститься с виртуальных геополитических вершин, на которых гордо восседает Путин, то развязанный им конфликт с Украиной более напоминает ирано-иракскую войну 1980-1988 гг. Тогда весь сыр-бор начался с претензий президента Ирака Саддама Хусейна на богатую нефтью иранскую провинцию Хузестан, но амбиции багдадского диктатора явно выходили за пределы Персидского залива. Перво-начальное успешное продвижение иракской армии вскоре натолкнулось на упорное сопротивление и было остановлено. К лету 1982 г. Иран вернул оккупированные Ираком территории, после чего стороны начали бессмысленную войну на истощение, которая через шесть лет закончилась подписанием перемирия с восстановлением довоенной ситуации. То есть в военном конфликте никто не одержал победу, зато и Ирак, и Иран понесли огромные потери, исчисляемые сотнями тысяч убитых и сотнями миллиардов долларов экономического ущерба. За восемь лет войны большинство приграничных с Ираком городов густонаселенного Хузестана оказались разорены, а инфраструктура нефтяной промышленности региона была сильно повреждена.

При этом главным отличием ирано-иракской войны от нынешнего украинско-российского конфликта является то, что на стороне багдадского агрессора были как страны НАТО, так и участники советского блока. То есть весь мир считал Ирак меньшим злом, чем Иран после победы там исламской революции, сейчас же поддерживают агрессию Путина лишь мировые изгои вроде Кубы, Северной Кореи или Судана. Но даже в условиях широкой мировой поддержки последствия той войны для иракской экономики оказались более чем удручающими. Кстати, для решения проблемы значительной задолженности тому же Кувейту Хусейн был вынужден вторгнуться в 1990 г. в эту страну и получил в ответ на это от международной коалиции во главе с США сначала "Бурю в пустыне" 1991 г., а затем, через 12 лет, "Шок и трепет". После чего в 2006 г. Саддам Хусейн был казнен новой иракской властью через повешение, а Ирак де-факто распался на несколько отдельных государств, постоянно пребывающих в режиме терактов и гражданских войн. Есть все основания предполагать, что в случае даже частичного наследования Россией такого иракского опыта процессы там будут происходить намного стремительнее.