• USD 27.3
  • EUR 30.7
  • GBP 36.2
Спецпроекты

Рептилоиды и теории заговоров. Почему антивакцинаторов больше пугает смерть от прививок, чем от коронавируса

3 ноября Украина вышла на второе место в Европе по количеству новых случаев заболеваний COVID-19. Однако несмотря на удручающую статистику госпитализаций и смертей, больше половины украинцев все еще не хотят делать прививку. Психолог Валентин Ким рассказал "ДС", почему в нашем обществе так сильны антипрививочыне настроения

Акция протеста против вакцинации от коронавируса в Киеве
Акция протеста против вакцинации от коронавируса в Киеве
Реклама на dsnews.ua

За минувшие сутки в Украине госпитализированы 5 935 пациентов с коронавирусом. Такой показатель является рекордом с начала пандемии. А Украина уже который день пребывает в мировой тройке стран-лидеров по суточной смертности от ковида. При этом 43% взрослых украинцев заявили, что не готовы вакцинироваться. Кроме того, 3 ноября, несколько сотен противников вакцинации от коронавируса вышли на акцию протеста в Киеве, заблокировав правительственный квартал. Протестующие требовали отмены карантинных ограничений и введения запрета на "принудительную" вакцинацию граждан. К слову, "активных антиваксеров" довольно много во всех слоях общества. По словам главы комитета Верховной Рады по вопросам здоровья нации, медпомощи и медстрахования Михаила Радуцкого, около 40% депутатов парламента не прививались против COVID-19. Аргументы у них банальные – ссылаются на наличие антител, опасаются самих препаратов и не признают опасности COVID-19.

О тотальном недоверии к государству и правящим элитам, о теориях заговоров и царящей в обществе панике "ДС" поговорила с психологом Валентином Кимом.

Валентин Ким
Валентин Ким

"ДС" Почему с началом пандемии возросло число антивакцинаторов?

В.К. Общество не может быть однородным, оно разноплановое и по любому поводу всегда есть разные точки зрения. По моим ощущениям, антивакцинаторов действительно стало больше. На происходящие влияют многие процессы, но я бы выделил несколько основных. Первый – угроза жизни. Нам всем так долго рассказывали, показывали и "рекламировали" пандемию и то, как она буквально шагает по планете, а человечество не способно ее остановить, что люди поверили в реальную угрозу их жизни. Но мы получили обратный эффект. Дело в том, что в стоянии паники, причем хронической, люди поступают не рационально, а эмоционально. При возникновении угрозы человек впадает в панику и бежит. Страх влияет на осознанность действий. Поэтому мы и получили увеличение процента людей, которые не хотят вакцинироваться и не доверяют рациональным аргументам.

Второй фактор – это история конфликта между человеком и вакциной. От антивакцинатров часто слышно, что в Советском Союзе вакцины разрабатывали десятилетиями, а от COVID-19 их создали подозрительно быстро. Однако с точки зрения психологии проблема не в этом, а в том, что у нас появилось право выбора. Вспомните, в Союзе вакцины кололи системно, поголовно и права отказаться от этой процедуры никто не имел. Почему сейчас люди выходят на митинги? Потому что у них есть право возмущаться, которое они стремятся реализовать.

"ДС" Почему сегодня вакцинация перешла из области здравоохранения в область политики и идеологии?

Реклама на dsnews.ua

В.К. На протяжении последних десятилетий мы живем в обществе, в котором личная безопасность стала важной потребностью. Человеческая жизнь сверхценна, во имя одной жизни можно принести в жертву все, что угодно. А сейчас в ситуации с пандемией государство вторгается в личное пространство человека, нарушая его границы. Начинает вместо человека принимать решения — надо ему вакцинироваться или нет. Это и вызывает такую острую реакцию и даже отторжение. В случае с украинским обществом это отчасти связано с проблемой общественного договора. У нас до сих пор не оформлен, не артикулирован договор между государством и сообществом, и между человеком и сообществом. Эти три ключевые элемента – человек, общество и государство — до сих пор не договорились о том, где проходят их границы. В каких вопросах человек имеет право не допускать государство на свою территорию, а в каких государство имеет право человека не спрашивать. Старый общественный договор, который существовал в СССР, уже разрушен. Сейчас нужен новый общественный договор, но его до сих пор нет. По большому счету, сейчас можно говорить о том, что живем во время отсутствия коллективной морали, когда нет общих принципов и правил, нет единых стандартов отношения к той или иной проблеме.

"ДС" Откуда берутся теории заговоров, так почитаемые в среде антивакцинатров?

В.К. А вот в этом главную роль играет фактор доверия или, вернее, недоверия к власти. И это глобальный тренд. Фактически, мы говорим о том, что сейчас среди многих сообществ, особенно в демократических государствах, усилились тенденции недоверия к элитам. Элита воспринимается как нечто чужеродное, как какие-то рептилоиды. И вот из этого недоверия и возникают теории заговоров. Например, что есть некоторая договоренность между сильными мира о том, чтобы людей стало меньше и Землю можно было заселить китайцами, пришельцами, распродать ее американцам или отдать русским – да все, что угодно. В данном случае теория заговора – это идеальная форма, в которую можно засунуть любое содержание, оправдывая собственный страх. Главное, чтобы вы боялись, и у вас сформировалось фигуральное недоверие к элитам. А элиты – это как раз есть и власть, и эксперты. И поэтому, когда эксперты начинают что-то рассказывать, люди им просто не верят. Мы видели это на примере разрушения доверия к политическим институциям у нас в стране, когда на выборах президента в 2019 году среди политиков победил не политик. Мы видели это 2016 году в США, когда популистские теории и политик-популист получил победу (Дональд Трамп на президентских выборах, – прим. ред.).

Это все отражение общей тенденции – основная масса людей не доверяет элитам, не доверяет экспертизе, не доверяет институциям власти. И это в итоге приводит к тому, что, когда мы сталкиваемся с реальной проблемой, требующей мобилизации и ущемления прав каждого отдельного человека, этот каждый отдельный человек ни мобилизироваться, ни ущемляться не желает.

И здесь важную роль играет еще один момент – фактор сомнительности информации. Сейчас по любой проблеме можно найти совершенно противоположные и довольно обоснованные точки зрения, которые говорят как "за", так и "против" вакцинации. Как "за", так и "против" глобального потепления и любой другой проблемы. Отсюда и возникает неуверенность обыкновенного человека в принятии того или иного решения. Поэтому у нас в обществе и сформировался такой дикий коктейль из недоверия, страха и невежества.

"ДС" Почему смерть от прививок антивакцинаторов пугает больше, чем от коронавируса?

В.К. Во-первых, люди сомневаются в статистике – мол, статистика на самом деле придумана, подтасована, и на самом деле все не так уж и страшно. Во-вторых, для антивакцинаторов характерен другой способ мышления. У людей, которые доверяют вакцинам, проблема выбора состоит в том, чтобы жить с прививкой или умереть без нее. А у людей, которые не доверяют прививкам, проблема выбора состоит в том, чтобы жить или умереть от вакцины. Они думают так: мне не понятно, что на самом деле они туда подмешали, меня хотят чипировать и таким образом управлять мной. Людьми движет страх утраты контроля над собственной жизнью, это общемировой тренд. В этом плане идеальный пример — американский фильм "Брексит", где рассматривается выход Британского Содружества из Евросоюза, который как раз и строился на страхе утраты контроля. Это иллюзорное ощущение контроля заставило людей проголосовать против разумных аргументов и доводов. Точно так же и с антивакцинаторами, которые боятся потерять контроль над собственной жизнью. В итоге мы скатываемся в Средневековье. Вроде, как в неразвитых странах, где шаманы убеждают людей, что эти врачи, которые приехали, будут загонять через иголку злых духов вам под кожу. По большому счету, механизм формирования страха за много веков не поменялся. Как только мы сталкиваемся с ощущением неспособности что-либо изменить, в нас просыпается тот самый дикарь, который способен даже ту же вакцину принимать за жижу, за чипы, за злых духов, за все, что угодно – и налет цивилизации слетает очень быстро.

"ДС" Теперь переходим к главному вопросу – что с этим всем делать?

В. К. На уровне государства рецепты, как решить эту проблему, есть. Примеров, в мировой практике достаточно. Во-первых, достижение высокого уровня вакцинирования отменяет ограничения. Во-вторых, вводят карантинные зоны – "красные", "желтые", "зеленые" – собственно, по этому пути мы и пошли. Многие вещи, которые применяются нашей властью сейчас являются весьма правильными и грамотными ходами. Проблема только в том, что если вы серьезно больны, то даже правильное лечение не обеспечит вам мгновенного выздоровления. Мы имеем дело с очень мощным трендом, который переломить сразу ни у кого не получится. Проблема недоверия будет искореняться десятилетиями, потому что государство потеряло свою репутационную привлекательность, и уже воспринимается не как защитник, а как аппарат насилия в руках главенствующего класса. Марксистская модель разделения мира на элиты и классы на самом деле никуда не делась, мы продолжаем подсознательно делить общество на своих и чужих. И тут важно делать правильные вещи. Необходимо продолжать вакцинацию, нужно вводить типологию различных зон, нужно заниматься популяризацией и привлекать к этому наши элиты даже несмотря на то, что люди им колоссально не доверяют. Надо, как ни странно, показывать истории смерти. Люди должны видеть, что 700 человек в день – это не просто цифра, а это конкретные люди.

Это если о социальных инструментах. А если говорить об индивидуальных инструментах, то здесь все сложнее. Как снимается страх? Нужно выговариваться, общаться, коммуницировать с людьми, которые находятся в разных лагерях. Но заставить человека честно говорить с представителем другого лагеря крайне сложно. Мы живем в обществе "без кожи", которое болезненно реагирует на любые разделения. Ведь у нас на протяжении последнего десятилетия было много подобных разделений – на Восток и Запад, на "майдановцев" и "антимайдановцев", на тех, кто "за Зеленского", и тех, кто "за Порошенко". А сейчас внутри этих групп мы активно делимся на тех, кто "за вакцину" и "против вакцины". Мы – общество, обладающее болезненно возбужденной реакцией на любую угрозу. И для того, чтобы это искоренить, понадобиться очень много времени. Если вы хотите убедить другого человека в чем-то, то вам нужны не слова, а действия. Нужно принимать решение исходя из логики, а логика показывает, что вакцина полезна.

"ДС" Эксперты считают, что в провале компании вакцинации немалую роль сыграли так называемые лидеры мнений – политики, блогеры, звезды…

В.К. Мы видим, что президент Зеленский удаляет пост, где он призывает к вакцинации, после критики в комментариях. И поэтому понимаем, что в данном вопросе Зеленский не является лидером мнений. Он идет на поводу у других и отказывается от декларации того, во что верит. Для того, чтобы этот процесс остановить, надо понять — кто в данном вопросе является лидером, а кто нет. Заметьте, что сейчас многие лидеры общественного мнения молчат и не высказывают своего отношения к вакцинации. Это происходит по одной простой причине – они понимают, что у них может убавится количество подписчиков. Сейчас важно понять — кто из них и как относится к теме вакцинации, и выводить этих лидеров мнений на площадки на выступления – ток-шоу, сайты, журналы и газеты. Сейчас эта тема будет очень популярна. Но здесь возникает еще один важный момент – социальная ответственность СМИ. Как психолог с большим опытом телевизионной экспертизы, я хочу сказать, что у нас огромное количество ТВ-шоу существует с полушарлатанским составом экспертов. У нас рядышком может сидеть профессор психологии и астролог. Если долго воспитывать в людях ажиотаж к легкому хайпу, то неизбежно получите сообщество, которое верит во всякую ерунду. Процесс мистического мышления никто не отменял, мы вообще являемся склонной к мистицизму нацией. А в последнее десятилетие это буквально пропагандировалось. Мы легализовали на телевидении, на страницах журналов и газет огромное количество экспертов, не имеющих вообще никакого отношения к науке и говорящих откровенную ахинею. А потом вдруг начали удивляться: почему у нас люди не слушают инфекционистов, докторов наук и профессоров?

    Реклама на dsnews.ua