• USD 27
  • EUR 32.8
  • GBP 38.2
Спецпроекты

Почти не соврал и был встревожен. Зачем Путину понадобилось экстренное интервью

Неожиданное интервью российского президента каналу Россия-24 — явная разведка боем перед встречей в Женеве

Владимир Путин дает интервью Павлу Зарубину / kremlin.ru
Владимир Путин дает интервью Павлу Зарубину / kremlin.ru
Реклама на dsnews.ua

Владимир Путин внезапно возник на канале Россия-24 и дал короткое интервью. В нем он сделал три редкостные для себя вещи. Во-первых, принял личное и непосредственное участие в пилотном сеансе дезинформации (обычно он подключается уже тогда, когда все основные посылы озвучены, тема — раскачана, акценты — расставлены). Во-вторых, прямо и публично продемонстрировал "державный страх", заговорив о "красных линиях". В-третьих… А в-третьих, он не соврал. То есть, не то чтобы совсем уж не соврал, такого с ним не бывает — но приврал самую малость. Впрочем, обо всем по порядку.

В отличие от обычной практики, когда о появлении Путина перед СМИ объявляют задолго до события, и корректируют повестку, исходя из реакций и прогнозов, на сей раз интервью было явно спонтанным. Фон был подготовлен слабо, звукооператора, будь дело при Сталине, в лучшем для него случае сослали бы на Север навечно, озвучивать брачные крики белых медведей. Но сам Путин был, несомненно, настоящий – очень блеклый на фоне бравшего интервью Павла Зарубина из программы "Москва, Кремль, Путин" и его яркой куртки, и очень похожий на утопленника недельной примерно давности, когда тот еще не начал разлагаться явно, но уже несколько раздут трупными газами.

Первый вопрос Зарубина (и первый пункт этой уникальной программы Путина, соответственно) касался Украины, где "дискриминируют русский язык и русскоязычных", "переделывают русские фамилии на украинские" (о как!) и даже рассматривают проект закона о коренных народах Украины, в котором русские "не признаются коренным народом". Сам проект, доступный на сайте Рады, не во всем безупречен, но довольно логичен, и дискриминации кого бы то ни было по национальному признаку определенно не содержит. Но Павло Зарубайченко было дано задание нагнетать – и он нагнетал, как мог, отрабатывая пайку.

Путин же охотно подыгрывал, подменяя понятия коренной/некоренной народ на "граждан первого/второго сорта", и даже потешил исконную черносотенную Россию напоминанием, что Зеленский-то, дескать, и сам еврей — а то и полукровка какой. И непонятно, мол, "что делать вот с этими людьми" — имея ввиду то ли всегда виновных евреев, то ли во всем повинных украинцев. Тем более что Украина-то, дескать, была придумана большевиками.

На первый взгляд, это удивительная смена парадигмы: австро-венгерский-то Генштаб, оказывается, ни при чем. Но речь-то о том — и тут Путин, увы, почти не слукавил — что Украина нынешняя и впрямь еще очень долго будет отходить после большевицких социально-государственных экспериментов. Включая и территориальные проблемы, и демографические катастрофы, и записывание себя в титульную нацию (правильно, Владимир Владимирович, "никто не хочет быть гражданином второго сорта" — хотя, к слову, графы "национальность" в украинских паспортах нет), и электоральные гамбиты.

Впрочем, как истинный художник, Владимир Владимирович рисовал собственный нарратив. Нарратив, в котором из факта большевицкой родословной УССР логично вытекало, что украинцам давно пора самим занять место в списке коренных малочисленных народов Российской Федерации, гарантии прав которых, возвышающие их над некоренными народами еще в 1999 году прописаны в специальном российском законе. Печально, что у товарища Путина так плохо с институциональной памятью.

Интересно, может ли подобная забывчивость служить причиной отставки с поста вождя встающей с колен нации по состоянию здоровья? А то ведь конфуз получается. И еще какой: ведь Путин заявил, что "деление на коренные и некоренные народы напоминает теорию и практику нацистской Германии" — и снова попал в точку, поскольку нацистская Россия щедро черпает последние годы из нацистского германского опыта, заимствуя и творчески перерабатывая его наиболее яркие достижения. Впрочем, и Третий Рейх был во многом выстроен по лекалам СССР, так что такой обмен опытом носит взаимный характер.

Реклама на dsnews.ua

Вторым принципиально важным тезисом, который озвучил Путин, было то, что Европа сегодня видит в Украине антипод России. Надо признать, что это, опять-таки, до некоторой степени правда. Несмотря на множество проблем, на изрядную засоренность общественного сознания продуктами разложения СССР, на российскую агрессию, не только военную, но и информационную, порождающую у части населения Украины желание "просто перестать стрелять", смирившись с участью российской колонии, или даже Малороссийского края в составе Российской Федерации Третьего Рима (в этом месте следует салютовать по-римски), на неразборчивость среднего избирателя и на множество других проблем, Украина, мало-помалу, строит свободное общество. Ближайшая параллель здесь: Третий Рейх — Швейцария того же периода, многоязычная, с большой немецкоговорящей общиной, с сильным влиянием нацистской идеологи и значительным числом тех, кто симпатизировал Гитлеру – но все-таки не скатившаяся в нацизм. Естественно, что Европа, по крайней мере, на словах, такую альтернативу России одобряет. На практике, впрочем, европоддержка сильно нивелируется российскими деньгами – как энергетическими проектами, так и прямым подкупом европейских политиков, но это уже подводная часть евроайсберга.

Упомянул Путин и про "свастики, с которыми по городам Украины ходят неонацисты" — популярный фейк, уже давно разгоняемый российской пропагандой, предпочитающей не замечать нацистских выступлений в Москве, равно, впрочем, как и в других российских городах.

"Были вооружены и имели флаги с нацистской символикой". И это о Москве, а не Киеве

Между тем, как явствует из приведенного телесюжета, нацистская идеология в России весьма популярна, и дает всходы в каждом подросшем поколении. Затем эти горячие головы остужают, и интегрируют уже в систему российского государственного нацизма. Так, большинство радикальных российских патриотов "первого ряда", от Рогозина до Прилепина, пришли в российскую власть и российскую политику именно через нацизм, или, как вариант, через близкородственный ему национал-большевизм.

Впрочем, вернемся к интервью Путина.

Дальше все пошло как по привычной уже схеме. Переговоры между Россией и Украиной по Донбассу невозможны, в рамка Минских соглашений Киев должен говорить с Донбассом. Украинские власти пренебрегают волеизъявлением крымчан, которые сами решили, что Крым – это Россия. Расширение NATO на восток угрожает безопасности России – так же, как размещение советских ракет на Кубе. В этом контексте примечательна страшилка о ничтожно коротком (7-10 минут) подлетном времени ракет до Москвы, выпущенных из Харькова или Днепропетровска (такой же образчик кремлевского политяза, как оборот на Украине). Ведь, скажем от городка Зилупе до той же Москвы менее 590 км — а от Харькова 740, а от Днепра — вообще 950. Но подлетное время до Москвы ракет из расположенного на территории натовской Латвии Зилупе Путина, похоже, вообще не тревожат.

Забыл, наверное… Или же в российской внешнеполитической парадигме натовская Латвия, в отличие от (пока?) ненатовской Украины, не пребывает под внешним управлением? К слову, эта мантра о зарубежных кукловодах, естественно, была озвучена вновь — вместе с репликой о государственном перевороте в Киеве — но как-то вскользь и походя. Как само собой разумеющееся основание для отказа от встреч с Владимиром Зеленским. То есть, встречаться вообще — по-соседски — конечно, можно. Но конкретно, по вопросам, действительно волнующим Киев — увольте, здесь говорить не о чем. Что это, если не исчерпывающий ответ на инициативы Банковой? Извините, мол, Владимир Александрович, ваши ясны очи для моего взора интереса более не представляют.

И потом, то, что Байден в разговоре с Зеленским не говорил о поддержке вступления Украины в НATO, еще ничего не значит. Возможно, тему задвинули в сторону перед встречей Байдена с Путиным, но никто не сказал Украине твердого "нет". Очевидно, что такая вероятность кремлевского сидельца и в самом деле очень беспокоит. Интересно, можно ли из этой его обеспокоенности сделать вывод о том, что Украина и впрямь может получить интересное предложение после предстоящего саммита Альянса — или же это "предупредительный выстрел". Ведь очень несвойственные для Путина слова о "красной линии" относились именно к такой перспективе.

Далее, Путин перешел к тому, что не менее 50% украинцев не желают вступления Украины в НATO, поскольку, во-первых, "не желают оказаться на линии огня", а во-вторых, "ощущают себя частью нашей общей цивилизации" — в смысле, общей с Россией, — и не хотят, чтобы "одна часть этой цивилизации противостояла другой ее части". Умные, мол, люди — говорит ВВП, в очередной раз совершенно неизящно качая тему потенциального раскола украинского общества. Что ж, спасибо, Владимир Владимирович, за подсказку — а то на Банковой как раз о новом референдуме поговаривать начали, слыхали, небось? Что ж, в Кремле в последнее время ловят каждое слово оттуда — даже неосторожно оброненное. Не боятся, нет — опасаются изрядно.

Собственно, на этой фразе об "умных" интервью и окончилось.

Общее впечатление от появления Путина на телеэкране складывается вполне однозначное. Российский президент озвучил свои позиции перед женевской встречей с Байденом. Очевидно, в число первоочередных российских требований войдет нейтральный статус Украины, вытекающий их твердых гарантий ее невступления в НATO, и заталкивание Киева за стол переговоров с ОРДЛОвскими "республиками". Пакет уступок – обсуждаем. Возможны уступки по Сирии, Латинской Америке и даже по Арктике. Но Украина чрезвычайно четко обозначена как зона интересов России, уступать которую Путин не намерен ни в чем, и ни на шаг, и как последний рубеж обороны, сдача которого невозможна ни при каких условиях.

И это хороший знак — значит, нужно двигаться дальше.

    Реклама на dsnews.ua