• USD 28
  • EUR 33.2
  • GBP 38.5
Спецпроекты

Дефицит снарядов. Почему Минобороны химичит с импортом, а не увеличивает заказ "Стугн"

"Стугне" не надо проходить государственные испытания — она официально принята на вооружение еще в 2006 году. И ее характеристики намного лучше, чем стандартного снаряда

ПТРК "Стугна"
ПТРК "Стугна" / Defense Express
Реклама на dsnews.ua

На прошлой неделе разгорелся очередной скандал с закупками боеприпасов для нужд ВСУ. Народный депутат от «Европейской солидарности» Михаил Бондарь обвинил структуры Министерства обороны в закупке в Чехии списанных снарядов УОФ12. Утверждалось, что это советские снаряды выпуска 1986-1988 гг., которые получили новые взрыватели.

Министерство обороны ответило обтекаемо, мол, закупка производилась департаментом военно-технической политики, развития вооружения и военной техники в рамках Государственного оборонного заказа и после проведения маркетинговых исследований. И якобы фирма Czech Defense Systems a.s. предложила снаряды по самой низкой цене на рынке. При этом о советском происхождении снарядов напрямую не говорится, зато утверждается, что данные боеприпасы прошли ремонт в 2020 году с разделением всех элементов и с заменой всех порохов и порохосодержащих составляющих, и укомплектованы взрывателями 2019-2020 годов изготовления.

Оставим в стороне коммерческую составляющую вопроса, а остановимся на военной стороне скандала. Итак, приходится констатировать, что все бодрые сообщения от «Укроборонпрома» образца лета 2018 года о том, что очень скоро на вооружение пойдет отечественный аналог УОФ12 — осколочно-фугасный снаряд ОФ-35, оказались, мягко говоря, преждевременными. А медийного шума тогда было очень много — приводились даже сведения о том, что в снарядах используются отечественные взрывчатые смеси «Шквал» и «Блискавка». Но что-то в очередной раз пошло не так, и мы по-прежнему закупаем эти снаряды за за рубежом.

Также мы получили очередное подтверждение тому, что снаряды, которых на начало войны весной 2014 года на складах было огромное множество, теперь в дефиците. Причем настолько, что военные вынуждены закупать их микроскопическими партиями (что такое 5000 снарядов для 250--тысячной армии) по цене 760 евро за снаряд. То есть шутка советских времен, что «каждый выстрел — это новенькие «Жигули», становится в наших реалиях уже не шуткой.

Важно отметить, что попавшие в скандал снаряды закупаются для 100-мм противотанковых орудий МТ-12 «Рапира», которые по советским уставам и канонам являлись основным средством борьбы с танками пехотных подразделений. Для наших ВСУ в этом смысле ничего не изменилось, хотя, как показал опыт войны на Донбассе в 2014-2015 гг., буксируемая артиллерия, а тем более противотанковая, на поле боя больше напоминает анахронизм. За время той кампании был единственный случай удачного применения «Рапиры» — когда колонна российской армии выскочила на замаскированную батарею капитана Константина Коваля из 51-й мехбригады и понесла потери. Во всех остальных случаях (включая, например, Углегорск в январе 2015 г.) эти орудия не сыграли никакой роли и не смогли нанести противнику сколько-нибудь серьезный урон.

Что касается буксируемости, то во время второй войны в Нагорном Карабахе в 2020 г., с массовым появлением в небе азербайджанских беспилотников, армянская буксируемая артиллерия была помножена на ноль, причем ударами «Байрактаров» уничтожалась не столько сами орудия, сколько средства буксировки. К слову, похожая ситуация была и на Донбассе — большая часть «Рапир» попали в руки боевиков по той причине, что их нечем было вывезти в тыл.

А теперь основной вопрос — не стоит ли пересмотреть роль орудий МТ-12 «Рапира» как противотанковых и отказаться от них в строевых частях? А передать, например, в Корпус Резерва или в части территориальной обороны, сосредоточив усилия и финансы на других направлениях развития противотанковых средств? Ведь в условиях явно недостаточного финансирования закупка небольших партий снарядов не приведет к какому-то резкому усилению возможностей ВСУ, а только к размазыванию тонким слоем бюджетных средств.

Если военные не хотят отказываться от «Рапиры» (хотя бы из-за того, что их на вооружении около 200 штук), то стоит напомнить, что за время независимости ее «научили» стрелять и отечественными «Стугнами». У нас налажено производство противотанковых ракет и «Луч» вполне мог бы обеспечить потребности вооруженных сил. Тем более что этой ракете не надо проходить государственные испытания — она официально принята на вооружение еще в 2006 году. И ясное дело, что ее характеристики намного лучше, чем стандартного снаряда, они позволяют поражать цели на расстояниях до 5 км.

Исходя из этих же соображений (наличие собственного производства) более перспективным видится вкладывание денег в модернизацию самоходных противотанковых комплексов: 9П148 на базе БРДМ-2 и 9К114 «Штурм-С» на базе МТЛБ. На сегодня уже есть реальные проекты и даже опытные машины, где вместо старых советских ракет используются отечественные. При этом реально улучшаются и характеристики систем наведения.

А есть еще самоходная артиллерия, где тоже ощущается как недостаток снарядов к 122-мм системам, так и полная изношенность систем калибра 152-мм. Хотя их роль в боевых действиях очень сложно переоценить — очень часто появление на конкретном участке фронта одной батареи «Мста-С» или «Гиацинт-С» позволяло переломить ход боевых действий на Донбассе.

    Реклама на dsnews.ua