• USD 36.6
  • EUR 35.6
  • GBP 40.3
Спецпроекты

Лбом в потолок. Разобьет ли экономику Путина ограничение цен на российскую нефть

Коллективный Запад таки ограничит цены на российскую нефть в надежде сократить главную статью доходов России. Конкретная высота ценового потолка еще определяется, однако уже сейчас можно оценить как проблемы, ожидающие страну-террориста, так и трудности с введением этих санкций

Самое плохое, что может произойти с российским бюджетом, — это существенный обвал доходов от экспорта нефти
Самое плохое, что может произойти с российским бюджетом, — это существенный обвал доходов от экспорта нефти / Depositphotos
Реклама на dsnews.ua

Министры стран "Большой семерки" (G7) после онлайн-встречи в прошлую пятницу выступили с заявлением о намерении ввести предельную цену (прайскеп) на российскую нефть и нефтепродукты. Эта мера будет базироваться на шестом пакете санкций Евросоюза, наложенном на Россию за захватническую войну против Украины. Поэтому ценовая планка появится через несколько месяцев синхронно с запланированным отказом ЕС от российской сырой нефти (с 5 декабря 2022 г.) и нефтепродуктов (с 5 февраля 2023 г.), поставляемых морским путем.

Важно, что влияние установленного прайскепа должно отразиться на экспортной выручке России не так прямо, хотя G7 потребляет треть мировой нефти, а больше рикошетом. Из стран G7 США, Канада и Великобритания давно заявляют об остановке, а Япония — о сильном сокращении импорта российской нефти, в то время как Германия, Франция и Италия должны отказаться от нее как страны Евросоюза. Но дело в том, что ценовые ограничения могут быть установлены на поставляемую в третьи страны российскую нефть.

Здесь возникают несколько вопросов: будет ли успешной идея с прайскепом и если да — то как это повлияет на мировой рынок нефти, цены и доходы России?

Механизм принуждения

Сначала о механизме, который разработала "Большая семерка". "Мы ограничим возможности Путина финансировать свою войну за счет экспорта нефти, запретив такие услуги, как страхование и финансирование для судов, перевозящих российскую нефть выше согласованного верхнего уровня цены", — пояснил канцлер казначейства Великобритании Надхим Захави. Это весомое заявление, ведь именно Лондон является глобальным лидером в области страхования ответственности судовладельца (P&I) — покрывает до 90% мирового морского тоннажа, а также в сфере страхования самих судов (H&M). То есть расчет сделан на то, что подавляющее большинство владельцев танкеров (нефтеналивных судов), рискуя остаться без страховки, будут внимательно следить за происхождением нефти и ее ценой.

"Сложный механизм. Первое, что непонятно, как это ограничение будет администрироваться. Кто будет за этим следить? У нас же страховых компаний много в разных странах. И "Большая семерка" — это не весь мир. Присоединятся ли к этому [плану] компании, зарегистрированные под флагом Либерии, Панамы или Мальты, или еще каких-то государств? Не найдутся ли страховщики, которые спокойно будут делать с ними привычный бизнес?", — задает вопросы российский эксперт по энергетике Михаил Крутихин.

Кроме того, в РФ давно заявляют, что новым страхователем танкеров с их нефтью станет национальная перестраховочная компания, принадлежащая центробанку. В комментарии "ДС" финансовый аналитик Алексей Кущ предположил, что значительную часть нефти смогла бы транспортировать крупнейшая судоходная компания России — "Совкомфлот": "Там достаточно много кораблей, которые могут перевозить сырую нефть и нефтепродукты. Понятно, что все эти суда смогут страховаться в российских финансовых структурах". В данной компании утверждают, что имеют 110 танкеров и могут перевозить 2 млн баррелей (мб) сырой нефти одновременно. Эксперт отмечает, что этого достаточно, чтобы как минимум сотрудничать с Китаем (который явно не станет стороной западных санкций против РФ).

Реклама на dsnews.ua

Похоже, что прайскепы G7 будут иметь ограниченное действие. Но, с другой стороны, это не означает, что главного эффекта — снижения цен на российскую нефть — не удастся достичь.

Нефтяная зависимость

Теперь прикинем цену вопроса. Каков потенциал санкций? Обратимся к статистике. По самым свежим данным Международного энергетического агентства (МЭА), нефтяной экспорт России в июле составил 7,4 миллиона баррелей в день (мб/д) по сравнению с 8 мб/д в начале года. Кстати, на страну-террориста приходится около 16,4% мировой торговли нефтью, которая оценивается в 45 мб/д. "Потоки нефти и нефтепродуктов в США, Великобританию, ЕС, Японию и Корею упали почти на 2,2 мб/д с начала войны, две трети из которых были перенаправлены на другие рынки", — говорится в обзоре МЭА. Между тем доходы России от этого экспорта упали с $21 млрд в июне до $19 млрд в июле как из-за уменьшения объемов, так и из-за снижения цен на нефть. Отметим два момента: РФ пока способна перенаправлять большинство нефтяных потоков с "недружественных" рынков (прежде всего в Китай, Индию и Турцию), но общие физические объемы продаж понемногу падают.

Следует напомнить, что более 40% федерального бюджета РФ обычно формировали нефтегазовые доходы (таможенные сборы и налоги на разработку углеводородов). Но они обрушились с 1,81 трлн руб. в апреле до 771 млрд руб. в июле. Это произошло прежде всего из-за уменьшения экспорта газа в Европу и укрепления курса рубля, что на фоне замедления экономики, падения налоговых поступлений по большинству статей и раздувания расходов на войну привело российский бюджет в дефицитное состояние (эту тему мы подробно рассматривали в недавней статье ).

В этой ситуации самое плохое, что может произойти с российским бюджетом, — это существенный обвал еще и доходов от экспорта нефти.

Объемы: медленное снижение

Санкции цивилизованного мира могли бы повлиять на валютную выручку России и доходы федерального бюджета через два измеряемых параметра — уменьшение физических объемов экспорта углеводородов (в данном случае — нефти и нефтепродуктов) и снижение цен на них. Нефтяное эмбарго США, Великобритании, а впоследствии и ЕС должно сократить продажи агрессором стратегического сырья, а глобальный прайскеп, соответственно, подрезать цены на него. Однако из-за сложности системы мировой торговли и геополитических интересов разных стран простых решений нет. И похоже, что каждая цель будет достигнута частично.

Что касается объемов российского нефтяного экспорта, то мы видим, что санкции умеренно работают на его снижение (особенно стоит отметить, что россиянам уже некуда девать мазут). Соответствующую визуализацию, по данным МЭА на первое полугодие 2022 г., сделал KSE Institute (и, как мы отмечали выше, эта тенденция сохранилась в июле). Диаграмма также демонстрирует изменение структуры потребителей российской нефти и нефтепродуктов (в частности резкое увеличение закупок Индией и Китаем).

Экспорт нефти и нефтепродуктов из России по регионам и странам в первой половине 2022 г., мб/д, %

Экспорт нефти и нафопродуктов из России по регионам и странам
Источник: www.kse.ua

Можно предположить, что после зимнего эмбарго ЕС экспорт нефти из России продолжит сокращаться. Но стоит учесть, что глобальный энергобаланс един: пока Россия (с дисконом) наращивает экспорт в Китай и Индию, страны Залива переориентируются с этих рынков на Европу. По всей вероятности, "Большая семерка" не рассчитывает на резкое уменьшение объемов экспортных поставок нефти из России в глобальном масштабе, что могло бы разогнать цены (этот вариант мы еще рассмотрим). И именно поэтому министры иностранных дел G7 в вышеуказанном заявлении отмечают, что предлагаемые меры "ограничат влияние российской войны на мировые цены на энергоносители, особенно для стран с низким и средним уровнем дохода".

Цены: решительное срезание

Выходит, что наиболее эффективным и приемлемым для Запада инструментом уменьшения доходов страны-террориста является урезание цен на ее нефтяной экспорт.

Если говорить о прайскепе от G7 — его еще не конкретизировали, хотя уже решили определять "всей коалицией" на "ряде технических входных данных". Ранее агентство Bloomberg прогнозировало, что ограничение цен будет на уровне 40-60 $/барр. К сожалению, и в этом случае РФ, вероятно, продолжит рентабельную добычу, потому что, в зависимости от месторождений и технологий, ее себестоимость варьируется в диапазоне 15-45 $/барр. Но есть важный момент: это без учета налогов. Поэтому, с другой стороны, если предельную цену установят поближе к себестоимости, то есть на уровне 40-45 $/барр., то с пополнением бюджета кое-где начнутся проблемы. Но еще точно не будет экономического смысла идти на крайние меры — консервировать скважины или сжигать нефть. Вероятно, на это и надеются в "Большой семерке", поэтому очень может быть, что прайскеп согласуют именно на таком уровне.

До этого мы лишь мимоходом упоминали важный момент: "коалиция" стран по ограничению цен на российскую нефть, которую упоминают в G7, возможно, будет недостаточно "широкой". И уж точно крупнейшие импортеры нефти – Китай и Индия – не захотят официально вводить ценовые ограничения. Но много ли это меняет? Азия пользуется ситуацией. Как показывает график ниже, с апреля дисконт на основную российскую экспортную марку нефти Urals по отношению к эталонной марке Brent стабильно составлял более 30 $/барр. и только с конца августа приблизился к 20 $/барр. (в то время как до войны был несколько баксов). Сейчас Urals торгуется приблизительно за 75 $/барр., тогда как Brent — за 95 $/барр., то есть с примерной скидкой 21%.

Разница между ценами на Urals и Brent за 8 месяцев 2022 г., $/барр.

Разница между ценами на Urals и Brent в первые 8 месяцев 2022 г., $/барр.
Источник: www.statista.com

Что произойдет, когда зимой коалиция во главе с G7 установит прайскеп на российскую нефть, а Китай, Индия, может быть, Турция и некоторые другие страны этого не сделают? В экспертных кругах мнения неутешительны для России, за исключением тех, которые транслируют росСМИ.

Как узнала The Financial Times в правительстве США, даже если не все страны-покупатели российской нефти в мире одобрят прайскеп, они все равно будут выбивать себе дополнительные скидки. "В моих разговорах с другими странами они говорят, что Россия сейчас активно пытается заключать долгосрочные контракты по более низким ценам, — сообщил неназванный высокопоставленный чиновник США в комментарии изданию, — Даже если они решили не присоединяться к коалиции ограничения цен, то в разговоре с россиянами они говорят: "Хорошо, учитывая приближение прайскепа, не пора ли нам подумать о снижении цен?"

В свою очередь финансовый аналитик Алексей Кущ считает, что цена российской нефтяной марки Urals "упрется в прайскеп". При этом, по его мнению, модель, предложенная G7, является инструментом сохранения экспорта российской нефти на мировые рынки, а цена на эталонную марку Brent будет снижаться.

И только российские СМИ тиражируют страшилки, что котировки нефти в случае введения прайскепа взлетят до 200-300 и более долларов за баррель.

"На самом деле это очередной мыльный пузырь и информационное давление, поскольку Brent — это одна из трех эталонных марок нефти, а российский Urals или ESPO — обычный сорт. Следовательно, если G7 (более 32% глобального спроса) введут ценовое ограничение на один из двадцати трех сортов, — это не приведет к росту котировок эталонных марок нефти. Напротив, скорее всего произойдет незначительное проседание", — объяснил эксперт по вопросам энергетики Центра Разумкова Максим Белявский.

Кстати, российские СМИ лукавят, когда предвещают баррель за $300, ведь при этом подразумевается, что Россия не просто уменьшит, а в совсем прекратит экспорт нефти на мировой рынок. Однако о таком безумии не заявляли даже в правительстве страны-агрессора. 1 сентября, перед заседанием G7, вице-премьер РФ Александр Новак пригрозил не поставлять нефть и нефтепродукты только "тем компаниям или странам", которые введут прайскеп.

Нефтяные доходы России

Что же будет с выручкой агрессора от главного экспортного продукта и доходами федерального бюджета? Это самый сложный вопрос и самое широкое поле для прогнозов. Ведь все зависит от многих параметров на расстоянии нескольких месяцев, среди которых эффективность механизма прайскепа, глобальные нефтяные цены в целом и дисконт на российскую Urals, курс рубля. Достаточно сказать, что прогнозы по цене Brent на конец года варьируются от 65 $/барр., если наступит рецессия (Citigroup Inc), до $125 $/барр.(Goldman Sachs). Понятно одно, что счет идет на миллиарды долларов экспортной выручки и сотни миллиардов рублей для бюджета РФ за месяц (особенно если учесть влияние нефтяной на смежные отрасли, поступления от которых учитываются отдельно).

Так, в начале августа, когда уже было известно об эмбарго ЕС и планах по внедрению прайскепа G7 на российскую нефть, KSE Institue спрогнозировал резкое падение нефтяных доходов России — с $222 млрд в 2022 г. до $75 в 2023 г. Это будет сопровождаться уменьшением добычи и переработки. По расчетам МЭА, к началу следующего года российская добыча сократится примерно на 20% (на 2 мб/д). При этом в результате бана ЕС придется переориентировать 2,3 мб/д нефти и нефтепродуктов, и есть сомнения, что Азия, Бразилия или "дружественные" России африканские страны смогут принять такие объемы (как учитывая спрос, так и по причине усложненной логистики). Прайскеп G7 и связанные с ним ограничения на перевозку еще больше усложнят эту задачу. И, похоже, для российской экономики будущий год будет более тяжелым, чем текущий.

Выходит, Запад сделал ставку на медленное подавление нефтяного экспорта России в объемах (чтобы не разогнать глобальные цены) и скорейшее урезание ее нефтяных доходов через инструменты эмбарго, прайскепа и связанного с ними дисконта на стратегическое сырье страны-агрессора.

    Реклама на dsnews.ua