• USD 27.8
  • EUR 33.6
  • GBP 38.9
Спецпроекты

Кадровая дыра. Почему коллаборантов на КПВВ массово меняют на кадровых ихтамнетов

Нынешнее состояние дислоцированных в ОРДЛО армейских корпусов ВС РФ характеризуется повальным пьянством и наркоманией, а также значительным некомплектом боевых частей и низким моральным духом боевиков, причем как в тылу, так и на передовой

На Донбассе служит все больше кадровых военных ВС РФ
На Донбассе служит все больше кадровых военных ВС РФ / Getty Images
Реклама на dsnews.ua

В обзоре "ДС" — главные события за последние семь дней, произошедшие на территории оккупированных районов Донбасса

Из пустого в порожнее 

Ключевым событием уходящей недели в теме захваченной Россией части украинских Донетчины и Луганщины стало первое в новом году рандеву политических советников лидеров стран «нормандской четверки», длившееся 12 января в Берлине более шести часов. Впрочем, изначально мало кто ожидал от этой встречи какого-то прорыва, так оно, в принципе, и произошло. Ведь для того, чтобы выйти за рамки фактического переливания из пустого в порожнее, нужна хотя бы малая толика политической воли в реализации свежих идей. Но их нет ни у одной из четырех сторон и, прежде всего, у главного саботажника переговорного процесса — Кремля.

Вот и приходится украинскому участнику берлинского раута, руководителю Офиса президента Андрею Ермаку разве что благодарить немецкую сторону за организацию очередной безрезультатной встречи, а также высказывать «благодарность партнерам из Германии и Франции за поддержку Украины на пути к установлению мира на Донбассе». То есть сам факт того, что Берлин с Парижем сугубо дипломатически все еще на нашей стороне, а не на путинской, является единственным плюсом скучной «Нормандии». Когда результат многочасовых посиделок политических советников — только достижение договоренности продолжить договариваться 22 января, да и то не в режиме прямого присутствия, а уже в формате видеоконференции.

Традиционно более словоохотливым в комментарии ТАСС был российский представитель на переговорах, замглавы администрации президента РФ Дмитрий Козак. Но даже он ничего из себя выдавить, по сути, не смог. «К сожалению, похвастаться нечем. Найти окончательные решения не удалось. Договорились, что будут подготовлены новые подходы к формированию дорожной карты в Трехсторонней контактной группе по всеобъемлющему урегулированию конфликта. Каждый из участников переговоров обозначил свою позицию, обозначил свои принципиальные подходы к перспективам урегулирования конфликта. Но окончательных решений практически ни по одному вопросу пока не нашли», — резюмировал Козак.        

Фронтовые реалии

Зато и Козак, и Ермак, и их коллеги из ФРГ и Франции все как один нахваливали перемирие на Донбассе, которое «в целом поддерживается с 27 июля 2020 года». Что означает их «в целом», лучше бы рассказали родственникам старшего солдата 56-й отдельной мотопехотной Мариупольской бригады Олега Андриенко, убитого 11 января под Песками пулей вражеского снайпера. Или же близким тех 50-ти украинских воинов, погибших от рук российских оккупантов в зоне ООС в прошлом году. Не говоря уже о 339-ти наших армейцах, получивших на донбасском фронте в 2020-м, согласно официальным данным Минобороны, боевые ранения различной степени тяжести. Тем более что список раненых продолжается регулярно пополняться и в новом году. 

Реклама на dsnews.ua

Одним словом, «режим тишины» является полнейшей иллюзией, что, между прочим, подтверждается отчетами Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ. Так, по ее подсчетам, за почти полгода хваленого перемирия на линии соприкосновения с ОРДЛО зафиксировано около 6 тысяч нарушений режима прекращения огня. В реальности говорить можно лишь о низкой интенсивности боевых действий без активного применения тяжелой артиллерии и реактивных систем залпового огня, однако такое положение дел может смениться резкой эскалацией буквально в любой момент. Не зря же 1-й и 2-й армейские корпуса ВС РФ возобновили после новогодних и рождественских праздников активную боевую подготовку своих частей.

«Противником на полигонах временно оккупированной территории в Донецкой и Луганской областях проводились практические стрельбы артиллерийских и минометных подразделений, расчетов противотанковых ракетных комплексов, вождение боевых машин в составе подразделений и сборы с командирами рот и батарей. Также оккупанты активизировали тренировки артиллерийских расчетов по управлению огнем вблизи линии соприкосновения. При этом в качестве учебных целей использовались позиции Объединенных сил», — сообщила на минувшей неделе украинская военная разведка. Что может свидетельствовать только об одном — ни о каких ближайших планах Кремля убрать своих ихтамнетов с оккупированных районов украинского Донбасса не может быть и речи.

Планы оккупантов

Более того, как судачат в оккупации, в последнее время весь смысл актуальных учений российские командиры объясняют своим подчиненным зачастую одной фразой: «Всем быть в боевой готовности для длительного марш-броска». А некоторые даже раскрывают военную тайну — будущее наступление планируется в южном направлении, то есть на Мариуполь. Впрочем, есть в реализации всех этих агрессивных намерений стратегического командования в Москве один большой минус — нынешнее состояние дислоцированных в ОРДЛО армейских корпусов ВС РФ, характеризующееся повальным пьянством и наркоманией, а также некомплектом боевых частей и низким моральным духом боевиков, причем как в тылу, так и на передовой.

Что уж тут говорить, когда на праздники вслед за очередным ДТП с пьяным рупором «народной милиции ДНР» (то есть 1-го армейского корпуса ВС РФ) Басуриным, когда тот безнаказанно сбил на смерть ребенка, грандиозной автомобильной аварией отличился и рупор «народной милиции ЛНР» (2-го армейского корпуса ВС РФ) Осадчий. На центральной улице Луганска он, пребывая в состоянии алкогольного опьянения, вылетел на встречную полосу и протаранил три машины. И это, так сказать, публичные люди, а о случаях пьяных выходок «на передке» с поножовщиной, перестрелками и взаимным перекидыванием гранат между собутыльниками обычно никто широко не распространяется. Как и о том, когда наиболее деморализованных и пытающихся сдаться украинским бойцам ООС отстреливают в спину сами же их «боевые товарищи».

Плюс ко всему участившиеся проверки российского Минобороны постоянно выявляют массовые списания средств на числящихся в «народных милициях» несуществующих лиц, а некомплект личного состава оккупационных корпусов исчисляется уже тысячами — от четверти до половины боевых порядков. К тому же поток добровольных наемников из России практически иссяк ввиду тотального урезания Кремлем финансирования на подобные нужды. Вот и выходит, что восполнить пробелы оккупанты могут лишь с помощью командирования в ОРДЛО военнослужащих российской армии без каких-либо сопутствующих доплат, однако закрыть все свои бреши кадровыми ихтамнетами явно не получается.

Поэтому решено начать с ключевых направлений, на которых местные коллаборанты окончательно утратили доверие Москвы. Речь, прежде всего, о ближайшей волне ротаций из России для несения службы на оккупационных блокпостах на линии разграничения. До сих пор соотношение там местных и россиян было 50 на 50, но теперь, как стали утверждать именно на уходящей неделе знающие люди, задача поставлена увеличить российский контингент до 90%, а местные боевики будут выполнять лишь вспомогательные функции «принеси-подай» — к примеру, регулировать очереди либо заниматься уборкой. Так что, похоже, в реальных планах оккупантов — не столько подготовка к наступлению, сколько желание сохранить существующее статус-кво на Донбассе как можно дольше.

    Реклама на dsnews.ua