• USD 26.7
  • EUR 31.3
  • GBP 36.5
Спецпроекты

Три копейки компенсации за "Северный поток-2". Почему США и Германия предложили Украине плохую помощь

Украине обещают $245 млн и еще помочь привлечь $1 млрд частных инвестиций — это капля в море на фоне проблем с возможным прекращением транзита российского газа

Строительство "Северного потока-2"
Строительство "Северного потока-2" / Getty Images
Реклама на dsnews.ua

Транзитный поток мелеет

США и Германия заявили, что "Северный поток-2" — газопровод в обход Украины — будет достроен, и таким образом отберет у Украины значительные объемы транзитного газа, а в обмен на это Запад предоставит нашей стране помощь.. После этого заявления вопрос о прекращении транзита российского газа после окончания действия нынешнего транзитного соглашения практически решен.

Эксперт программы "Энергетика" Украинского института будущего Андриан Прокип считает очень высокой вероятность того, что после 2024 г. спроса на украинские маршруты транзита российского газа не будет. Хотя это и зависит от множества факторов, таких как спрос на газ в ЕС, объем производства биогаза, объем поставок на европейский рынок других производителей, в том числе производителей сжиженного природного газа.

Российская сторона уже перевела вопрос о транзите из политической плоскости в чисто коммерческую. Пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков отметил, что переговоры о продолжении транзитного контракта после 2024 г. — это уже договоренности, которые будут достигаться не на уровне президентов, а на уровне руководителей газовых компаний. Это объясняется тем, что если транзит и сохранится, то — в очень незначительных объемах. В свою очередь глава правления НАК "Нафтогаз Украины" Юрий Витренко заявил, что ожидает полного прекращения транзита российского газа через украинскую территорию после 2024 г.

Но прежде чем закрыть этот вопрос — давайте подведем черту под темой прекращения транзита российского газа как экономического фактора. Первое, что стоит отметить: его вес в доходах Украины стремительно снижается: так, за прошлый год Украина (точнее "Нафтогаз") получила от "Газпрома" порядка $2,1 млрд в качестве платы за мощности ГТС (предусмотренные контрактом 65 млрд куб. в год). Если сравнить с ВВП — то это порядка 1,4%, а если с доходной частью госбюджета (хотя эти деньги туда прямо не поступают) — то 5,3%. Для справки: в 2010 г. эти показатели были существенно выше: 1,9% и 8,6% соответственно.

И хотя относительные доходы Украины от транзита российского газа до сих пор существенны, отметим, что в 2021-2024 гг. "Газпром", согласно подписанному 30 декабря 2019 г. контракту, обязан транспортировать всего по 40 млрд куб. м, так что поступления по этой статье, скорее всего, будут сокращаться. И до 2025 г., когда Россия действительно будет иметь право прикрутить вентиль, — потеря поступлений от "Газпрома" точно не будет для Украины сильным ударом.

Реклама на dsnews.ua

Однако не все так просто. Вопрос транзита — это скорее не о прямых доходах, а о возможности использовать нашу ГТС (ведь она должна быть заполнена газом хотя бы на уровне прокачки 40 млрд куб. в год) и в целом об энергобезопасности страны, то есть возможности импортировать необходимый ресурс по механизму виртуального реверса (когда по бумагам закупаем газ на европейских хабах, а отбираем из своей трубы). К этому вопросу мы еще вернемся.

Все в руках России

США и Германия заявили, что сохранение транзита после 2024 г. отвечает интересам Украины и Европы, поэтому Германия обязуется использовать все методы влияния, чтобы было заключено новое соглашение о поставках российского газа через Украину сроком на 10 лет. Германия даже назначит своего специального представителя, который будет заниматься этим вопросом. Но шансы, что новое соглашение появится — минимальные. По мнению Андриана Прокипа, если Россия не захочет заключения нового соглашения, у Германии нет шансов заставить ее это сделать и уже было множество примеров, что усилия немецкий властей по обузданию агрессивного поведения Москвы начинались с разговоров и заканчивались ничем. "Была история с Навальным, была история со Скрипалями, был Донбасс и Крым", — сказал он.

Однако даже если соглашение под давлением Германии и будет подписано, у России всегда есть шансы избежать его исполнения. Эксперт Виталий Портников, комментируя этот вопрос на своей странице в Facebook, отметил, что Россия всегда может объявить о том, что на газопроводе, по которому газ будет поставляться в украинскую ГТС, произошла авария, или же авария случится на украинской части транзитного газопровода в результате диверсии. И если такая авария случится зимой, когда Европа критично будет нуждаться в поставках газа, придется принимать решение о временном увеличении поставок по альтернативным маршрутам в обход Украины (мощности российских "потоков" юридически не могут использоваться на полную — об этом ниже). Портников напомнил, что в свое время "Газпром" успешно использовал эту тактику в отношениях с Туркменистаном и в результате вынудил того отказаться от попыток повысить цену своего газа.

При этом есть опасность, что Россия даже может отказаться выполнять действующее соглашение о транзите и прекратить прокачку газа еще до 2024 г. Партнер информационно-консталингового агентства RusEnergy Михаил Крутихин напомнил, что Москва, вопреки соглашениям, останавливала прокачку газа через Беларусь в 2004 г., 2006 г. и в 2009 г., а в конце 2014 г. — начале 2015 г. наполовину сократила транзит газа в Европу из-за того, что Европа продавала его Украине. "Опыт показывает, что Россия способна плюнуть на все свои контракты и обязательства", — сказал эксперт.

Математика обходных маршрутов

Сегодня Россия продает в Европу около 200 млрд куб. м газа в год, при этом через Украину технически могло бы прокачиваться около 120 млрд куб. Однако начиная с 2011 г., когда были построены две нитки "Северного потока-1", Россия постепенно начала уводить объемы из нашей страны. Запуск СП-1 позволил сократить транзит на 55 млрд куб. м в год. Еще 31,5 млрд куб. м "откусил" запущенный "Турецкий поток".

Несмотря на то, что действующее соглашение с условием "качай или плати" предусматривало транзит в прошлом году 65 млрд куб. м газа, фактически было прокачано 55,8.

Правда, коррективы в транспортные потоки могут внести результаты судебных баталий — недавно Европейский суд поддержал позицию Польши, которая требовала ограничить уровнем в 50% мощности газопровода OPAL, что соединяет «Северный поток-1» с газотранспортной системой Центральной и Западной Европы. Мощность OPAL составляет 36 млрд куб. в год, а СП-1 — 55 млрд кубов, поэтому принудительная загрузка OPAL только на 50% сокращает объем поставки газа по первой ветке на 33%.

"Северный поток-2" также подпадает под действие Третьего энергопакета, что означает возможность его загрузки лишь на 50% от своей мощности в 55 млрд куб. м в год.

Таким образом, потребность в транзите газа через Украину после 2024 г. может как быть, так и не быть: все зависит от структуры спроса в самой Европе и многих других условий. Вполне, понятно почему в Кремле назвали это исключительно коммерческим вопросом. Но что делать Украине при наихудшем сценарии?

Физический импорт заменит виртуальный

Отказ России от транзита газа через Украину после 2024 г. заставит нас отказаться от виртуального реверса газа из Европы и перейти к его реальному физическому импорту. Сегодня потребление газа в Украине составляет около 30 млрд куб. м в год (в 2020 г. было 29,8 млрд куб. м), собственная добыча обеспечивает 20 млрд куб. м (данные за 2020 г.), поэтому для соблюдения баланса необходимо импортировать еще около 10 млрд куб. м.

Львиная доля газа (86% по итогам I квартала 2021 г.) импортируется из Европы по виртуальному реверсу — это, напомним, когда часть транзитного российского газа остается в Украине, но при этом она учитывается, как импорт из Европы, без его физической прокачки обратно из Европы в Украину. Но если российского газа в трубе не будет, то Украине придется перейти на на его реальную прокачку из Европы. Такое уже практиковалось до введения виртуального реверса в 2016 г. и, например, за 2015 г. Украина физически прокачала из Европы на свою территорию 10,3 млрд куб. м газа. Так что технические возможности для этого есть. Кстати, как минимум половину импортного газа гипотетически можно даже получать по бартеру из Египта — об этом недавно писала "ДС".

Что касается перестройки газовых потоков в обратном направлении, то ее оператор ГТС как раз сейчас занимается модернизацией, которая предусматривает работу системы в условиях прекращения транзита (впрочем, пример перевода ГТС в реверсный режим был во время "газовой войны" с РФ зимой 2008-2009 гг., а то, что газ и сейчас поставляется из Европы — факт).

Помощь ни о чем

В качестве компенсации за потерю Украиной транзитного потока Германия и США предложили нам несколько "пряников", но со специфическим вкусом. В частности, Германия обязалась создать и управлять "Зеленым фондом" для Украины, который будет содействовать переходу на использование чистых источников энергии, энергоэффективности и энергобезопасности. Германия и США будут стремиться привлекать и поощрять инвестиции в этот фонд на сумму не менее $1 млрд, в что числе от частного сектора. В частности, Германия обещает пополнить его на $175 млн в качестве гранта и будет увеличивать взносы.

На средства этого "Зеленого фонда" будет продвигаться использование возобновляемых источников энергии, развитие водородных технологий, энергоэффективность, постепенный отказ от использования угля и поддержание углеродной нейтральности. Также Германия назначит специального посланника, которому будут выделены фонды в размере $70 млн.

По мнению экспертов, подобные "пряники" никоим образом не позволят компенсировать потери доходов от транзита российского газа.

"$1 млрд — это вообще ни о чем, и еще остается вопрос: как они будут использованы. Ведь часть денег может пойти на оплату услуг консультантов, которые будут нам рассказывать, что нужно делать", — отметил Андриан Прокип.

$70 млн, обещанных в качестве помощи по отказу от использования угля — это капля в море. Поскольку такие программы стоят просто баснословных денег. В частности, по подсчетам финской компании Wärtsilä Energy, постепенный вывод угольных ТЭС из эксплуатации в Украине может стоить около 50 млрд евро.

История же с водородными технологиями вообще под сомнением — несмотря на бравурные заявления украинских чиновников, это технология на далекую перспективу, и пока она станет реальной в Украине, может пройти много лет.

Наконец, еще один важнейший аспект относительно работы "Зеленого фонда", если он действительно будет создан. Насколько полезным он будет для Украины — зависит от того, на каких условиях частные инвесторы, которых собираются привлекать Германия и США, захотят строить у нас мощности. Если на условиях "зеленых" тарифов для ВИЭ, которые кратно выше, чем для других типов генераций — то это сыграет в минус для украинской промышленности я рядовых потребителей, значительно повысив стоимость базового ресурса. Если же удастся найти инвесторов в "зеленую" генерацию с расчетом продавать электричество по рыночным ценам (а такие прецеденты уже есть) — это будет другой разговор, ведь ВИЭ-генерация уже может вполне конкурировать с традиционной.

Однако в любом случае понятно, что заявленные инвестиции на $1 млрд ничего не решат. Для сравнения: общий объем прямых инвестиций в украинские ВИЭ только за 2015-2020 гг. оценивается в $7,2 млрд. И не забываем, что эта заявленная помощь преподносится Германий и США в качестве поддержки энергонезависимости Украины в связи с возможным исчезновением российского газа в ГТС. А просто так заменить один энергетический ресурс (газ) другим (электричеством), тоже будет непросто. Но об этом партнеры предпочитают не говорить…

    Реклама на dsnews.ua