• USD 27.9
  • EUR 34.1
  • GBP 39.5
Спецпроекты

ЕЛЕНА МЫКОЛАЙЧУК: «Мы готовим информацию и передаем ее МЧС»

Реклама на dsnews.ua

Интервью с председателем Государственной инспекции ядерного регулирования происходило в помещении, оборудованном новейшими средствами связи на случай возникновения радиационной угрозы. По ее словам, механизм информирования населения о ЧП, связанных с атомной энергетикой в Украине, идентичен подобным схемам в западных странах.

Как построено сотрудничество Госинспекции с международными организациями в плане обмена информацией о чрезвычайных ситуациях?
— Оперативная информация поступает от Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ). МАГАТЭ предоставляет нам данные, поскольку мы являемся членом конвенции о раннем оповещении, работаем непосредственно с кризисным центром МАГАТЭ. Кроме того, у нас есть соглашение о взаимном информировании с 15 странами.

Существует также информационный обмен и сотрудничество в рамках разных форумов. Например, есть форум регуляторов ВВЭР (маркировка атомного реактора — прим. «ВД.), объединяющий 11 стран-участников. Не нужно забывать, что существует обмен информацией между экспертами. Чернобыля хватило, чтобы понять, что экспертная среда должна работать сама собой, независимо от политики. Если играться в какую-то закрытость, то это никому не принесет пользы.

МЧС выдало первое сообщение об аварии на японской АЭС лишь на следующий день после того, как она произошла, в то время как у вас информация обновлялась почти онлайн. Как происходит обмен данными с другими государственными ведомствами внутри страны?
— Наша инспекция обладает специфической технической компетенцией. Мы готовим информацию и передаем ее тому же МЧС. Когда информация готова, она выставляется на наш веб-сайт и параллельно отправляется в МЧС. У нас на эту тему есть совместный протокол действий — документ, подписанный министром чрезвычайных ситуаций с одной стороны, и мной — с другой.

Им не нужно иметь специалистов по всем отраслям. Понятно, что в случае любых форс-мажорных событий появляется масса экспертов, которые толкуют все по-своему. Не все эти эксперты являются компетентными. Но когда мы даем информацию, она должна быть выверенной и компетентной. Иногда бывает, что есть какое-то сообщение о внештатной ситуации, связанной с источником радиационного излучения, но если мы не уверены в том, что это не слухи, не чьи-то фантазии, то мы никуда ее не выдаем, пока не проверим.

Какие еще государственные структуры, кроме МЧС, получают от вас данные?
— Точно так же информационный обмен происходит со Службой безопасности Украины. Есть план действий, связанный с угрозой террористических актов. Для нас, к счастью, это виртуальная вещь. Но и на этот случай у нас есть протокол взаимодействия с СБУ. Мы ведем согласованную политику, как в отношении действий по предотвращению ЧС, так и в отношении информирования граждан.

Кроме того, существуют соглашения о сотрудничестве с Госгорпромнадзором и с Министерством здравоохранения. Он также предусматривает обмен информацией. Также есть протоколы о сотрудничестве с организациями, которые не являются органами государственной власти, — это научно-исследовательские институты.

Реклама на dsnews.ua

Как действует инспекция в случае возникновения чрезвычайной ситуации, несущей угрозу населению на территории Украины?
— В первую очередь активизируется аварийно-кризисный штаб. У нас есть три смены для того, чтобы работа велась круглосуточно. Есть группа аналитиков, которая занимается непосредственно техническими вопросами: они выясняют, что происходит с реактором. Есть эксперты, которые занимаются радиационной частью — измеряют уровень выбросов. И есть группа, которая занимается непосредственно информацией. Эту группу все снабжают данными, они их обрабатывают, формулируют и публикуют.

Кем разработана такая схема реагирования?
— Эту систему мы создали, консультируясь со своими западными партнерами. Примерно такие же подходы во французском Агентстве ядерной безопасности и в американской Комиссии ядерного регулирования. Последний мы взяли, как прототип, по примеру которого построено наше ведомство. Эта система работает уже давно. Она находится под контролем МАГАТЭ, время от времени «апдейтится». Каждый год люди, которые отвечают за эту систему, встречаются и обсуждают, как лучше ее модернизировать.

Этот механизм уже приходилось запускать в Украине?
— К счастью, нет. Но мы периодически проводим тренировки как внутри страны, так и на международном уровне — совместно с МАГАТЭ. Генерируется сценарий: ЧП на какой-то из АЭС. И все начинают действовать исходя из того, что авария реально произошла. Правда, во всех данных фигурирует пометка, что это тренировка, чтобы никто не воспринял эту информацию всерьез. На каждый из сценариев есть типовой аварийный план. Серьезным толчком к этому послужила Чернобыльская катастрофа. После нее все страны начали активно действовать, отрабатывая варианты готовности к кризису.

    Реклама на dsnews.ua