• USD 27.6
  • EUR 32.7
  • GBP 36.2
Спецпроекты

Modern Monetary Theory. Как новые гуру придумали спасать капитализм от коронакризиса

Нынешний кризис, который экономисты уже успели окрестить Очень Большой Депрессией, грозит привести нас не к классической фазе роста, а к формату иной экономики

Getty Images
Реклама на dsnews.ua

V и I сидели на трубе

Мировая экономика находится в своеобразной точке сингулярности, как после попадания материального объекта в черную дыру. Такой дырой стала пандемия коронавируса, которая глобально изменила фундаментальные законы циклического развития. Сегодня ведущие мировые аналитики спорят о том, какой формат восстановления мировой экономической системы нас ждет: V - с критической глубиной падения и таким же бурным ростом; U - с глубоким падением и медленным выздоровлением; W - с падением/ростом, затем вновь падением/ростом. Между тем ситуация в США, крупнейшей экономике мира, где массовые протесты могут спровоцировать новую волну коронавируса, грозит "помножить на ноль" все упомянутые выше модели восстановления, переведя мир в формат L-модели, когда за глубоким падением следует так называемый боковой тренд, или формат "вечной стагнации" с известной ловушкой средних доходов Эйхенгрина, когда практически не меняющиеся годами соцстандарты жизни (а зачастую и ухудшающиеся) приводят общество к глубочайшей социальной фрустрации и политическому сегментированию на "я" и "они". Где "я" - это основная масса населения, включая "пошинкованный" кризисом средний класс, а "они" - общественная надстройка из самых богатых, которые после каждого кризиса становятся лишь богаче.

И это мы еще не затрагиваем тему второй массированной волны коронавируса зимой 2020-2021 гг., когда о L-модели, возможно, придется лишь мечтать, и вся мировая экономика рискует погрузиться в формат I-образного падения.

Для новых условий нужны новые теории. В свое время "дикий капитализм" трансформировался в новый формат - "капитализм с человеческим лицом". Произошло это под давлением неортодоксальных и немейнстримных экономических течений конца XIX - начала XX вв., в основном левого толка. На выходе мы получили социально-рыночный концепт развития в ФРГ, теоретически сформулированный Альфредом Мюллер-Армаком и политически акцептированный Людвигом Эрхардом. То есть мир получил новый формат рейнского капитализма с вариациями в виде шведского социализма.

Капитализм выживает и побеждает потому, что весьма пластичен к внешним влияниям, иногда даже вбирая в себя, например, социальную политику, почерпнутую от социализма. Сейчас капитализм, точнее его финансовая система, находится на пороге нового масштабного заимствования - на сей раз речь идет о Modern Monetary Theory (MMT).

Все в минус

Формат преодоления мировых кризисов, предложенный бывшим руководителем Федеральной резервной системы (ФРС) США Аланом Гринспеном, привел к тому, что любая экономическая рестрикция заливалась избыточной ликвидностью. И если в прежние кризисы уничтожались переизбытки товаров, то новый формат кризиса - это сжигание избыточных финансовых активов. Постоянное применение механизмов количественного расширения в виде насыщения экономики ликвидностью привело к поступательному сокращению ширины так называемого монетарного маневра, под которым понимают зазор между базовой ставкой центрального банка и нулевым уровнем. В начале 1990-х во время очередного кризиса ФРС начала снижение ставок с примерно 9%. В 2008-м коррекция началась с 5,5% и очень быстро достигла нуля. В активной фазе нынешнего кризиса, вызванного пандемией, снижение ставок ФРС началось с 1,75%, когда буквально за несколько заседаний Комитета по открытым рынкам ставки снизились до диапазона 0-0,25%. В результате доходность американских казначейских обязательств снизилась до уровня ниже 1%, а в Европе, где ставки так же обнулены, а по нижнему горизонту они давно отрицательные (ставки по избыточным резервам банков, которые платит ЕЦБ), доходность немецких гособлигаций уже имеет знак минус. Причем уход в зону отрицательных ставок захватывает все большее количество стран, даже постдефолтную Грецию и Чехию. А в таких государствах, как Польша, ставки по казначейским обязательствам максимально близки к нулю.

Реклама на dsnews.ua

Это позволило аналитикам МВФ говорить о закате эпохи финансовых спекулянтов - "вигилантов", которые с помощью инструментов аналитической оценки "хейтят" государства, не придерживающиеся строгой бюджетной и долговой дисциплины. Действительно, какое значение имеет уровень госдолга и его отношение к ВВП, если он долгосрочный и ставки по нему отрицательные, то есть не государство платит кредиторам, а наоборот. В этой ситуации долговая политика заменяет или подменяет налоговую - любой дефицит бюджета можно добрать на рынках долговых заимствований на миллиарды и триллионы долларов. Что и делают США и намереваются сделать в ЕС. При бесплатном безлимите заимствований размывается и само понятие дефицита, который в условиях кризиса может безболезненно вырасти с 1 до 8-10% для покрытия возросших расходов, связанных с социальной системой и поддержкой бизнеса.

И если ранее первичными были сборы бюджета по доходам, а расходная часть была производной (нельзя тратить больше, чем собираешь плюс небольшой дефицит), то отныне все перевернулось с ног на голову: первичными становятся расходы, которые должны быть произведены при любых условиях, а доходная часть получает существенный люфт, компенсируемый ростом государственных долгов.

Изменение этой парадигмы признали и в самом МВФ, когда призвали такие страны, как Германия и Южная Корея, наращивать бюджетные расходы и госинвестиции в инфраструктуру, образование и медицину, исходя исключительно из принципа "финансовые затраты - реальный материальный эквивалент", то есть без учета таких "устаревших" критериев, как эффективность, окупаемость, прибыльность. Единственное условие - новые затраты должны порождать конкретное социальное или экономическое благо в виде больницы, школы, университета, железной дороги, аэропорта и так далее. Как же отличается эта модель от всего того, что МВФ предлагает экономическим аутсайдерам, таким как Украина...

НБУ как старуха процентщица

После ряда снижений учетной ставки с 18 до 6% Национальный банк Украины перестал быть в числе лидеров по уровню базовых ставок в мире. Теперь нас опережают уже несколько десятков стран, а ставки в крупнейших экономиках и у соседей Украины собраны в инфографику. Отдельно следует отметить Европейский центральный банк, который находится на грани между двух миров - базовая ставка 0%, при этом ставка по избыточным резервам банков - в отрицательной зоне. В чистом минусе по уровню базовых ставок находятся Швейцария и Япония. Стоит отметить, что многие страны обновили свои исторические рекорды по минимальному уровню ставок, и там, где они еще относительно высокие, это вовсе не является показателем жесткой монетарной политики и объясняется достаточно просто - еще не прошли очередные заседания соответствующих национальных комитетов по ставкам, и, возможно, к выходу настоящей статьи в печати и на сайте dsnews.ua ситуация изменится.

Казалось бы, Украина, которая начала снижение ставок с 18% в начале 2019-го и зафиксировала исторический рекорд в 6%, обладала широчайшим монетарным маневром. Если проанализировать позицию нашей страны в системе координат простых монетарных моделей, то очевидно, что мы находимся на кейнсианском отрезке с колоссальным разрывом между потенциальной производительностью экономики и фактической, когда монетарные стимулы могут на несколько лет создать практически непрерывный отрезок роста. И этим мы отличаемся от развитых стран, находящихся на неоклассическом отрезке, когда практически достигнута предельная производительность экономической системы и дальнейший рост возможен лишь на базе фундаментальных инноваций и революционной перезагрузки технологического уклада. Главная проблема для Украины - медленный рост, который не позволяет преодолеть критические уровни бедности в обозримом будущем. Ключевая проблема развитых стран - риск инфляции и угроза медленному, но устойчивому росту со стороны глобальных экономических циклов (на отрезках снижения деловой активности).

Простыми словами, Украина в лице НБУ должна таргетировать совокупный выпуск и занятость, а не инфляцию. Высокие темпы роста в Украине в значительной мере наблюдались на фоне средних темпов инфляции 10-15%, и это вполне объяснимо, так как расти на уровне 7-8% при инфляции 5% такой тип экономики, как у нас, никогда не сможет. Средние темпы инфляции для Украины - это импорт в динамику цен, а оттуда и в доходы наемных работников (именно поэтому наибольший рост реальной зарплаты в Украине наблюдался в 2017-2019 гг.). В свою очередь низкая инфляция на уровне 5% (таргет НБУ) - это замедленный импорт в ценовую динамику, замораживание и иногда падение цен на промышленные товары и, соответственно, такая же заморозка роста заработных плат.

Если для западных стран, достигших высоких стандартов экономического развития, главная цель - это медленный и устойчивый рост и оберегание базовых стандартов от инфляционного обесценивания, то для Украины с низким базовым уровнем развития важнее всего достичь высокой динамики экономического роста, вектор которого направлен на достижение соцстандартов, свойственных развитым странам.

В противном случае, когда годами ситуация в стране не будет кардинально меняться к лучшему, нас ждут социальная фрустрация, высокий ценз завышенных ожиданий, разочарование и апатия, порождающие демотивированное общество и массовую трудовую миграцию.

ММТ + социализм = посткапитализм

Итак, в контексте нынешнего кризиса значительная часть догматических утверждений и экономических стандартов безнадежно устарела, как каноны средневековой врачебной науки в XX в. ММТ, как неортодоксальная и немейнстримная теория, является по сути единственной альтернативой. В настоящее время модель отрицательных ставок и программы количественного расширения (QE) часто путают с инструментарием ММТ, но это не вполне справедливо. Теория экономистов Уоррена Мослера и Уильяма Митчелла заключается в исправлении дисбалансов экономического развития и социальных язв неравенства с помощью "кислородной терапии" в виде национальной эмиссии денег. Как сказал один из современных экономистов, занимающихся проблемами институционального развития, "все, что можно создать технически, должно быть профинансировано".

Применительно к Украине это означает, что пока у нас есть простаивающие производственные мощности, национальные деньги найдут точку опоры, для того чтобы перевернуть мир. Если у нас есть киевский завод "Буревестник", способный производить аппараты ИВЛ, - нужно вкладывать деньги в его расконсервацию. То же самое с "Антоновым", НПЗ, судостроением и т. д., пока выведенная из эксплуатации производственная матрица не заполнится полностью работающими ячейками-предприятиями.

Любое налогообложение - это сдерживание экономической активности, удавка на шее бизнеса. Налоги являются не источником покрытия государственных затрат, а их следствием. Примат бюджетных расходов над доходами: вторые могут быть не выполнены, первые - никогда. Это вовсе не значит, что ММТ выступает за демонтаж фискальной системы. Напротив, администрирование налогов в этой модели выходит на более жесткий уровень - ведь лишь полная уплата налогов создает спрос на национальные деньги. Но все это должно, как и лошадь впереди телеги, быть после государственных инвестиций и бюджетных расходов, создающих динамику экономической активности, стартовый импульс роста.

Данная теория отстаивает и модель полной занятости, когда государство тратит деньги не на пособия, а на создание новых рабочих мест.

MMT существенно трансформирует долговую политику государства, смещая акценты в сторону внутренних займов в национальной валюте, объявляя задолженность в иностранных деньгах злом, ограничивающим экономический рост.

Отметим, что долговая политика США со времен Рейгана и запуска его экономики предложения (рейганомики) как раз и базировалась на постоянном росте госдолга в национальной валюте - долларе, и любые попытки последующих президентов ограничить рост долговой пирамиды терпели неудачу. Но покуда печатный станок находится в Америке, эта пирамида никогда не опрокинется.

Одно из ключевых положений MMT - сворачивание в ноль межсекторальных балансов, в том числе платежного и торгового. Дефицит по импорту компенсируется профицитом по финансовому счету и наоборот. На одну денежную единицу импорта приходится такая же единица новых заимствований.

И здесь кроется подсказка по созданию идеальной экономической системы: привлекать в долг в нацвалюте и разрешать нерезидентам репатриацию доходов лишь через участие в создании экспортоориентированных производств, увеличивающих продажи за границу. Тогда на один доллар выведенного капитала придется один доллар возросшего экспорта, а сама система получает безлимит рецикличного развития.

Естественно, применение этих механизмов отличается в зависимости от специфики той или иной страны. В США денежная эмиссия находит выход в инфляции, у нас - в девальвации. Каналы абсорбции роста доходов населения в развитых странах и в Украине кардинально отличаются: в нашей стране доходы в большей мере трансформируются в рост потребительского рынка, а не сбережений и уплаты налогов.

Все это говорит о том, что ММТ в чистом виде нигде применить нельзя, как и социализм. И любые опыты по построению ММТ в отдельно взятой стране обречены на историческое поражение, и очень болезненное.

С другой стороны, новый капитализм сейчас также жадно впитывает инструментарий ММТ, как в свое время это делал капитализм первой половины прошлого века в отношении социализма.

Украина с ее интеллектуальной непластичностью в лице НБУ рискует остаться такой же консервативной, как Австро-Венгерская империя времен Первой мировой со своим цесарем и незыблемыми постулатами, от которых уже начинали отказываться даже их авторы.

В конкурентной борьбе всегда выиграет предприниматель, получающий кредит под реальную ставку 0,5%, а не под 15%. И у нашей экономики с инфляцией в 1,7% и реальной ставкой банковского кредита в 13-14% шансы на успех примерно такие же, как и у инков при столкновении с конкистадорами. Как может помочь MMT? Насытить экономику деньгами (тогда их стоимость упадет), в том числе можно уменьшить ставки, по которым коммерческие банки получают проценты от вкладов в НБУ (по состоянию на июнь на депосертификатах зависли порядка 138 млрд грн).

Немецкий фермер давно уже позабыл о социализме и явно не знаком с тонкостями ММТ. Зато он всю жизнь пользовался благами, возникшими в результате социалистическо-капиталистического синтеза и сейчас начнет активно использовать бонусы от синтеза капитализма и ММТ. Ну а его украинский коллега без кредитования и оборотных средств наверняка намного лучше знаком с нюансами политики центрального банка страны, да вот радости от такого знания никакой.

    Реклама на dsnews.ua