• USD 27.6
  • EUR 33.4
  • GBP 38.8
Спецпроекты

"Народная милиция" без контроля над границей. Как Путин заставляет Зеленского провести выборы в ОРДЛО

По вопросу о контроле над госграницей до выборов Киев, похоже, уже сдался. А если нет, то Берлин и Париж будут дожимать нас совместно с Москвой

Getty Images
Реклама на dsnews.ua

В послании к Федеральному собранию 21 апреля Путин объявил о «красной черте». «Мы не хотим сжигать мосты. Но если кто-то сам намерен окончательно сжечь или даже взорвать эти мосты, должен знать, что ответ России будет ассиметричным, быстрым и жестким, — заявил он. — Надеюсь, что никому не придет в голову перейти в отношении России так называемую красную черту. А где она будет проходить, это мы будем определять в каждом конкретном случае сами».

Адресатов своей угрозы он не назвал, но можно понять, что это прежде всего Вашингтон, а не Киев. О войне на востоке Украины Путин вообще не упомянул ни словом. Однако это не значит, что основания для тревоги исчезли. Российские войска, стянутые к украинской границе, никуда не делись. Более того, они продолжают прибывать, и, как признался наш министр иностранных дел Дмитрий Кулеба на пресс-конференции 20 апреля, Россия будет готова к нападению через несколько недель.

Повод для новой агрессии может быть любой, и он может вообще не зависеть от Киева. Например, Путин объявит, что Вашингтон перешел «красную черту», и даст обещанный асимметричный ответ — в виде удара по Украине.

Короче, Кремль сохраняет угрозу военной эскалации как рычаг давления на Киев, чтобы принудить Украину к уступкам на переговорах. И сейчас именно там, на переговорах, будут происходить решающие события.

Кластеры принуждения

Суть переговорного процесса подтвердил Владимир Зеленский 16 апреля в Париже после встречи со своим французским коллегой Эммануэлем Макроном. Он сообщил, что на заседании советников лидеров стран «Нормандской четверки» 19 апреля «будут обсуждаться кластеры, сделанные французской и немецкой стороной. Будут дополнения от Украины. Эти кластеры рассматриваются также Россией. Все четыре страны подготовят приложения к этим кластерам: с чем согласны, с чем не согласны». Зеленский пояснил, что кластеры — это шаги по выполнению Минских договоренностей, и политические советники будут согласовывать позиции по ним.

19 апреля действительно прошло заседание советников в режиме видеоконференции. По его итогам руководитель Офиса президента Андрей Ермак сообщил, что «советники лидеров Украины, Франции, Германии и России договорились на следующих заседаниях продолжить работу над согласованием кластеров, которые призваны обеспечить выполнение Минских договоренностей для мирного урегулирования ситуации на Донбассе».

Реклама на dsnews.ua

20 апреля посол Франции в Украине Этьен де Понсен в интервью «Укринформу» подтвердил, что изменения, вносимые кластерами в Минские соглашения, носят принципиальный характер, и что они действительно хранятся в тайне от украинского общества. «Когда речь идет о проекте "Ключевые кластеры", необходима такая же конфиденциальность, как и в каком-либо переговорном процессе», — сказал посол и посетовал на то, что с российской стороны произошла утечка информации.

Действительно, 24 марта российское издание «Коммерсантъ» обнародовало материал, где раскрывается суть немецко-французского проекта «Ключевые кластеры по реализации Минских соглашений». По сведениям издания, 12 ноября прошлого года советники президента Франции и канцлера Германии Эммануэль Бонн и Ян Хеккер представили коллегам по «Нормандской четверке» — Андрею Ермаку и заместителю главы кремлевской администрации Дмитрию Козаку — первый проект «Ключевых кластеров». С того момента этот документ является главным предметом переговоров в «Нормандской четверке».

«Коммерсантъ» также обнародовал последние на тот момент варианты «Ключевых кластеров»: украинский от 19 января, немецко-французский от 8 февраля и российский от 16 февраля. Мы не будем пересказывать их содержание и все расхождения между сторонами, но отметим два главных яблока раздора. Это именно те два пункта, ради которых и затевался весь этот проект.

Главные яблоки раздора

Киев в варианте от 19 января согласился включить в один кластер, то есть осуществить одновременно: «восстановление Украиной полного контроля над государственной границей как условие для проведения местных выборов в ОРДЛО»; проведение местных выборов в ОРДЛО; вступление в силу законов Украины «Об амнистии» и о специальной (свободной) экономической зоне.

Берлин и Париж в угоду Москве отвергли предложение Киева и записали в своем варианте от 8 февраля, что сначала должны быть проведены местные выборы в ОРДЛО, а затем уже, в следующем кластере, будет «начало восстановления полного контроля государственной границы Украиной». Москва радостно повторила это в своем варианте от 16 февраля.

Но отсутствие контроля над границей во время местных выборов — это только полбеды. Вторая проблема — это кто будет обеспечивать охрану порядка во время выборов. Грубо говоря, под дулами чьих автоматов будут проходить выборы.

В киевском варианте документа записано, что «общественный порядок и безопасность в ОРДЛО поддерживается совместными патрулями в составе сотрудников правоохранительных органов Украины и граждан Украины из ОРДЛО ("народной милиции"), вооруженными стрелковым оружием, с участием и при посредничестве СММ ОБСЕ».

Берлинско-парижский вариант предлагает нечто подобное: «общественный порядок и безопасность в ОРДЛО должны поддерживаться совместными патрулями национальной полиции Украины и народной милиции (полиции) ОРДЛО, при участии и при посредничестве СММ ОБСЕ».

А московский вариант настаивает, что «общественный порядок и безопасность в ОРДЛО должны поддерживаться народной милицией ОРДЛО при мониторинге СММ ОБСЕ». То есть тут наша Нацполиция вообще выброшена. Выборы будут проходить под дулами российских оккупационных войск, которые и сейчас называют себя «народной милицией ДНР и ЛНР».

Так вот, по вопросу о контроле над госграницей до выборов Киев, похоже, уже сдался. А если нет, то Берлин и Париж будут дожимать совместно с Москвой. Но у Москвы пока не получается продавить свой вариант патрулей в ОРДЛО. 31 марта Путин имел переговоры в режиме видеоконференции с Ангелой Меркель и Эммануэлем Макроном. И именно после этого пошла волна нагнетания угрозы на российско-украинской границе.

Двойное сопротивление

Таким образом, сейчас наступает решающая фаза переговоров. Информационной подготовкой к этому можно считать публичные выступления 20 апреля на тему войны и мира Владимира Зеленского и Петра Порошенко.

Зеленский в видеообращении к гражданам Украины заверил, что мы «бежать не собираемся. Потому что сдаваться не привыкли». Однако он завершил свое выступление обращением к Путину: «Готов предложить вам встретиться в любой точке украинского Донбасса, где идет война». То есть это очередная попытка «заглянуть в глаза Путину».

В то же время Порошенко в телеэфире сформулировал позицию, которая, по-видимому, будет ключевой в критике кластеров со стороны «Европейской солидарности». А именно: почему в кластерах не задействованы миротворцы ООН, которых Порошенко и Верховная Рада официально пригласили еще в марте 2015-го? Однако закончил он словами о готовности объединиться с властью, чтобы «защитить существование Украинского государства».

Итак, нас ждет пропихивание кластеров, которому будут сопротивляться две силы. Во-первых, «Рух опору капітуляції» и целый ряд ветеранских и волонтерских организаций. Они будут просто категорически против реализации Минских соглашений. «Если следствием переговоров будет капитуляция Украины, как бы ее ни назвали — "гибридной", "кластерной" или "постепенной", гражданское общество даст отпор, а предатели неизбежно будут наказаны», — предупреждают они в обращении, обнародованном 19 апреля.

Вторая сила — это Порошенко и его партия. Они не могут выступать против реализации Минских соглашений, но они будут выдвигать требование о миротворцах ООН — чтобы это стало одним из кластеров.

Для общества все это упрется в вопрос о том, как проводить выборы на Донбассе: под контролем «народной милиции ДНР и ЛНР», то есть оккупантов (как настаивает Москва в своем варианте кластеров), под контролем миротворцев ООН (как предлагает Порошенко) или вообще не проводить, пока нам не отдадут контроль над границей (это позиция ветеранов).

То есть этот вопрос будет главным не только в переговорах Киева с Москвой, Берлином и Парижем в рамках «Нормандской четверки». Он станет главным в нашей внутренней политике. Возможно, он даже станет решающим для дальнейшей политической судьбы Зеленского. 

    Реклама на dsnews.ua