Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Фильтр для врагов и шпионов. Зачем в МЭРТ решили делить инвестиции на хорошие и плохие

Вторник, 3 Декабря 2019, 09:00
Минэкономики обнародовало законопроект, согласно которому иностранные инвестиции будут проверяться и оцениваться на предмет угрозы национальной безопасности
Фото: Shutterstock

Фото: Shutterstock

Появление этого документа глава МЭРТ Тимофей Милованов пояснил необходимостью создать барьер для скупки земель иностранцами. Теперь вопрос в том, кто, как и что будет проверять?

Начнем с того, что проверяться будут не только потенциальные покупатели украинской земли. Законопроект МЭРТ "Об оценке влияния иностранных инвестиций на национальную безопасность Украины" внедряет скрининг инвестиций при вложениях в предприятия стратегических секторов. А к таковым законопроект относит оборонную промышленность, телекоммуникации и уже упомянутую сферу оборота сельскохозяйственных земель. И пока это можно считать только первоначальными наметками.

В процессе доработки перечень секторов, инвестиции в которые должны будут проходить предварительную проверку, может быть сильно расширен. Почему?

Дело в том, что пояснительная записка к законопроекту ссылается на международный опыт. А точнее, на новый порядок фильтрации прямых иностранных инвестиций (ПИИ), который начнет действовать во всех странах Евросоюза с 11 октября 2020 г. Так вот, европейцы под стратегическими направлениями подразумевают важнейшую инфраструктуру государства (от энергетики и хранения данных до транспорта, водоснабжения и здравоохранения), а также важнейшие технологии, ресурсы, доступ к информации, свободу и плюрализм СМИ.

Что будут оценивать? Законопроект отвечает на этот вопрос довольно расплывчато: влияние инвестиций на национальную безопасность. Из чего непонятно, во-первых, будет ли оцениваться только то, откуда заходит такая инвестиция (например, чтобы не допустить к стратегическим активам россиян), или еще и благонадежность самого инвестора. Во-вторых, будут ли фильтры действовать только в отношении ПИИ или распространяться еще и на внутренние инвестиции.

И наконец, самый интересный вопрос — кто же будет выступать в роли того самого фильтра? "Первый этап проверки, а именно: просмотр представленных документов и решение о том, нужно ли вообще оценивать влияние данной инвестиции на национальную безопасность, будет проводить МЭРТ. Если оно даст положительный ответ, документы будут переданы на рассмотрение специально созданной межведомственной комиссии, которую возглавит министр экономики", — поясняет юрист практики корпоративного права и M&A АО Arzinger Николай Агарков.

Иными словами, именно Минэкономики во главе с Миловановым намерено перебрать на себя роль истины в последней инстанции в определении благонадежности инвестиций. И не только потому, что все решения будут приниматься в стенах МЭРТ. Проект закона лишь описывает общий алгоритм действий и не дает ответа на вопрос, как же именно нужно проводить оценку, какие критерии при этом будут использоваться и как, собственно, министерство будет взаимодействовать с другими органами, которые сейчас контролируют инвестиционное поле. Например, разрешение на концентрацию (получение в собственность или управление 25%-ной или 50%-ной долей компании) на сегодняшний день дает Антимонопольный комитет. Чистоту самих инвестиций оценивают НБУ и Госфинмониторинг.

Это значит, что ответы на все эти вопросы будут даны в подзаконных нормативах, которые (если законопроект не претерпит существенных изменений) также будут рождены в МЭРТ. При этом у подопечных Милованова будет достаточно способов поставить инвестицию на стоп. "Во-первых, законопроект не дает исчерпывающего перечня документов, которые должен будет представить инвестор. В рамках проверки полноты полученной информации МЭРТ может запрашивать дополнительные сведения и документы. Во-вторых, законопроект не предусматривает применение принципа молчаливого согласия. То есть в случае затягивания рассмотрения документов и принятия решения заявитель не сможет осуществить инвестицию до получения положительного решения", — говорит юрист адвокатского объединения "АДЕР ХАБЕР" Ярослава Лаган.

Возникает логичный вопрос: не слишком ли много берет на себя наше МЭРТ? В пояснительной записке к законопроекту говорится, что в большинстве стран — членов ЕС органом, уполномоченным проводить проверку инвестиций, является как раз минэкономики. Но финальное решение о согласовании или блокировке иностранных вложений принимается все-таки на уровне правительства или президента.

В Соединенных Штатах скрининг инвестиций, которые чреваты установлением контроля нерезидентов над американскими предприятиями, проводит Комитет по иностранным инвестициям (CFIUS). Его состав формируется из представителей органов исполнительной власти и других уполномоченных лиц, назначенных президентом США.

Впрочем, очень сомнительно, что ведомству Милованова отдадут роль инвестиционного арбитра. Скорее всего, при доработке законопроекта распределение полномочий — это первое, что претерпит существенные изменения. Но вот сама идея введения такого института накануне большой распродажи (открытия рынка земли и размораживания большой приватизации), скорее всего, будет поддержана Банковой.

Однако есть основания предположить, что деятельность нового инвестиционного контролера отечественного пошиба будет совершенно иной по своей сути, чем в отсылках к международному опыту. Развитые государства внедрили инвестиционный скрининг для того, чтобы прежде всего ограничить доступ инвесторов из третьих стран к новейшим технологиям и стратегическим объектам, а также защитить интересы внутреннего инвестора. Например, тот же ЕС ввел новые правила отсева вложений, испугавшись повышенной активности китайских компаний. В последние годы инвесторы Поднебесной ринулись скупать наиболее интересные объекты в Европе и других регионах. Основы проверки иностранных инвестиций начали прорабатываться с 2016 г., когда китайские инвестиции в Европу подскочили на 77% — до рекордных 35 млрд евро.

У нас же, по сути, защищать уже некого. Внутренний инвестор сейчас практически обескровлен. И дело не только в начавшейся кампании охоты на ведьм. Традиционно самые крупные бизнесы ориентированы на экспорт. А проповедуемая НБУ политика сильной гривни вынула из карманов экспортеров не один миллиард.

Как результат, объемы экспорта (по статистике деклараций НДС) в сентябре сократились на 8,5% к сентябрю прошлого года и на 7% — в сравнении с августом.

Так что новый инвестиционный орган, по сути, будет отсеивать иностранные вложения, исходя из текущих политических предпочтений. Хотя, конечно, сможет подсобить и в деле устранения неугодных конкурентов.

А это чревато для Украины серьезными проблемами. Ведь инвестор может обжаловать противоправное решение в суде, в том числе международном. И если суд встанет на его сторону и отменит решение комиссии, не исключено, что нашей стране придется выплачивать громадную компенсацию. Не говоря уже о том, что под сомнение будут поставлены итоги приватизации и земельные продажи.

Василий Андрусяк,
руководитель практики налогового права АО MORIS GROUP

МЭРТ придется решать геополитические вопросы

Проект закона, скорее всего, претерпит немало изменений. Уже сейчас можно услышать концептуальные дебаты касательно сферы действия и полномочий комиссии — это только оценка иностранных инвестиций на нацбезопасность Украины или внутренних тоже? К примеру, если иностранному инвестору отказали в приобретении стратегического предприятия, а он через несвязанных лиц завел финансирование в Украину, создал компанию и через нее получает контроль над стратегическим предприятием, то комиссия тогда получается не у дел?

Да и кто такой этот "нежелательный инвестор"? Страна-агрессор и связанные с нею лица — да, бесспорно. А вот если параллели провести с "Мотор Сичью", то кому отдать предпочтение — китайцам или американцам? Кто хороший, а кто плохой? Предположительно, комиссии в своей деятельности нужно будет заниматься не только правовым анализом, но и геополитическими вопросами.

Больше новостей о финансах, бизнесе и промышленности читайте в рубрике Экономика