• USD 27.9
  • EUR 33.8
  • GBP 38.9
Спецпроекты

Рафаэль Кузьмин: бизнес-группы Фирташа и Ахметова не являются монополистами

"Сложилось мнение, что компании, входящие в группы DF и СКМ, - монстры, поглотившие экономику. Я показал, что это не соответствует действительности" -
Реклама на dsnews.ua

Первый заместитель председателя Антимонопольного комитета Рафаэль Кузьмин уверен, что бизнес-группы Дмитрия Фирташа и Рината Ахметова не являются монополистами ни в одной из отраслей, а монополизация украинской экономики "имеет тенденцию" к снижению.

Каковы масштабы монополизации украинской экономики?

— По сравнению с 2010-м наметилась тенденция к развитию конкурентной среды на всех рынках, кроме сфер, где работают естественные монополисты. В 2011-м 27,6% продукции было произведено на рынках с доминированием одного предприятия, 15,4% — на олигопольных рынках, 49,8% — на рынках, где структурные ограничения конкуренции отсутствуют.

Некоторые бизнес-группы, например "Приват", придерживаются политики сокрытия конечных собственников. Как вы с этим боретесь на практике?

— Выявление конечных бенефициаров компаний нам необходимо для определения реального влияния поведения собственника на конкуренцию на рынках. С этой целью мы применяем все имеющиеся у нас инструменты. В т. ч. и в отношении группы "Приват". Информации о конечном бенефициаре группы "Приват" у нас нет. Также у нас традиционно много вопросов по группам DF и СКМ. Сложилось мнение, что компании, входящие в эти группы, — монстры, поглотившие экономику. Это не соответ­ствует действительности. Если в собственности группы DF имеются какие-то заводы по производству химических удобрений, то это не значит, что эти объекты — монополисты на рынке. Так как значительную долю рынка химических удобрений занимают другие компании и российский импорт.

Многие эксперты полагают, что импорт не является индикатором определения конкуренции в той или иной отрасли…

— Импорт влияет на конкуренцию. Иностранные компании, реализуя в Украине свою продукцию и услуги, конкурируют с отечественными предприятиями, увеличивая объемы рынка. Кроме того, есть глобализированные рынки — металлопродукции, энергетических и коксующихся углей — в рамках таких стран, как Украина, РФ, Турция, Китай, Казахстан и Беларусь.

Реклама на dsnews.ua

В каких отраслях вы фиксируете наибольшее число картельных сговоров?

— В условиях кризиса к картелизации в наибольшей степени склонны рынки с олигопольной структурой. В прошлом году комитет выявил больше всего антиконкурентных согласованных действий на рынках нефтепродуктов, розничной торговли лекарствами, пассажирских автомобильных перевозок. Сейчас мы расследуем дело о картельном сговоре в лесообрабатывающей отрасли. По предварительным данным, примерно 15 предприятий согласовали свое ценовое поведение во время участия в тендере на закупку технической древесины.

Помимо контроля со стороны АМКУ, в ряде отраслей есть свои регуляторы по контролю уровня цен поставщиков товаров и услуг. Такой подход эффективен?

— Позитивный результат в отношении развития конкуренции дает деятельность Нацкомиссии по вопросам регулирования электроэнергетики, от других регуляторов мы ожидаем усиления работы в этом направлении. В остальных отраслях вводить подобное регулирование необходимости нет. Так как оно приведет, как показывает опыт Японии, США и стран еврозоны, к зарегулированию хозяйственной деятельности и предоставлению со стороны регулятора необоснованных преференций отдельным предприятиям, следствием чего в свою очередь станет монополизация экономики.

    Реклама на dsnews.ua