• USD 28.4
  • EUR 33.3
  • GBP 36.8
Спецпроекты

Меньше газа, больше паники. Кого объявят в Европе главным врагом экологии следом за коровами

Экологические запреты под предлогом борьбы с глобальным потеплением стали одной из форм экономического лоббизма, больше похожего на рэкет

Greenpeace утверждает, что коровы и другой скот обогнали автомобили по выбросам CO2 в Европе
Greenpeace утверждает, что коровы и другой скот обогнали автомобили по выбросам CO2 в Европе / Depositphotos
Реклама на dsnews.ua

Очередное исследование, проведенное по заказу Greenpeace, установило, что выбросы углекислого газа (СО2) от животноводства в ЕС составляют 17% от их общего объема и наносят больший вред климату, чем все автомобили, находящиеся в обращении. При этом за период с 2007 по 2018 год животноводческая составляющая выбросов увеличилась на 39 млн. тонн.

Жонглеры-экологи

Далее, как водится, "исследователи" стали нагонять кошмара. Оказывается, рост выбросов на 39 млн. тонн CO2 эквивалентен появлению на европейских дорогах более чем 8,4 млн. автомобилей. Всего же животные на европейских фермах производят 502 млн. тонн CO2 в год, а с учетом косвенных выбросов, таких как производство кормовых культур, собственно мяса и т.д. — целых 704 млн. тонн.

Из этого жонглирования цифрами Greenpeace и делает вывод: "запретить". Точнее, сам он не может запретить чего-либо прямо, но "надеется", что Европа "сократит поголовье скота и прекратит субсидирование промышленного сельского хозяйства". Причем, как утверждают "исследователи", сокращение животноводства на 50% приведет к сокращению выбросов CO2 на 250 млн тонн. Почему на 250, а не 350, с учетом сокращения также и косвенных выбросов, непонятно. Но жонглеры-экологи не вдаются в подробности. Зато пытаются подкрепить свои позиции ссылкой на Еврокомиссию, которая планирует до 2030 года сократить выбросы парниковых газов в ЕС на целых 55%.

Вся эта цепочка рассуждений – наглядный пример манипуляций градусом экологического психоза, искусственно поддерживаемого в корыстных целях. Более того, при подробном ее разборе видно, что наибольший вред экологии наносят именно манипуляторы, борящиеся за нее.

Порочная логика

Прежде всего, зададимся вопросом, с чего это коров стали сравнивать с автомобилями? И почему тот факт, что выбросы СО2 от животноводства больше, чем выбросы от автомобилей, преподносится как нечто ненормальное? Казалось бы, надо радоваться, что автомобили стали такими экологичными – так ведь нет…

Реклама на dsnews.ua

Все просто: налицо первая манипуляция в длинной цепочке, целью которой является формирование нужного мнения. Манипуляция рассчитана на образ "антиэкологичного" автомобиля, хуже которого только дымящие топки Ада. Следом за ней идет и вторая: между выбросами CO2 и "причинением вреда климату" ставится знак равенства. Между тем, выбросы СО2 в атмосферу – естественный процесс, необходимый, среди прочего, и для поддержания жизни на Земле. О его содействии глобальному потеплению можно говорить только в случае избыточных выбросов СО2 – но это положение очень сомнительно. Точнее, глобальное потепление налицо, но убедительных доказательств его антропогенного происхождения нет. Очень похоже на то, что климат Земли изменяется циклично и независимо от человеческой деятельности. К тому же антропогенные выбросы СО2 на несколько порядков меньше, чем, к примеру, выбросы от вулканической деятельности.

Естественным выглядит и увеличение животноводческой составляющей выбросов примерно на 5,5 %, считая от их нынешнего уровня с учетом косвенных довесков, за довольно длительный — одиннадцатилетний — период. Более того, рост всего на 0,5% в год выглядит скромным, с учетом роста населения Земли, а значит, и спроса на продукты животноводства.

В итоге от этого экологического алармизма не остается ничего.

Пойдем дальше: разберемся, что означает "надежда" на сокращение поголовья скота и субсидирования промышленного сельского хозяйства, и к чему эти сокращения приведут, если будут реализованы.

С "надеждой" все очевидно: "исследователи" Greenpeace давно и на постоянной основе манипулируют мнением невежественных обывателей, запуганных "экологической угрозой", и канализируют их ярость в нужном для себя направлении — в частности, на политиков, не оправдавших их "надежд". Это, в свою очередь, вынуждает политиков считаться с интересами экомафии, оказывающей огромное влияние на формирование общественного мнения в странах Запада. Такая мафия прочно и тесно взаимодействует с движениями "за права меньшинств", ставших сегодня, по сути, инструментами наступления на права большинства. Оба же этих социальных конструкта входят в единый леволиберальный проект, усомнившись в непогрешимости которого можно нарваться на травлю и последующий закат карьеры.

По этой причине европейские политики вынуждены подыгрывать экологическим аферистам, заявляя нереальные и крайне антиэкологичные ориентиры развития, вроде пресловутого сокращения выбросов парниковых газов в странах ЕС на 55% до 2030 года, о чем действительно заявила глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен. Благо, десять лет – немалый срок, и случаев подкорректировать эту цифру будет еще немало.

Тем не менее, даже частичное выполнение этих планов причинит вполне реальный экологический вред. Разберемся, почему это так.

Допустим, что поголовье скота в ЕС будет сокращено, пусть даже вдвое. Это образует нишу неудовлетворенного спроса на продукты питания, которую можно закрыть двумя способами: либо изменив место производства — то есть нарастив поголовье где-то за пределами ЕС, либо перейдя на "более экологичные" продукты, с меньшими выбросами СО2 при их производстве.

Оба способа плохи.

В первом случае животноводство почти наверняка будет вестись менее совершенными методами, отчего выбросы СО2 в атмосферу Земли в общем только возрастут. В самом лучшем случае они останутся на прежнем уровне, поскольку технологии сельского хозяйства в ЕС весьма совершенны и экологичны, и превзойти их сложно. В противном же случае это означает диверсификацию продовольственной корзины, к примеру, пропаганду вегетарианства, либо производство заменителей мяса, от сои до "бифштексов в пробирке". И тут нас подстерегает сразу несколько подводных камней.

Рост числа веганов резко повысит объем СО2, выбрасываемый в атмосферу самими европейцами, в связи с особенностями переваривания растительной пищи. Существующие заменители мяса, за исключением клеточных культур, дадут тот же эффект. В целом, общий уровень выбросов СО2 скорее возрастет, поскольку сбалансировать рацион свободного (по крайней мере, в теории) вегана в такой же степени, в какой это делается для коровы или свиньи на практике невозможно. Того и гляди, радикальные мясоеды начнут требовать запрещения веганства как идеологии, способствующей росту нежелательных выбросов СО2…

Выращивание же клеточных культур будет стоить бешеных денег по сравнению с классическим животноводством и, что еще важнее, потребует значительно большего количества энергии, а заодно и целой отрасли биохимической промышленности, которая будет выбрасывать в атмосферу много очень интересного – ну, и СО2, конечно, тоже. Что же касается дополнительной энергии, то ее потребуется гораздо больше, чем можно получить "экологичными" способами – ветер, приливы и прочее. К слову, на нынешнем этапе развития технологий экологический вред, наносимый производством оборудования, необходимого для "зеленой" энергетики, превышает вред, который был бы нанесен производством того же количества энергии, которое это оборудование способно генерировать за весь свой срок службы, на обычных тепловых электростанциях, сжигающих органическое топливо. Так, утилизация солнечных панелей уже стала серьезной проблемой.

Но в нашем случае при переходе от коров и свиней к пробиркам спрятаться за "зеленые" ветряки не получится — ресурсы такой энергетики с единицы площади не безграничны. Недостающую энергию придется получать на все тех же ТЭС, введя в действие законсервированные блоки или построив новые. Тем, кому не нравятся ТЭС, можно предложить АЭС. Там, правда тоже масса проблем, как при добыче и очистке топлива, так и при утилизации отходов. Иными словами, на практике реализация "надежд" Greenpeace лишь усугубит экологический вред, против которого эта организация, вроде бы, ведет борьбу.

Greenpeace as usual

Какой же смысл в этой бурной деятельности? С экологической точки зрения — ни малейшего. Зато с политической и экономической он есть, и еще какой.

Во-первых, "зеленые" партии, играющие на экологических страхах — зачастую просто вымышленных — стали в Европе мощной политической силой. Безусловно, природу нужно защищать от неумеренной промышленной деятельности, и Китай (разумеется, не только он), с его загубленной экологией дает наглядный отрицательный пример такого рода. Да и в самой Европе еще недавно дымили заводы и текли реки с промышленными стоками. Экологические движения, равно как и правозащитные движения за расовое равноправие, права меньшинств и женщин сыграли в прошлом весьма позитивную роль. Но этот этап уходит в прошлое. В настоящее время эти движения выродились в группировки манипуляторов, ведущих борьбу за голоса избирателей во имя доступа к власти. Иного содержания они давно уже не несут, превратившись, по сути, в свою противоположность.

А во-вторых, во многих случаях в действиях экологов легко проследить и прямые экономические мотивы, хорошо иллюстрируемые следующей притчей.

- Ровно через шестнадцать лет принцесса уколет палец веретеном и умрет! – громко провозгласила старая ведьма и, развернувшись к двери, уже на пороге, не удержалась, чтобы не добавить зловеще: Ха-ха-ха!

- Понимаешь, внучка, – неторопливо объясняла она маленькой ведьмочке через двадцать лет, выгуливая ее по осеннему парку, – мне ведь даже не пришлось ничего делать самой. Эти дуры, добрые феи, тут же перепугались, запаниковали и сами сделали за меня всю работу. Разумеется, никто из них не смог отменить мое проклятие. Еще бы им суметь отменить то, чего вообще нет! Они его даже и обнаружить не смогли, но вместо того, чтобы пораскинуть мозгами, лишь еще больше уверились в моей крутости. Ну и наложили на бедную девочку защитные чары, чтобы она в свои шестнадцать заснула летаргическим сном на сотню лет. Как по мне, это вполне себе достойное проклятие. И заметь, вся слава – мне.

– Но ты ведь сама могла проклясть принцессу, да, бабушка? Ведь могла бы?

– В принципе, да, – кивнула старая ведьма. – Но я стараюсь вообще поменьше связываться с проклятиями и тебе не советую. Слишком дорого за них потом приходится платить.

Внучка помолчала, задумчиво подбрасывая сапожком опавшие листья, и спросила:

– А если бы добрая фея не стала защищать принцессу, что тогда? Прошли бы шестнадцать лет, принцесса бы не умерла, уколовшись веретеном, и всем стало бы понятно…

– …что я всех сделала?- закончила фразу ведьма и хмыкнула. – А что, это мне даже нравится. Это по-нашему, по-ведьмински. Но вообще, чтоб ты знала, не для того я затеяла всю авантюру, чтобы испортить жизнь какой-то там принцессе, с которой и знакома-то не была и которая ничего плохого мне сделать не успела.

– А для чего же?

– А ты как думаешь? – Ведьма остановилась и выжидательно уставилась на внучку. Внучка изо всех сил задумалась, морща лоб и грызя ноготь.

– Целая страна… – наконец выдала она. – Целая страна, в которой запрещены любые прялки и веретена! А значит…

– Правильно, умница! – Ведьма довольно кивнула.- Никаких ниток, никакой пряжи, никаких тканей местного производства. А значит, резкий скачок цен на текстильную продукцию, рост импорта, усиление позиций кожевенников, перенасыщение внутреннего рынка шерстью, льном и хлопком и ещё много других интересных нюансов. Тот, кто знал о кризисе заранее, а тем более, кто сам его и устроил, может поиметь с этого дела свой небольшой гешефт!

Фото: Depositphotos

    Реклама на dsnews.ua