• USD 27.8
  • EUR 33.4
  • GBP 38.7
Спецпроекты

Титановое наследство Фирташа. Как и кто его делит при Зеленском

АО "Объединенная горно-химическая компания", которую готовят к приватизации, стала своего рода канатом, который перетягивают между собой прежние бенефициары и Фонд госимущества

"Объединенная горно-химическая компания" / umcc.com.ua
"Объединенная горно-химическая компания" / umcc.com.ua
Реклама на dsnews.ua

Странные обыски

18 января Фонд государственного имущества (ФГИ) Украины, возглавляемый Дмитрием Сенниченко, разослал пресс-релиз, в котором описал проблему: это действия правоохранителей, которые якобы ведут к дестабилизации работы госпредприятий, подлежащих приватизации. В данном случае речь идет об АО «Объединенная горно-химическая компания» (ОГХК), в управление которого переданы Вольногорский горно-металлургический комбинат (ВГМК, Днепропетровская обл.) и Иршанский горно-обогатительный комбинат (ИГОК, Житомирская обл.).

Руководство ФГИ, стремясь привлечь внимание общественности к проблеме, сразу акцентирует внимание на последствиях для страны в целом — мол, такие действия могут привести к сворачиванию в 2021 г. всего приватизационного процесса, что повлечет потерю 12 млрд грн запланированных поступлений в бюджет. А вот «в случае остановки скоординированного противодействия силовых органов и олигархических групп» — эти деньги в бюджет поступят, причем еще до середины года. Но такие формулировки слишком размыты — так что попробуем разобраться, в чем дело.

Речь идет о событиях, которые произошли 13 января. Тогда сотрудники не названных в СМИ силовых структур провели обыски на территории ВГМК, в центральном офисе в Киеве и в помещениях некоторых сотрудников компании. После чего руководство ОГХК заявило, что трактует эти обыски как попытку срыва приватизации. Несколько дней спустя о том же заявил и Фонд госимущества.

Практически то же самое происходило ранее — 17 апреля прошлого года. Тогда ко всему прочему в офис ОГХК приходили бывшие менеджеры компании во главе с бывшим и.о. предправления Александром Гладушко (которого СМИ связывают с бизнесменом и экс-нардепом Николаем Мартыненко.) Они пытались продолжить свою работу, показывая решение суда об их неправомерном увольнении. Тогда ФГИ тоже принимал деятельное участие в судьбе ОГХК и даже вызывал на помощь полицию.

Но вся эта история выглядит довольно мутной: например, ни в одном из многочисленных сообщений об обысках в офисах ОГХК нет ни единого упоминания о том, какие именно силовые структуры проводили эти действия. Мы попробовали выяснить в самой «Объединенной горно-химической компании», но оказалось, что ни один ее телефон, указанный на сайте, не отвечает. Причем не то чтобы там не брали трубку — номера вообще не обслуживаются. Позже оказалось, что этот сайт остался под контролем прежнего руководства компании. По крайней мере, в разделе «Новости» (все они датированы 2020-м) обильно поливают грязью (не стесняясь в выражениях) новое руководство компании, его деловых партнеров и лично главу ФГИ. Мы нашли новый сайт ОГХК, но и по указанному там телефону никто не ответил.

В Фонде госимущества тоже затруднились указать конкретную силовую структуру, имеющую претензии к ОГХК. Нас попросили отправить официальный запрос на информацию. Мы это сделали, теперь ждем ответа.

Реклама на dsnews.ua

С привлечением СБУ

Но вот что удалось выяснить. Когда в различных заявлениях ФГИ говорит о попытках сорвать приватизацию ОГХК с использованием сотрудников силовых структур, «скоординированных олигархическими группами», упоминаются в том числе такие инциденты: в августе 2020-го злоумышленники высыпали из 10 вагонов-хопперов компании ильменитовый концентрат, который отгружался по контракту с американским холдингом Chemours, а до этого, в мае того же года, подожгли автомобиль менеджера компании. В Фонде видят целую большую кампанию по давлению на ОГХК и дискредитации предприятия. В частности, некие силовики, по информации ФГИ, обвиняют менеджмент ОГХК в поставках продукции на оккупированные территории (конкретно — предприятию «Крымский титан»). Только на новом сайте ОГХК указано, что обыски в их офисах (центральном и Вольногорского филиала) проводили сотрудники СБУ и прокуратуры, а их задача — помешать скорой приватизации компании.

Группы конфликта

Все это выглядит как противостояние двух групп, возглавляемых Дмитрием Фирташем и Николаем Мартыненко. Фирташ давно имел бизнес-интересы в титановой сфере — именно его компания «Крымский титан» контролировала (официально — арендовала) Вольногорский горно-металлургический комбинат и Иршанский горно-обогатительный комбинат до создания ОГХК в 2014-м. А в 2015-м руководителем ОГХК стал Руслан Журило, который был назначен с подачи соратника премьер-министра (тогда им был Арсений Яценюк), главы парламентского комитета по ТЭК Николая Мартыненко.

Теперь одна группа — это, условно говоря, "давние" бенефициары ГОКов, то есть люди, по данным СМИ, связанные с Фирташем (далее мы увидим, что они снова берут предприятия под свой контроль.) Вторая группа — бенефициары недавние, сохранившие частичный контроль над предприятиями. Возможно, именно им выгодны действия СБУ и прокуратуры.

Можно предположить, что есть также и те, кто заинтересован в нынешних бизнес-связях ОГХК (а это, в частности, контракты с Boeing и с азиатским трейдером IMMCO Trade PTE. LTD). Пока сложно сказать, насколько тесно они связаны с Дмитрием Фирташем, но можно предположить, что к ним благосклонны САП и НАБУ. По крайней мере именно эти ведомства позиционируются как защитники интересов ОГХК при новом руководстве.

В частности, в июле 2020 г. САП и НАБУ арестовали в Одесском морском торговом порту 1845 т рутилового концетрата, который по решению предыдущего руководства ОГХК должен был быть безвозмездно передан австрийской компании-посреднице, которая к тому же имеет около 600 млн грн долгов перед ОГХК. Так, по данным силовиков, была предотвращена растрата имущества госкомпании на сумму 52 млн грн. А до этого, в мае, САП и НАБУ предотвратили отчуждение ильменитовой руды ориентировочной стоимостью 80 млн грн в пользу этой же компании-нерезидента.

Так действительно ли ОГХК стала причиной конфликта интересов — причем, с одной стороны, оказались СБУ и прокуратура, а с другой — САП и НАБУ? Чтобы ответить, нужно заглянуть в историю.

Лакомый кусок: что такое ОГХК

АО «Объединенная горно-химическая компания» в нынешнем виде начала деятельность в августе 2014 г. как госпредприятие, которому правительство Украины передало в управление имущественные комплексы национализированных ВГМК и ИГОК — как мы помним, их отобрали у структур Дмитрия Фирташа. В результате появился один из крупнейших в мире добытчиков рутилового и циркониевого концентратов (титанового сырья).

В 2020 г. ОГХК получила рекордные 600 млн грн чистой прибыли, что в шесть раз больше, чем показатели 2018 и 2019 гг. Компания, по ее собственной информации, добывает в год более 500 тыс. т рудных концентратов, входит в топ-100 налогоплательщиков Украины, у нее более 5800 сотрудников, а за последние четыре года она инвестировала в производство 1,248 млрд грн.

В декабре 2020 г. компания объявила об обнаружении вдвое больших запасов титаносодержащих рудных песков на ВГМК, чем ожидалось. Это значительно увеличило инвестиционную привлекательность компании и ее рыночную цену — а также, судя по всему, обострило имущественный конфликт вокруг предприятия.

ОГХК реализует продукцию более чем в 30 стран мира. Основные рынки сбыта — ЕС, Китай, Турция, а также США и страны Африки. При этом иностранные контрагенты периодически меняются в зависимости от того, под чьим контролем находится ОГХК.

8 декабря 2016 г. госпредприятие было преобразовано в ПАО «ОГХК», 26 декабря 2018 г. — в ЧАО. С 2019 г. ОГХК находится в управлении Фонда госимущества и готовится к приватизации.

Еще в 2016-м Кабмин отнес ОГХК к списку компаний, подлежащих приватизации в 2017 г. Однако потом приватизацию несколько раз откладывали, в последний раз — в связи с коронакризисом и карантином. По неофициальной информации «ДС», из-за противодействия со стороны прежних бенефициаров ВГМК и ИГОК.

Сейчас ОГХК готовит к приватизации «BDO корпоративные финансы» в составе консорциума Baker McKenzie, Baker Tilly Ukraine и Asset Expertise. Уже в первом квартале 2021-го ФГИ планирует выставить ОГХК на прозрачный аукцион. В ведомстве прогнозируют, что это может стать самой большой приватизационной сделкой в Украине со времен продажи «Криворожстали». По крайней мере стартовую цену обещают назначить от 3 до 5 млрд грн. Помимо прочего, приватизация ОГХК предусмотрена в Меморандуме Украины с МВФ. Предварительную заинтересованность в приватизационном аукционе, по информации ФГИ, выразили 16 иностранных компаний.

"Объединенная горно-химическая компания" / umcc.com.ua
"Объединенная горно-химическая компания" / umcc.com.ua

Кадровая чехарда

В последнее время смена собственников сопровождалась настоящей кадровой чехардой в руководстве ОГХК. ФГИ приказом от 19 февраля 2020-го назначил вместо Александра Гладушко новым и.о. главы правления ОГХК Михаила Макарова. Его кандидатура была согласована Кабмином — но, что интересно, уже через несколько часов документ об этом исчез с правительственного портала. Советниками Макарова стали Татьяна Гогенко (экс-начальник отдела черных металлов и ферросплавов украинского представительства в Киеве компании Glencore International AG) и Питер Дэвис

Однако только 19 марта Фонд прекратил полномочия первого замглавы правления ОГХК Гладушко, назначив на его место Питера Дэвиса. В послужном списке Дэвиса — работа в Киеве в Central European Media Enterprises региональным CFO в 2002-2005 гг., финансовым консультантом Scythian Limited в 2005-2013 гг. и в Oriel Ventures Limited в 2016-2017 гг. Кроме того, в 1994-1998 гг. он работал в Glencore в Москве финансовым контролером.

Тогда же были прекращены полномочия целого ряда других топ-менеджеров ОГХК из старой команды управленцев: заместителей предправления Татьяны Киселевой и Виктории Тищенко, членов правления Елены Прокопенко, Виктора Сивченко, Андрея Сторчака и Александра Прокопенко.

Новыми членами правления стали Натан Хазин (прежде работал в Центре внедрения и сопровождения автоматизированных систем боевого управления Генштаба ВСУ, уже упоминавшаяся Татьяна Гогенко, и Юрий Кияшко, работавший финансовым директором ООО «Левада-Ойл», топ-менеджером по оптовой дистрибуции BIOCOUNTRY SRL (Молдова) и директором ООО «Трансконсалтинг».

Новой команде ФГИ со старта поручил провести аудит компании и вместе с советником по приватизации BDO&KPMG Baker McKenzie подготовить полное раскрытие информации о компании.

Официальным руководителем ОГХК в статусе и.о. с 20 февраля 2020-го числился Михаил Макаров, с 8 апреля, в статусе врио, — Питер Дэвис.

Питера Дэвиса СМИ связывают с Дмитрием Фирташем. И в этом ключе удивительными во всей этой истории выглядят дальнейшие события: 2 октября ФГИ со скандалом уволил Девиса, поставив ему в вину единоличное решение возобновить продажу продукции Вольногорского ГМК компаниям, которые подконтрольны прежнему менеджменту ОГХК, уже отстраненному от управления. То есть, по неофициальной информации, людям Мартыненко. Одновременно с этим, как заявили в ФГИ, Дэвис приказал остановить отгрузку продукции компаниям, которые уже сотрудничали с ОГХК на условиях предоплаты по более высоким ценам и ежемесячно закупали продукцию ОГХК на несколько миллионов долларов. Более того, Дэвиса обвинили в саботаже — в том, что он вернул в руководство Вольногорского ГМК людей из старого состава менеджмента. Одновременно отстранив от дел замдиректора по реализации продукции, которого назначило новое правление ОГХК.

С 7 октября 2020-го врио главы правления ОГХК Фонд госимущества назначил Артура Сомова, который, по данным "Цензор.НЕТ", в 2003-2007 гг. был финансовым директором ООО "Газтек" (далее сменило форму на ЧАО "Газтек"), которое в тот период начало скупать облгазы, в итоге оказавшиеся в составе Group DF Дмитрия Фирташа.

Горно-химические игры олигархов

Итак, после того, как Дмитрий Фирташ утратил влияние на ВГМК и ИГОК, фактический контроль над предприятиями (уже объединенными в ОГХК), по данным СМИ, обрел глава парламентского комитета по ТЭК Николай Мартыненко. Уже в 2015-м начались скандалы, и в сентябре того же года тогдашний глава Минэкономики Айварас Абромавичус потребовал отставки руководителя ОГХК Руслана Журило, назначенного с подачи Мартыненко. Но еще в 2016-м СМИ сообщали, что ОГХК продолжает реализовывать продукцию на экспорт через австрийскую Bollwerk Finanzierungs-und Industriemanagement AG, которую связывали с Мартыненко. Судя по всему, эта же компания в 2020-м должна была получить те 1845 т рутилового концетрата, который арестовали в Одессе САП и НАБУ.

Именно в январе 2016 г. НАБУ запустило уголовное производство по фактам продажи продукции ОГХК на экспорт через посредника — ту самую Bollwerk, аффилированную с Мартыненко. Следователи сообщали, что в январе-сентябре 2015-го между ОГХК и Bollwerk было заключено девять внешнеэкономических контрактов и поставлено продукции на общую сумму 688 млн грн. При этом якобы стоимость ее была ниже рыночной цены на 15-55%.

Также, по данным СМИ, 20 апреля 2017 г. НАБУ сообщило о подозрении Мартыненко в растрате средств госпредприятия «Восточный горно-обогатительный комбинат» (Желтые Воды, Днепропетровская область). В тот же день Мартыненко задержали детективы НАБУ. 22 апреля Соломенский райсуд Киева отпустил его на поруки трех министров и 18 народных депутатов из фракции "Народный фронт".

В конце 2018 г. прокурор САП обвинил Николая Мартыненко в целом ряде экономических преступлений, включая (совместно с Русланом Журило) выведение денег с Восточного горно-обогатительного комбината. И в этом обвинении тоже фигурирует австрийская компания Bollwerk. Впрочем, пока это уголовное дело ничем не закончилось.

Осталось дело, расследуемое НАБУ, — уже конкретно по ОГХК, которой также руководил Руслан Журило. Если кратко, то суть этого дела в том, что руководство ОГХК без необходимости сделало австрийскую компанию Bollwerk посредником при продаже титанового сырья в разные страны мира. В том числе — в РФ, для корпорации «ВСМПО-АВИСМА». Которой, в свою очередь принадлежит российский производитель военной техники «Вертолеты России». При этом Bollwerk получала титановое сырье по заниженной цене.

Позже появился еще один посредник — британская компания Adelis Trade LLP. При этом, по данным НАБУ, Bollwerk и Adelis Trade LLP выводили средства, полученные от продажи украинского титанового сырья, через кипрские, латвийские и британские компании.

По ходу расследования Руслан Журило был отстранен от должности главы ОГХК, но ему на смену пришел его же соратник — Александр Гладушко. Это вместо него, как мы уже упоминали, ФГИ 19 февраля 2020-го назначил нового и. о. — Михаила Макарова. Однако 16 апреля Хозяйственный суд Киева принял решение о неправомерном увольнении Гладушко и его заместителей.

То есть можно предположить, что Гладушко стоит за вторжениями в офисы ОГХК в апреле 2020-го и в январе 2021-го. А одним из бенефициаров ОГХК, по крайней мере до октября 2020-го, оставался Мартыненко…

В сухом остатке

Пока ситуация выглядит так. Дмитрий Фирташ в 2014-м потерял контроль над предприятиями, затем вошедшими в ОГХК. Тогда контроль получил Николай Мартыненко, который через управляемый менеджмент начал выводить средства с использованием австрийской и британской компаний. Далее государство в лице ФГИ постаралось "отодвинуть" Мартыненко и поскорее приватизировать ОГХК. Сменой руководства компании воспользовался Фирташ, который постарался вернуть контроль сперва через Питера Дэвиса (неудачно), а потом — через Артура Сомова. Так что противостояние СБУ и прокуратуры с одной стороны, НАБУ и САП с другой — отражает соперничество Фирташа и Мартыненко за доходы от предприятий ОГХК.

    Реклама на dsnews.ua