• USD 28.1
  • EUR 33.7
  • GBP 39.1
Спецпроекты

Турборежим 2.0. Как долго продлится консенсус олигархов

Нынешнюю ситуацию можно охарактеризовать как войну команды Зеленского против Порошенко и Медведчука на фоне молчаливого согласия четырех других главных игроков — Ахметова, Пинчука, группы Фирташа-Левочкина и Коломойского. Проще говоря, у нас сложился ситуативный консенсус олигархов. Ключевое слово — ситуативный

Президент Владимир Зеленский на Всеукраинском форуме "Украина 30. Инфраструктура"
Президент Владимир Зеленский на Всеукраинском форуме "Украина 30. Инфраструктура" / Офис президента Украины
Реклама на dsnews.ua

Один месяц турборежима: краткие итоги

Прежде всего, Медведчук с первого раза не сумел восстановить вещание своего первого канала (в планах есть запуск еще двух каналов). Правда, ложкой дегтя для Зеленского стало сообщение в СМИ, что большинство самолетов Козака по странному стечению обстоятельств перед решением СНБО оказались в Швейцарии, поэтому им ничего не угрожает.

Во-вторых, перед нами была разыграна комедия с задержанием экс-заместителя руководителя Приватбанка, которого обвиняют в хищении 6 млн евро (выпустили под залог в 52 млн грн). Нам продемонстрировали, что НАБУ борется с Коломойским, правда, не сказали, что бывший руководитель Приватбанка Дубилет (второй подозреваемый) находится за границей и ему ничего не угрожает. Очень похоже на то, что в ближайшие месяцы вопрос: «А почему власть не борется с Коломойским?» исчезнет, а через год фигуранты пойдут на сделку со следствием и дело закроют. Проще говоря, перед нами разыгрывают комедию, считая нас дураками. Так, канал «1+1» показал обширный сюжет о задержании бывшего заместителя председателя Приватбанка Яценко, а депутаты из группы Коломойского проголосовали за возможность министров работать в статусе и.о. бесконечно (это позволит Зеленскому без Рады сменить еще ряд министров).

Сыграв небольшую самостоятельную игру при закрытии каналов Медведчука спикер Разумков решил дальше самостоятельность не проявлять и на какие конфликты не пошел: за все последующие решения в СНБО голосовал тихо, демарша по поводу ослабления роли Рады не делал и делать не собирается.

Информационная волна «Медведчук и Порошенко — близнецы-братья» больно ударила и еще ударит по Порошенко, несмотря на провал Зеленского по делу Стерненко. Собственно, война с Порошенко — ключевая война Зеленского. И эта война на фоне бравурных международных заявлений о плане ПДЧ в НАТО — очень тонкая игра. Из нее есть два выхода: или вступление в НАТО, или разворот в другую сторону, как однажды уже сделал Виктор Янукович.

Очередные грабли лояльности телеканалов

Реклама на dsnews.ua

Через месяц после введения первых санкций против каналов Медведчука произошло несколько вещей. И все эти вещи объединяет одно: турборежим принятия решений. Однако если кто-то считает, что существует большой масштабный план, то глубоко ошибается. Есть ряд начальных решений (план на 4-8 недель), которые будут воплощаться в жизнь, а новые решения будут добавляться по ходу. Стратегическая задача — остановить падение и стимулировать рост рейтинга президента. Параллельно попытка навести порядок в информационном поле и прикрутить все возможные критические голоса (очень важно: критические по отношению к Зеленскому). Что касается положительной повестки дня, то она состоит из 30 круглых столов, цель которых — подвести людей к тому, что нас ждут большие положительные изменения, прежде всего посредством изменения Конституции.

Также важно обратить внимание на первую реакцию общества на закрытие каналов. Как показывают соцопросы, 25% приветствует это решение, 25% против и половине людей плевать на все это. Зритель этих трех каналов перешел на мураевский «Наш» (главный спонсор, между прочим, не Мураев, а, как говорят, Вадим Новинский) и на ахметовскую «Украину 24». Сюда же начинают мигрировать главные ведущие и спикеры закрытых каналов с соответствующим изменением акцентов в своих тезисах (это происходит так: ведущему звонит кто-то из руководителей канала и говорит: «Мы очень любим политика …» и ведущий начинает также любить этого человека). Параллельно идут прямые переговоры между представителями вышеназванных каналов и Банковой, включая частичное согласование ведущих.

Чтобы дополнить всю эту идиллическую картину, стоит сказать, что слухи о передаче от группы Фирташа-Левочкина Медведчуку каналов К1 и К2 оказались ложью — эта группа думает об открытии информканала на базе одного из своих каналов (проект якобы уже согласован с Банковой). В довершение следует добавить, что Столар, который прошел в ОПЗЖ по квоте Рабиновича, отказался отдать Медведчуку свой «Киев Live», а сам Рабинович, между прочим, после знаменитого выступления о «зеленом фашизме» ничем серьезным не запомнился, или — если быть более точным — эту тему комментирует в пределах необходимости и без особых наездов на президента. И в завершение этой российской темы следует обратить внимание на один момент: несмотря на все сложности в отношениях Бойко, Левочкина и Медведчука, они не планируют развод. Им просто не дает добро на это Кремль.

Но вернемся к информационной политике Банковой. Там считают, что нынешняя договоренность со всеми группами каналов позволит двигаться вперед и не иметь никаких проблем в дальнейшем с освещением деятельности власти. И здесь кроется большая ошибка, точнее грабли, на которые уже наступали предшественники: эта идиллия закончится очень быстро, если не будет кнута. А его у власти нет: пока единственный инструмент, который есть у Зеленского, — это СНБО. Правда, у президента есть три-четыре месяца, чтобы резко нарастить силы среди силовиков и в судейской сфере. Без этого за три месяца все нынешние договоренности и частичный страх перед отсутствием права несколько пройдет. И последнее: для воплощения своих идей Зеленский должен предложить новую повестку дня и изменить свое окружение (должны появиться новые компетентные люди). Но все это пока не имеет даже тактических очертаний. А потому, если коротко подытожить сделанное, то все это можно втиснуть во фразу «Он что-то делает». Это может несколько улучшить имидж, но вряд ли даст серьезный рывок в рейтинге.

Зачем делать неудобно международным партнерам

Вся международная активность Зеленского в последний месяц сводится к относительно агрессивной риторике в отношении россиян и нескольким неудобным моментам для западных партнеров. Российские вещи отбросим сразу, поскольку Зеленский так и не сказал о российской агрессии на Донбассе и о российских войсках на Донбассе (персонально от него мы этого не слышим). Что касается Запада, то давайте вспомним несколько наивное в дипломатическом плане «Почему мы до сих пор не в НАТО», более агрессивное «Нам дадут ПДЧ», хотя нам просто промолчали в ответ, и настойчивое «США должны быть посредником в новом формате по Донбассу». Вероятность ПДЧ в следующем году — ноль, вероятность начала серьезных переговоров по этому вопросу в ближайший год — не более 10%, вероятность появления США в донбасском формате зависит исключительно от договоренностей Вашингтона с Москвой. И здесь возникает вопрос: это согласованная с Вашингтоном игра или нет? Сейчас мы этого не знаем. Хочется надеяться, что какие-то переговоры продолжаются и создается информационный шум. Если же это исключительно инициатива власти, то мы можем попасть в ловушку 2013 года, когда в силу определенных обстоятельств из всех возможных рупоров начнут говорить: Запад нас предал, нас не берут в НАТО, нас не хотят защищать США, почему-то не заходят в Нормандский формат, а потому Украина делает очередной разворот над Атлантикой.

Положительная повестка дня: не допустить появления новых игроков

Кто-то заверил Зеленского, что изменения в Конституцию, принятые на референдуме, — это главный козырь, которым он сможет победить всех своих врагов. В теории все это правильно, но только в теории. Ведь жизнь вносит свои коррективы в виде тарифов (а цену на электричество придется поднимать), коррупции, вакцин, которых нет и которые также будут связаны с коррупцией. В конце концов, свои коррективы будут вносить такие истории, как история со Стерненко.

Но у Зеленского сейчас вся игра идет только в одном направлении: не дать возможности Медведчуку выйти в большую политику (хотя позиция Левочкина все равно напрямую будет зависеть от позиции Москвы) и попробовать маргинализировать Порошенко. Все остальные темы отходят на второй план. Показательной в плане непонимания широких процессов является ссора Виталия Кличко и Кирилла Тимошенко по мостам в Киеве. Напомню: Тимошенко обвинил Кличко в том, что тот до сих пор не достроил мосты в столице, на что Кличко в свою очередь, заявил, что мосты находятся в госсобственности и власть сама виновата. Не будем вдаваться в подробности, кто и в чем больше виноват, но мы видим не просто дискуссию о мостах: это желание Зе-команды вернуть любовь киевлян. И что может дать такую любовь, как не возведение моста на Троещину?

В свое время именно такую логику демонстрировала Партия регионов, в 2011-12 годах пытавшаяся купить киевлян развязками и дорогами. Сейчас мы видим те же подходы и полное непонимание психологии избирателя. Параллельно в Офисе президента считают, что такой публичный конфликт даст несколько процентов Кличко, которые он отберет у Порошенко.

Насколько мне известно, в ОП прошло несколько совещаний на тему: «Как не допустить появления новых игроков». Каких-то решений здесь нет, но в ОП считают, что контроля за каналами достаточно. Одним словом, в Офисе уверены, что игра почти выиграна: Медведчук не поднимет голову, Бойко не страшен, Порошенко уничтожат — на его поле будет несколько маргиналов, включая ручной «Голос» и маловлиятельного Кличко, а весь центр достанется Зеленскому. Такая ерунда, как пенсии, зарплаты и тарифы, пока в этой формуле отсутствуют. Закон об амнистии капиталов и о налоге на выведенный капитал якобы вызовут любовь бизнеса. Ну а война с ФОПами — это просто мелочь.

Если кратко подытожить: будущее Зеленского сейчас лежит не столько в смысловой, сколько в квазирепрессивной модели управления. Если удастся ее обеспечить — можно проскочить. Если нет — сами понимаете, что будет.

    Реклама на dsnews.ua