• USD 39.5
  • EUR 42.2
  • GBP 49.1
Спецпроекты

В мире об экономике. Рождение сверхдержавы, эволюция фрикономики и наследие Канемана

Пять тем, которые мы не могли пропустить

Нью-Дели, фрикономикс и Даниэль Канеман
Нью-Дели, фрикономикс и Даниэль Канеман
Реклама на dsnews.ua

У каждой страны своя информационная атмосфера. И в местных новостных лентах неизбежно теряются события, идеи, лайфхаки со всего мира, которые могли бы заинтересовать читателей делового СМИ. Мы снова выбрали несколько зарубежных публикаций последних дней и приводим их в пересказах на одной странице — самую суть

Хроники будущей сверхдержавы

Это уже устойчивая тенденция: Индия быстро наращивает мощь и, вероятнее всего, в течение десятилетий станет глобальной сверхдержавой, пишет платформа визуализации данных Chartr. Именно у нее самый большой человеческий потенциал в прямом смысле. По сравнению с Китаем, США и другими крупными экономиками, население Индии молодеет: в среднем там ежедневно рождается около 86 тыс. младенцев. А это постоянно растущая рабочая сила! На высоте также фондовый рынок и экспортная отрасль.

Изменение населения Индии, Китая, США, Индонезии и Пакистана в 1950-2040 гг., факт и прогноз

Огромное трудоспособное население Индии создает большой средний класс, а уровень бедности в стране в прошлом году рекордно упал — ниже 5%.

Экономика Индии уверенно растет, тогда как Китай и другие развивающиеся страны переживают постпандемичное замедление. МВФ ожидает, что, согласно свежим данным, Индия обеспечит 15% мирового роста в 2023 г., а к 2030 г. станет третьей мировой экономикой после США и Китая.

Реклама на dsnews.ua

Вот несколько штрихов к ее успеху. Новые торговые соглашения заключаются в рамках политики взаимовыгодного доступа на рынки. Так Индия открывается для иностранных инвестиций. К примеру, две недели назад подписан пакт о свободной торговле, который обязал четыре европейских страны инвестировать $100 млрд, а тарифы снижаются, чтобы поощрить такие компании, как Tesla, строить заводы в Индии. В свою очередь индийские фирмы все чаще становятся незаменимыми звеньями цепочки поставок Apple.

В то же время перед Индией не стелется красная дорожка в клуб богатых стран. Даже чтобы повторить успех Китая, ей нужно пройти долгий путь: сегодня ВВП Индии на душу населения составляет примерно пятую часть от китайского показателя в $12,7 тыс.

Со стратегическим преимуществом Индии связана одна из ее ключевых проблем: больше людей нуждаются в большем количестве энергии. И производство электроэнергии в Индии растет самыми быстрыми темпами за последние три десятилетия. К сожалению, несмотря на удвоение генерации из ВИЭ, страна до сих пор слишком зависит от ископаемого топлива, такого как уголь. И это фактор острейшего экологического вызова для страны: согласно свежему отчету мониторинговой компании IQAir, 83 из 100 самых загрязненных городов мира находятся в Индии, а Дели получил статус столицы с наихудшим воздухом. Из-за сжигания ископаемого топлива, выхлопных газов автомобилей, строительной пыли и промышленных выбросов над городами страны образуется смертоносный смог. Еще один вызов для Индии — нарастающий раскол между "экономическим двигателем" урбанизированного юга и менее состоятельным севером.

От того, как Индия будет отвечать на эти вызовы, зависит, насколько быстро она станет сверхдержавой. А в том, что это произойдет, почти нет сомнений. В апреле-мае в стране состоятся крупнейшие демократические выборы в мире — в них примут участие более 900 млн человек. И благодаря экономическому скачку последних десяти лет честная победа прогнозируется партии "Бхаратия Джаната" действующего премьера Нарендры Моди.

История бизнеса как драйвер привлечения инвестиций

На прошлой неделе мы рассказывали об очень удачном выходе на биржу соцсети Reddit. Понятно, что это связано с тем, что инвесторы ожидают больших потенциальных доходов компании (даже несмотря на то, что сейчас она до сих пор убыточна) или решили поспекулировать. Однако какие еще факторы влияют на успешность IPO? Международная компания McKinsey исследовала этот вопрос и пришла к выводу, что лучше всего привлечь капитал позволяет "убедительная история" бизнеса. Так, 73% глобальных институциональных инвесторов, опрошенных McKinsey, заявили, что неприглядная история представляет наибольший риск успеху IPO. Кроме того, 69% инвесторов назвали послужной список топ-менеджмента самым важным компонентом этой истории. Практически такое же значение придается долгосрочному плану создания стоимости (65%).

Важнейшее в истории акционерного капитала для инвесторов

Несмотря на то, что этот опрос касался выхода на биржу, по нашему мнению, выводы можно масштабировать. Указанные ответы четко дают понять, что больше всего ценят крупные инвесторы, когда речь идет об истории бизнеса.

The Economist провозгласил упадок фрикономики

Фрикономика (freakonomics) чикагского экономиста Стива Стивена Левитта и журналиста Стивена Дабнера, которая родилась как концепция в статье в New York Times и впоследствии взорвалась несколькими бестселлерами, колонками в самых популярных СМИ, телеэфирами и подкастами… выходит из моды. Это констатирует The Economist и объясняет почему.

Фрикономика исследует, как меняется поведение людей в зависимости от стимулов в ситуациях, которые выходят за рамки традиционного круга вопросов для экономистов. "Фишкой" ее авторов стали интересные вопросы и контринтуитивные ответы. При этом выводы, подтверждаются применением признанных статистических методов. Первым примером Левитт и Дабнер выбрали турниры по сумо, чтобы доказать коррупцию среди игроков: оказывается, если одному из бойцов победа в матче нужна больше, чем другому (в случае проигрыша он может вылететь из лиги в отличие от противника), то он и значительно чаще выигрывает (хотя должно быть наоборот, ведь выше шансы у более сильного сумоиста, который уже обеспечил себе место в лиге). Левитт пытался показать "скрытую сторону всего", исследуя не столько экономические вопросы, как уровень преступности, образование, расовую дискриминацию и т.д.

В то же время этот подход подвергся критике, в частности со стороны нобелевского лауреата по экономике Джеймса Гекмана, коллеги Левитта из Чикагского университета. Кроме некоторых ошибок в расчетах, скептики констатировали, что фрикономика слишком фокусируется на исследовании конкретной ситуации (правильно оценить влияние определенного фактора), но ее выводы часто нельзя применить в более широком контексте. Похоже, поток интересностей не может заменить фундаментальных исследований. "Многовековые вопросы экономики так же интересны, как и всегда. Инструменты для их исследования все еще находятся в процессе разработки", — констатирует издание.

Фрикономика работает с историями людей и бизнесов

Но и сама фрикономика эволюционировала… в популярные медиа. Теперь она не столько делает необычные исследования, сколько рассказывает об интересных историях людей и бизнесов. В частности, под брендом фрикономикса выпускаются подкасты, адаптированные для трансляции по радию. Одна из рубрик — "Экономика повседневных вещей". Мы уже пересказывали историю американской сети банкоматов, владелец которой посетил эту медиаплощадку. И такие разговоры не теряют популярности, ведь из живого и одновременно насыщенного рассказа из первых уст, как правило, можно почерпнуть немало полезной информации, которую не так легко извлечь из открытых источников.

Возьмем, например, одну из последних тем — протезирование конечностей, которая чрезвычайно актуальна для охваченной войной Украины. Гости недавно записанной программы, владелец протезно-ортопедической компании и пациентка, рассказывают о вызовах, с которыми приходится столкнуться как медикам, так и самим потерявшим руку или ногу людям (кстати, сегодня около 2 млн американцев имеют не все конечности). Из наиболее интересного, страховка обычно покрывает 80% стоимости протеза, однако пациентам порой приходится пройти круги испытаний, доказывая, что протез им "необходим по медицинским показаниям". И поскольку сама процедура его подбора сложна и сугубо индивидуальна, а стоимость компонентов высока — это дорогое удовольствие. Обычные механические протезы ниже колена стартуют в Штатах примерно от $15 тыс., а более крупные или более технологичные аппараты (с микропроцессорными компонентами) идут на десятки тысяч, а иногда и стоят свыше $100 тыс. Это не считая недешевых аксессуаров, которые могут быстро изнашиваться… Разговор чрезвычайно познавательный, хотя и основан на американских реалиях (у нас ситуация отличается).

А мы подробнее перескажем отрывок, касающийся 3D-печати искусственных конечностей. Именно эта технология может снизить цену на некоторые виды протезирования. Процесс разработки и собственно печати протеза может быть масштабирован и распределен по разным регионам мира. Например, 3D-печать позволяет быстрее пройти множество итераций для создания гнезд — компонентов, с помощью которых крепится протез. Значительный прогресс уже достигнут в печати кистей, рук и даже ног. Хотя в последнем случае все сложнее: обычно нужно использовать углеродное волокно (чтобы выдержало вес человека), а этот материал не подвергается трехмерной печати.

Даниэль Канеман и Теория перспектив

Сделаем отступление от концепции нашего дайждеста. Последняя сегодняшняя тема не была малозаметной в украинском информпространстве (новость прошла по многим сайтам и популярным блогам). Также она не относилась к недавним событиям, новым лайфхакам или инсайдам. Но в общем информационном фоне часто теряется главное значение. На этот раз значение одной научной работы для экономики и общественных наук. О ней и расскажем.

На этой неделе умер израильско-американский психолог Даниэль Канеман, который вместе с Амосом Тверски (коллегой и соавтором ключевых исследований, умер в 1996 г.) и Ричардом Талером (экономистом) заложил основы поведенческой школы в экономике. Канеман в 2002 г., как и Талер в 2017 г., получил премию Шведского центробанка в области экономических наук памяти Альфреда Нобеля.

Канеман стал широко известен благодаря бестселлеру "Мышление быстрое и медленное" (2011 г.), впрочем, основным его с Тверским вкладом в науку стала Теория перспектив (Prospect theory), которая легла в основу многочисленных исследований человеческого поведения (и в значительной степени — упомянутого бестселлера). Если коротко, то именно за это и, шире, интегрирование в экономическую науку идей психологии Канеман получил "Нобеля". Поэтому предлагаем несколько минут положить руку на сердце этой теории — это будет лучшая дань уважения автору.

"Если бы у теории перспектив было знамя — то на нем развевался бы этот рисунок", — пишет Канеман в "Мышлении…". Вот он, этот график из первой публикации Теории перспектив в 1979 г.:

Функция ценности

График касается ситуаций, когда одновременно есть риск потерять что-нибудь полезное и шанс получить желаемое. И стоит выбор — рисковать или нет. Без сомнения, все зависит от того, что мы можем выиграть или проиграть, и какова вероятность каждого результата. Канеман и Тверски изобразили это в системе координат. По горизонтальной оси мы двигаемся от убытков к выигрышу, а по вертикальной — наращиваем или теряем ценность. Просто?

Но почему кривая на графике такая изогнутая и несимметричная? Это не причуда авторов, а результат многочисленных экспериментов. Как оказалось, психологически оценивая возможности в таких ситуациях, мы, люди, руководствуемся тремя принципами:

  • Имеем точку отсчета (уровень адаптации), от которой оцениваем изменения, и эта точка влияет на степень нашей удовлетворенности результатом. На графике это ноль.
  • Снижаем чувствительность к выигрышу или убыткам так же, как, например, к интенсивности света: одно дело — луч фонаря в темной комнате, а другое — в солнечном зале; очень досадно просто проиграть $100, но вполне естественно одинаково убиваться, потеряв $10 000 или $10 100. Именно поэтому кривая на графике становится более пологой с обоих концов.
  • И ключевое: мы чувствуем боль потерь примерно вдвое острее, чем радость от выигрыша. Поэтому кривая гораздо круче идет вниз.

Более того, из этих принципов проистек неприятный для мейнстримных экономистов того (и не только того) времени вывод. Вопреки принятой теории, согласно которой рациональный человек однозначно оценивает для себя определенный товар, на практике минимально приемлемая для него цена продаж и минимально приемлемая цена покупки могут кратно отличаться! Как подметил Ричард Талер, даже его знакомый профессор экономики, получая бутылки вина по $35, не хочет отдавать их менее чем за "сотку", тогда как согласен покупать их не дороже $50. В терминах теории перспектив это означает, что у профессора есть точка отсчета — владеет ли он бутылкой или нет: боль от расставания с конкретным вином (в первом случае) будет острее, чем удовольствие от получения аналогичного продукта (во втором случае). Отсюда и разница в приемлемых ценах.

Если обобщить, то Канеман, Тверски и Талер выбили из-под ног экономистов базовое предположение, что "экономические агенты" всегда действуют рационально. В некоторых ситуациях это не так. Дальнейшие исследования показали, что иррациональность продавцов, покупателей и рынков в целом можно предсказать, опираясь на знание человеческой психологии, понимание когнитивных искажений. Что важно, поведенческая экономика оперирует экспериментами, она не навязывает мнения, а скорее описывает реальность. Поэтому отрицать результаты добросовестно проведенных исследований крайне сложно.

Дальнейшие интерпретации идей, которыми мы обязаны Канеману, неизбежно подрывают утверждение, что свободные рынки будут всегда работать эффективно и оптимально распределять ресурсы. Это удар по стандартному экономиксу, в центре которого стоит рационал. Канеман и его соавторы сбросили с экономического олимпа "гомо экономикуса" и завели на него Человека.

Научное наследие Даниэля Канемана значительно шире, но если нужно назвать самое выдающееся достижение ученого, то не будет ошибкой рассказать о теории перспектив и, в частности, принципе неприятия потерь.

    Реклама на dsnews.ua