Мир

Система воровства: Пять способов ужиться с коррупцией

Каждый рецепт борьбы с мздоимством годится лишь для определенной ее модели. Поэтому прежде чем пробовать чужие лекарства, нам нужно сначала решить для себя, что для нас может быть приемлемо

Фото: pixshark.com

Самый низкий уровень коррупции, по данным Transparency International, наблюдается в Дании, Новой Зеландии, Финляндии и Швеции. В течение последних четырех лет эти страны делили между собой первые четыре места в рейтинге наименее коррумпированных. Нет смысла спрашивать, как там выкорчевали это зло: оно там попросту не сумело укорениться.

Профилактическая модель. Например, в Новой Зеландии потомки британских переселенцев строили новое государство, учась на ошибках как самой Великобритании, так и соседней Австралии. И даже тот уровень коррупции, который был в этих странах, новозеландцы считали неприемлемым. В столичном Веллингтоне и других городах Новой Зеландии государственные деятели ходят по улицам без свиты и охраны, спокойно вступают в разговоры с согражданами. А самое страшное для них - это журналистские обвинения в злоупотреблениях. Взятки полицейским не приняты, ну а если какой-то иммигрант, не успевший освоиться с местными обычаями, попробует вместо штрафа "дать на лапу", его ждет еще один штраф или даже арест. Но, несмотря на эту идиллию, государственный гимн содержит строки: "Боже, защити нашу свободную землю от раздоров, зависти, ненависти и охрани наше государство от коррупции". Профилактика коррупции стала здесь национальной идеей. И эта идея сработала.

Для Украины пример Новой Зеландии и скандинавских стран является недостижимым идеалом именно потому, что там думают, как не заболеть, а наша проблема - как выздороветь. Так что нам нужно смотреть на страны, которые тоже страдают от этого недуга и пытаются от него избавиться.

Долгое время коррупция в Украине оставалась частью "общественного договора". Но Янукович и Ко возвели ее в абсолют и получили Майдан. И теперь общество уже не готово жить по старым негласным правилам

Партнерская модель. Характерна для большинства западных стран, в которых крупные корпорации обладают возможностями влиять на государственную политику, но более-менее давние и устойчивые традиции демократии удерживают их в рамках приличий, то есть партнерства, а не диктата. Например, в США нефтегазовые и военно-промышленные компании традиционно поддерживают республиканцев и благодаря этому участвуют в формировании внешней политики (при любом президенте). Украинские олигархи имели бы основания претендовать на подобную роль, если бы они по примеру крупнейших американских корпораций вкладывали свои доходы в разработку высоких технологий, которые, стоит напомнить, и обеспечивают лидирующие позиции США в мировой политике и экономике. И уж точно не стоит брать за образец Италию или Грецию.

Конвенциональная модель. Распространена в бывших соцстранах, где коррупция успела стать частью "общественного договора". В первые годы после развала соц-
лагеря и ликвидации коммунистических режимов в этих странах многие служащие и другие бюджетники имели нищенские зарплаты, поэтому государство и общество закрывали глаза на получение ими взяток. Однако если привычка к подобному вознаграждению не исчезает даже после значительного увеличения зарплат в госсекторе, любые реформы в стране буксуют. Для Болгарии и Румынии это обернулось задержкой вступления в ЕС на три года. Наиболее эффективное лекарство придумали эстонцы: они первые в Европе внедрили электронную модель государства и тем самым нивелировали личностный фактор во взаимоотношениях граждан и компаний с чиновниками. Так, регистрация юридического лица в Эстонии вообще не требует походов по кабинетам и потому занимает 15 мин. Теперь эстонский опыт перенимает весь Евросоюз: вице-президентом Еврокомиссии по вопросам единого цифрового рынка является экс-премьер Эстонии Андрус Ансип.

Фото: stopotkat.ne

Элитарная модель. Свойственна технологически высокоразвитым азиатским странам, не имеющим, впрочем, глубоких демократических традиций. При этой модели правительство жесткими методами постепенно (в течение нескольких десятилетий) искореняет коррупцию на бытовом уровне, но экономическая и политическая элита по-прежнему договариваются на взаимовыгодных условиях. Вслед за Японией по этому пути пошли Южная Корея и Тайвань (а также Грузия при Саакашвили, что стало одной из главных причин его поражения). Наименее коррумпированной азиатской страной является Сингапур, хотя о демократическом устройстве этого государства можно говорить лишь с очень большой натяжкой. Ли Куан Ю, которого называют отцом "сингапурского чуда", правил страной с 1959 по 1990 гг., а с 2004-го правительство возглавляет его старший сын Ли Сянь Лун. Желание победить коррупцию было у Ли Куан Ю столь сильным, что он не делал исключений не только для крупных представителей своей партии, в том числе своих давних соратников, но и для членов своей семьи. Но в Украине вариант диктатуры, пусть даже антикоррупционной, вряд ли осуществим.

Пирамидальная модель. Древняя и устойчивая, как египетские пирамиды, и столь же вечная. Эта модель типична для большинства африканских и азиатских стран, включая Россию: коррупция пронизывает все государство от самой его вершины до низших слоев и потому не воспринимается общественным мнением как злодеяние. Правда, могут считаться преступлением чрезмерные притязания, не соответствующие социальному статусу. Например, в Китае публичные расстрелы чиновников-коррупционеров служат укреплению властной пирамиды. Без таких усовершенствований решил обойтись Путин, направивший Россию не по китайскому, а по африканскому пути.

Для Украины долгое время приемлемой казалась коррупция как часть "общественного договора". Но при Януковиче власть в качестве примера для подражания выбрала пирамидальную модель - и получила Майдан. Теперь уже и "общественный договор" не мо-жет быть устойчивым. Если не надеяться на олигархов и не рассчитывать на диктатуру, остается учиться у Эстонии. Причем максимально быстро.

На заметку Кличко

Народная фантазия неисчерпаема, особенно когда хочется поиздеваться над героями коррупционных скандалов. Чешский режиссер Петр Шоурек (Petr Sourek) в 2010 г. основал в Праге необычное туристическое агентство. Оно предлагает за 30 евро принять участие в "коррупционном туре", во время которого можно увидеть достопримечательности, на которые редко обращают внимание: неприметные правительственные здания, дома, где живут чиновники, кафе, где они встречаются со своими друзьями. Среди экскурсий, разработанных агентством Шоурека, есть тур, посвященный бывшему мэру Праги Павлу Бему, вынужденному уйти в отставку в 2012 г. из-за коррупционного скандала. Еще один тур посвящен бывшему премьер-министру Петру Нечасу, скандал вокруг которого разгорелся в 2013 г. Героем может стать любой чиновник, если есть информация, что он замешан в коррупции. Есть и тематические туры, например, экскурсия, посвященная историям, связанным с коррупцией в медицине. Несомненно, подобные туры пользовались бы спросом и в Киеве. Главное - периодически обновлять маршрут с учетом свежих скандалов.

Опубликовано в еженедельнике "Деловая столица" от 23 марта 2015 г. (№12/722)