• USD 28.3
  • EUR 32.1
  • GBP 38.6
Спецпроекты

"Владельцы ценного арестованного имущества почти каждый раз пытаются заблокировать его продажу", — интервью с топ-менеджером "СЕТАМ" Ярославом Деяком

Заместитель генерального директора по юридическим вопросам ГП "СЕТАМ" о том, на какие уловки идут собственники арестованного имущества (должники), чтобы не допустить его продажи, что лучшее уходит с молотка и куда деваются нереализованные активы

Ярослав Деяк: У нас выигранных дел около 95% (1405 дел), по которым уже есть решение суда. Но именно среди 5% (91 дело) остающихся бывают действительно одиозные лоты
Ярослав Деяк: У нас выигранных дел около 95% (1405 дел), по которым уже есть решение суда. Но именно среди 5% (91 дело) остающихся бывают действительно одиозные лоты
Реклама на dsnews.ua

"ДС" В 2020 году "СЕТАМ" перечислил 100 млн грн в бюджет. Какого показателя ожидаете в 2021-м?

Я.Д. Точной статистики мы еще не просчитывали, так что могу озвучить только предыдущие цифры. А они показывают, что продажи в этом году у нас выросли. В этом году мы провели 7548 успешных аукционов и продали активы на 3,7 млрд грн. В частности, 1,9 млрд грн – это арестованное имущество и 1,84 млрд – добровольная продажа (в рамках продажи активов банков). Общая сумма реализации активов за 2021 год уже больше, чем в 2020-м на 1,1 млрд грн. Основным фактором, способствовавшим такому росту, является увеличение объемов реализации имущества по добровольной продаже, в основном это активы банков, которые с нами подписывают договоры на проведение аукционов.

"ДС" Какие основные проблемы удалось преодолеть "СЕТАМ "в этом году, какие нет, особенно в процессе реализации арестованных активов?

Я.Д. Проблемы, которые были в 2019, 2020, 2021 годах – неизменны. Преодолеть, к сожалению, полностью их очень трудно, потому что очень много факторов, которые этому препятствуют. Ведь, как ни крути, это проблемные активы. Есть конфликт, который заложен с самого начала, поэтому очень часто происходит остановка реализации арестованного имущества. Конечно, наша юридическая служба борется со всеми возможными злоупотреблениями - как со стороны должников, так и со стороны недобросовестных участников, обычно аффилированных с должниками. Не могу сказать, что эта проблема уже решена полностью, но у нас наработаны хорошие правовые позиции для защиты интересов предприятия и для того, чтобы как можно быстрее проходили торги, а взыскатель в исполнительном производстве получил свои средства от реализации.

"ДС". Известно, что зачастую бывшие владельцы блокируют торги по продажам на "СЕТАМ" какой-то ликвидной коммерческой недвижимости в рамках банкротств или других кампаний. Таких случаев становится больше или меньше?

Я.Д. Все зависит от того, какие активы продаются. Таких случаев было очень много и в предыдущие годы, и в этом году. Их всегда немало. Как правило, речь идет о определении судов в рамках процедур банкротства. Это могут быть также определения судов в рамках уголовных производств или иного судопроизводства — хозяйственного, гражданского, административного. Но в принципе вы правильно подметили, что продажа хороших, ликвидных активов, как правило, действительно останавливается в рамках дел о банкротстве или уголовных производств.

Я не могу сказать, что такие случаи участились. Просто, возможно, в этом году были очень резонансными продажи активов одиозных олигархов, о которых писали медиа.

Реклама на dsnews.ua

"ДС" Так, в СМИ, например, не раз попадал случай с аукционом по дому отеля Военно-Никольского монастыря по Мазепе, 11, который должна была купить финансовая компания "Финтакт" за 292 млн грн как победитель соответствующих торгов на "СЕТАМ". Но не оплатила средства в отведенный срок. СМИ связывают эту структуру с миллиардером Константином Жеваго, так же, как и ЧАО "Росава", что незадолго до своего банкротства выдало беспроцентных кредитов почти на 349 млн грн компании "ЗВ Риэлти", которой и принадлежал этот отель. По вашему мнению, что будет дальше с этим активом? Его удастся как-нибудь продать и получить средства?

Я.Д. Это действительно хороший, ликвидный актив, очень трудно продающийся из-за постоянных приостановлений его реализации. В настоящее время указанные торги снова остановлены на основании определений судов, которые обжалуются нашей юридической службой в апелляционном порядке. До этого нам уже удалось отменить несколько определений судов, которые также являлись основанием для приостановки реализации этого актива.

Что повлияет на дальнейшую реализацию имущества — так это отмена указанных решений, которая позволит разблокировать проведение торгов. И я уверен, что в любом случае мы рано или поздно придем к торгам и отразим все атаки, которые не позволяют нам реализовать этот актив.

Я думаю, что в ближайшее время все расставит на свои места решения соответствующих судов.

"ДС" Вы уже сказали, что рассматриваемый кейс – не единичный случай. Как часто бывшие владельцы блокируют продажу активов?

Я.Д. Отвечу очень просто. Почти каждый раз, когда продается ликвидный дорогостоящий актив, происходят какие-то препятствия реализации такого актива — не менее 90% случаев.

"ДС" Есть ли наработка, как с этим бороться? Понятно, что юридическим путем. Понятно, что каждый случай уникален. Но, возможно, у вас уже есть алгоритмы, как работать в таких случаях?

Я.Д. Так, как уже говорилось, есть типовые конструкции, в рамках которых недобросовестные участники этого рынка реализации получают определения судов. И на каждую конкретную конструкцию у нас есть свои методы, свои средства, которые мы применяем при обжаловании таких решений. Например, по поводу банкротства, они, как правило, утверждают, что на актив распространяется мораторий, предусмотренный Кодексом Украины по процедурам банкротства. На это мы отвечаем, что на такой актив мораторий не распространяется, то есть Законом Украины "Об исполнительном производстве" предусмотрено, что реализация продолжается, если имущество уже было передано на реализацию до открытия производства по делу о банкротстве. Поэтому есть определенные нюансы по каждой конструкции, к которой прибегают недобросовестные участники. В частности, это касается и уголовных производств. То есть очень часто эти аресты в уголовных производствах появляются по надуманным основаниям…

Под каждый случай у нас уже наработана юридическая конструкция, которую мы отражаем в своих апелляционных или кассационных жалобах, подаем их в суд и там уже пытаемся донести нашу правовую позицию. Например, за кейсом, который был рассмотрен выше, мы приложили все усилия для отмены всех предыдущих постановлений, которые стали основанием для остановки реализации.

"ДС" А если рассмотреть период в несколько лет, сейчас чаще удается отстоять в судах свою позицию?

Я.Д. Сейчас у нас активных судебных дел около 1600 и их количество увеличивается с каждым годом. Эффективность нашей юридической службы всегда была достаточно высокой. То есть, как правило, основания, к которым прибегают наши оппоненты в судебных делах, надуманы, и нам удается их позиции разбивать. На самом деле, все зависит от скорости рассмотрения дел в судах. Сейчас суды, к сожалению, очень загружены. И процессы затягиваются на очень долгий период. Поэтому даже простые дела, где, казалось бы, решение можно вынести через короткое время, слушаются очень долго. Пожалуй, в этом сейчас и самая большая проблема, почему продажа активов иногда останавливается надолго.

"ДС" 1 600 дел в судах. А сколько уже выигранных дел, которые нельзя обжаловать?

Я.Д. У нас выигранных дел около 95% (1405 дел), по которым уже есть решение суда. Но именно среди 5% (91 дело) остающихся бывают действительно одиозные лоты. Хотя не всегда. Бывает, что произошло какое-либо нарушение на этапе подготовки к реализации этого объекта исполнителями. Например, когда на подготовительном этапе допущены какие-либо нарушения законодательства. Речь идет как о правильности проведения оценки арестованного имущества или вообще о возможности обращения взыскания на тот или иной актив, потому что в Украине действует очень много мораториев на реализацию различных активов. Хотя сейчас эти моратории понемногу снимаются.

"ДС" Как мы уже не раз вспомнили, те, кто хотят отстоять свое имущество, часто пользуются тем, что в Украине есть какие-то моратории на реализацию активов. И в этой связи вопрос: возможно, нужно изменять законодательство, чтобы сделать невозможными такие ситуации?

Я.Д. Да, в составе нашей юрслужбы есть работники, которые именно этим и занимаются. Они постоянно мониторят изменения законодательства, мы нарабатываем свои предложения к подзаконным нормативно-правовым актам, как правило, к приказам Министерства юстиции, в сфере управления которого мы находимся. Часто мы посылаем предложения к законопроектам в Верховную Раду. По поводу моратория, то, как вы знаете, уже в этом году был полностью отменен мораторий на реализацию земельных участков. Также недавно был полностью упразднен мораторий на реализацию ипотечного жилья, которое приобреталось за кредитные средства в иностранной валюте. То есть это также весомый фактор, блокировавший очень много исполнительных производств. Потому большая часть активов пошла на реализацию. Ну и ждем более основательного законодательного урегулирования продажи арестованных драгоценностей, огнестрельного оружия и других активов.

Таким образом, действительно, некоторые законодательные изменения, наработки влияют на динамику реализации. И я надеюсь, что в ближайшее время эти две категории имущества будут разблокированы. Сейчас эти активы не реализуются, хотя и есть определенное законодательство по реализации драгоценных камней, которые устарели и утратили свою актуальность.

"ДС" Возможно, вы могли бы сказать, сколько государство недополучает из-за действий недобросовестных экс-собственников арестованного имущества? То есть если бы реализовали все 100% таких активов, насколько бы больше были поступления?

Я.Д. Об абсолютных цифрах я не могу сказать, но если бы продавалось больше активов, то больше было бы и поступлений. По тем лотам, о которых мы говорили, взыскатель — НБУ, и понятно, что он от реализации этих активов получал бы очень значительные средства. Плюс мы получаем вознаграждение как организатор – государственное предприятие.

Ярослав Деяк
Ярослав Деяк

"ДС". Если подойти ближе к банковской сфере, то, возможно, в Украине ограничат доступ потенциальных недобросовестных покупателей к аукционам. Так, в последнем Меморандуме с МВФ прямо прописано, что доступ к участию в госзакупках нужно ограничить экс-владельцам банков-банкротов. Как вы думаете, это сработает?

Я.Д. По опыту я вижу, что в торгах, как правило, участвуют совершенно другие юридические или физические лица, которых очень сложно связать с должниками. Если даже вы четко пропишете это в законодательном акте, то все равно появится определенное общество с ограниченной ответственностью, которое было зарегистрировано вчера, и оно будет иметь право участвовать в торгах. С точки зрения юридической чистоты это правильно, что вы обязаны допустить всех юридических и физических лиц к участию в аукционе. Представьте себе, какой может быть субъективный фактор, когда кто-то будет сидеть и решать, аффилировано ли это юридическое лицо с должником или нет. Поэтому я не вижу юридическую возможность для внедрения такого правила в процедуру реализации арестованного имущества.

"ДС" Опять же, согласно Меморандуму с МВФ, правительство должно принять план действий по возврату активов обанкротившихся банков. В октябре-декабре 2021 года государственный Укрэксимбанк выставил на "СЕТАМ" десятки лотов на десятки миллиардов гривень. Это, как правило, продажа прав требований по кредитным договорам. Но торги по ним не проходят. Почему? Никто не хочет покупать эти кредиты, потому что они уже не работающие?

Я.Д. На самом деле, все вопросы в цене. Сейчас все активы Укрэксимбанка были выставлены по балансовой стоимости портфеля, то есть на уровне, собственно, задолженности должника перед банком. Как правило, эта задолженность очень велика, и она не покрыта теми обеспечительными активами, которые есть в том или ином кредитном портфеле.

Я уверен, эти активы будут повторно выставляться на аукционы. У нас предусмотрены в рамках сотрудничества с Укрэксимбанком и так называемые торги на повышение – английские аукционы, и торги на понижение – голландские аукционы.

Более того, я уверен, что эти активы будут продаваться. У нас уже есть успешные кейсы по реализации активов Укрэксимбанка. В частности, можно упомянуть гостинично-офисный комплекс по ул. Петра Сагайдачного в городе Киеве, который успешно продался. Кстати, там стартовая цена была 240 млн грн., а во время торгов увеличилась до 337 млн грн.

Следовательно, ликвидность объекта и цена – вот что влияет на реализацию. Разумеется, если у вас, например, мобильный телефон стоит на рынке, условно говоря, 10 тыс. грн, а вы его выставили за 11 тыс., то он не продастся за 11 тыс. Тем более если речь идет, например, о каких-то проблемных активы. Если у вас в одном подъезде есть две квартиры – одна арестованная, а другая нет, и вы выставляете их по одинаковой цене, то понятно, что человек купит квартиру, у которой нет проблем.

Любой проблемный актив должен стоить дешевле имущества на рынке. Потому что покупатель получает еще и кучу юридических проблем. И это важно понимать при формировании цены такого актива.

"ДС" Вы упомянули о великолепном кейсе реализации актива на Петра Сагайдачного, где сильно поднялась цена во время торгов. А насколько в среднем поднимаются суммы во время торгов на "СЕТАМ"? И в этом году они выше или ниже, чем в прошлые годы?

Я.Д. Средний рост цены в 2021 году по арестованному имуществу составил 15,37%, по добровольной продаже – 10,95%. В прошлом году этот показатель составлял по арестованным активам 14% и 4,12% по доброволке соответственно.

Если сравнивать с другими площадками, то "СЕТАМ" сегодня самая эффективная площадка на рынке реализации проблемных активов и продажи банковских активов.

"ДС" А что происходит с арестованными активами, в том числе недвижимостью, которые никак не продаются? Это имущество где-то просто скапливается?

Я.Д. Есть законодательный порядок, предусматривающий, как происходит реализация и что будет, если торги не прошли на всех трех этапах. В этом случае исполнитель, передавший имущество на реализацию, предлагает этот актив забрать взыскателю в счет погашения долга. То есть если, например, продавался автомобиль, и он не продался на трех торгах, то взыскатель имеет право забрать его себе. Если взыскатель отказывается в течение отведенного срока для удовлетворения своих требований этим имуществом, то оно возвращается должнику.

И вы метко заметили, что предприятие "СЕТАМ" является хранителем такого имущества — то есть мы не только организаторы торгов, но и часто выступаем как хранители арестованного имущества, и оно у нас накапливается и создает дополнительные расходы. Это касается в основном именно конфискованного имущества.

Но здесь есть другая проблема. Есть комиссии, которые создаются, в частности, таможенными органами и государственной исполнительной службой, и которые довольно долго принимают решение, что делать потом с не продавшимися активами. Тогда в соответствии с законодательством могут быть несколько вариантов, в том числе и безвозмездная передача. Список субъектов, которые могут обратиться с соответствующими заявлениями на получение такого имущества безвозмездно, ограничен законодательством. В основном имущество передается на благотворительные цели — например, в детские дома или воинские части. Также комиссия может принять решение об утилизации нереализованного конфискованного имущества.

Итак, количество имущества у нас накапливается, но я надеюсь, что в ближайшее время все решения комиссии будут приняты, и мы освободим наши склады от нереализованного таможенного конфиската.

    Реклама на dsnews.ua