• USD 27
  • EUR 32.8
  • GBP 38.2
Спецпроекты

Марши с химерами. Что общего у "Бессмертного полка" и шествия памяти дивизии SS "Галичина"

Полуправда – плохое оружие против лжи. Зато ее легко можно обратить против правды

Марш вышиванок в честь создания дивизии "Галичина"
Марш вышиванок в честь создания дивизии "Галичина" / УНИАН
Реклама на dsnews.ua

В этом году период победобесной истерии получился относительно коротким, но насыщенным. Причем одним из ее триггеров очень кстати оказалась акция в Киеве — Марш вышиванок в честь дня создания 14-й гренадерской дивизии войск SS "Галичина" 28 апреля, на Арсенальной площади. Смысл такой акции мог быть только один: идеологический бой перед "9 Мая". Но кто его дал и кому – вот вопрос.

Глупая выходка или российская провокация?

Реакция россиян и пятой колонны Кремля в Украине была предсказуема: вопли об "украинских нацистах" до сих пор не стихли. Внятных же проукраинских реакций не было вообще. Это и наводит на мысль о российской провокации, совершенной руками организаторов марша: "Голосіївської криївки", ВО "Свободы" и примкнувших к ним С14 и "Правого сектора".

На провокацию указывало и то, что первым и самым информированным изданием, анонсировавшим марш, стал сайт Strana.ua, который и позднее лидировал в его освещении. А, чтобы ни у кого не осталось сомнений в том, что марш проходит именно в честь и в память о бойцах SS, было организовано и зигование для телекартинки.

Как следствие, информация о марше свелась к тому, что "в центре Киева прославляли ветеранов SS". Марш сразу осудили представители Германии и Израиля – они не могли его не осудить.

Внутренние реакции на марш явили привычно-скорбное зрелище. Зеленский отмолчался. Его ОП осудил "проявления пропаганды тоталитарных режимов, в частности национал-социалистического", а также попытки "пересмотреть правду о Второй мировой войне". Последний тезис был развернут: "Не было и не могло быть никаких украинских интересов в том, что нацисты пытались использовать людей на захваченных территориях ради своих целей. Разгром нацизма был победой для нашего народа. Украинцы вместе с другими народами завоевали право на жизнь". Под таким комментарием подписался бы любой Первый секретарь ЦК КПУ.

Реклама на dsnews.ua

В Верховной Раде прошел мини-шабаш "Бессмертного полка", разыгранный силами депутатов ОПЖЗ и "Слуги народа", да так старательно, что даже Владимир Соловьев его похвалил.

МИД Украины тоже осудил марш – это был шаг на опережение, с тем, чтобы перекрыть поток осуждающих заявлений, что, в целом, и сработало.

Марш осудили нынешний глава Института Национальной памяти, Антон Дробович, и его предшественник, ныне депутат ВР от "Европейской солидарности", Владимир Вятрович. Оба сделали при этом оговорки. Дробович призвал учить историю и разбираться, "почему вообще появлялись нацистские добровольческие подразделения, откуда брались все эти корпуса, дивизии, легионы и батальоны, чего хотели люди, которые там служили", а Вятрович сказал, что "в немецкой и советских армиях во Второй мировой украинцы воспринимались одинаково — как пушечное мясо", и добавил, что разница , впрочем, была: мобилизованных в дивизию "Галичина" обучали год, прежде чем бросить в бой, а новобранцев-украинцев в наступавшей советской армии бросали в мясорубку сразу (зачастую даже без оружия и в гражданской одежде, — прим. авт.). Но оба замечания были сделаны вскользь, и мало кто их заметил. Тема раскрыта не была.

Словом, имидж Украины в очередной раз успешно измазали "нацизмом", причем сделали это прямо перед шабашами в честь "Великой Победы", дав им дополнительное топливо. Часть этих шабашей, с проклятиями в адрес "Галичины", пройдет и в Украине.

Молчание Украины

Понятно, что российская пропаганда сыграла на упрощение ситуации и возбуждение низменных инстинктов – она всегда так играет. Цель ее известна: развести украинское общество по разные стороны фронта. На одной из них будет советская армия, "освободившая Украину", а с ней, прицепом, будут обелены все расстрелы, лагеря и ссылки, которые принесли с собой "освободители", все сталинские полководцы и каратели, и предвоенный Голодомор, которого, ясное дело, "не было". На другой — Третий Рейх, войска SS, все репрессии, совершенные немецкими оккупационными властями, а с ними и "Галичина", а следом за ней — все украинское сопротивление. В этом и состоит цель российских пропагандистов: создать уязвимую конструкцию, противостоящую советской версии истории, и подсунуть ее украинцам, не приемлющим этой версии.

Такие попытки всегда требуют ответа – но его-то как раз и не прозвучало. Дробович и Вятрович ограничились короткими репликами. "Немецкая волна" заподозрив, что "марш — часть информационной войны против Украины", процитировала мнения руководителя Центра стратегических коммуникаций и информационной безопасности Украины (новая структура Минкульта, ничем пока не отличившаяся – а ведь это был ее первый шанс) Любови Цибульской и главреда англоязычного издания Euromaidan Press Али Шандры (НПО). Но ни Цибульская, ни Шандра не выступили с развернутым анализом ситуации на ресурсах, доступных массовому украинскому читателю — а хорошо бы еще и российскому. Главный вопрос о том, как же все-таки следует оценивать историю "Галичины" с украинских позиций куда-то потерялся. Никто не захотел связываться с горячей темой, похожей на минное поле, поскольку никто не знает, какая власть будет следующей: "в" или "на" Украине? Впрочем, и нынешняя власть, судя по реакции ОП и соучастии "Слуг" в шабаше в ВР, скорее "на", чем "в".

Герои или жертвы обстоятельств

Вопреки утверждению ОП, наступающая советская армия не освобождала Украину. Освободить – значит дать свободу, а возвращение советской власти влекло за собой волну репрессий, и не только в отношении тех, кто сотрудничал с немцами в любой форме, в том числе и в гражданской администрации, отвечавшей за организацию приемлемой жизни для мирного населения, но и всех, кто оказался в оккупации. Конечно, не сразу всех, иначе репрессивная машина просто захлебнулась бы. Но паспорта побывавшим "под немцами" выдавали особых серий, чтобы не упустить из виду неблагонадежные элементы. Кроме того, советская власть была параноидальна, кровава и преступна и до начала войны, с момента своего возникновения.

Можно ли в таком случае считать освободителями Украины германскую армию и ее союзников, выкинувших из Украины Советы, пусть и на время? Нет, нельзя. Потому, что и они не принесли Украине свободу. Просто одна оккупация сменяла другую. В обоих случаях были репрессии. И в Бабьем яру расстреливали не одних только евреев, как нас сейчас пытаются убедить, но и активистов ОУН. И Бандера сидел в немецком концлагере в условиях вовсе не курортных, как утверждают российские пропагандисты. Его братья, во всяком случае, на этом "курорте" не выжили.

Было бы, конечно, большим перегибом считать всех ветеранов Красной армии, воевавших с немцами в Украине в период Второй мировой, прямыми соучастниками советских преступлений. Но косвенными их соучастниками они были, и от этого некуда деться. И все, кто сотрудничал с советской властью, до войны, в ходе войны, и после нее, тоже были косвенными соучастниками советских преступлений. То, что, немало из них оказалось затем их жертвами, не отменяет факта соучастия.

Ровно то же можно сказать и о тех, кто сотрудничал с немецкими оккупационными властями. Включая добровольцев, вступивших в дивизию SS "Галичина". Последнее вовсе не значит, что те из них, кто еще жив, не должны получать социальных льгот и гарантий. Должны! Они должны быть реабилитированы и полностью уравнены с советскими ветеранами во всех правах, причем с выплатой компенсаций за все, недополученное ими в послевоенные годы. Но они должны быть и дегероизированы наравне с теми, кто сражался на советской стороне.

По-человечески побудительные мотивы дивизийников понятны. В грядущем советском "освобождении" они увидели большее зло, чем в немецкой оккупации, и, вероятно, были правы. Об этом говорит хотя бы то, что число украинцев, стремившихся уйти с немцами от наступления Советов, на порядок превышало число тех, кто стремился уйти от немцев в 1941. К слову, немцы не штурмовали с воздуха мирные колонны беженцев. Отхватить можно было только эвакуируясь по железной дороге, либо, если по дороге вперемешку с гражданскими шли войска с техникой. А вот советские Ил-2 получали задания на штурмовку именно гражданских колонн, с тем, чтобы никто не ушел от "освободителей".

Конечно, сравнивать немецкую оккупацию, которая длилась от двух до трех с хвостиком лет, и семь десятилетий советской оккупации Украины очень сложно. Кроме того, ни 70 лет, ни даже два-три года не могут состоять из сплошного кошмара – в них всегда есть и радости. Так, многие украинцы во времена оккупации в плане материальном жили лучше, чем в предвоенном, и, тем более, послевоенном СССР. И в плане личной безопасности, когда не надо бояться, что ночью постучат в дверь с ордером на обыск и арест, многие из них при немцах тоже чувствовали себя гораздо увереннее. Зато в СССР, как мы знаем, был вкусный пломбир, и все были молодые, здоровые и позитивные. И жили долго и счастливо, пока не расстреляют.

Но, если взять период 1939-45 годов, ограничиться территорией СССР и Восточной Европы и начать укладывать факт за фактом на две чаши весов, то чаша советских преступлений определенно перевесит. А, если добавить еще лет 10, до 1955-го, советская чаша провалится глубоко в Ад. Тем не менее, даже большее советское зло не оправдывает служения меньшему германскому. Как не оправдывает его и желание части дивизийников сделать "Галичину" мобилизационным резервом и источником оружия для УПА. Понять их, повторяю, можно, принять их выбор – тоже, признав, что он был наилучшим из доступных в тот момент. Но героизировать всю "Галичину" целиком, и утверждать, что она сражалась за Украину, нет оснований. Ее добровольцы, непричастные к военным преступлениям, как и непричастные ветераны советской армии (включая, к слову, непричастность к штурмовке гражданских колонн), — все же не герои, а жертвы обстоятельств, не оставивших им иного выбора. Кстати, Бандера, сидевший в концлагере, был резко против вступления украинцев в "Галичину".

Такая дегероизация советских ветеранов, наряду с недопущением героизации тех, кто сражался на германской стороне, должна стать первым шагом к формированию в украинском обществе правдивых взглядов на историю Второй мировой — и на историю Украины военных лет.

Тень Нюрнберга против резолюции ПАСЕ

Здесь-то российских пропаганд..истов и начинает колбасить: они впадают в истерику с криками "Нюрнберг, Нюрнберг!". Такая реакция понятна, поскольку именно в дегероизации "великого подвига всего советского народа" лежит кощеева игла всей путинской России.

Ссылки россиян на Нюрбергский трибунал выглядят забавно еще и потому, что большая часть его материалов так и не переведена на русский язык: вышли только восемь сводных томов из 42, да и то в 1999-м, мизерным тиражом, отчего они недоступны даже в большинстве библиотек. Почему не переведены? Картина выходит очень уж прозрачная. Становится ясно, что процесс был судом лишь отчасти. Что же до второй части — то это было судилище, в котором элемент справедливого суда хотя и был, но был побочным и необязательным. При объективном же подходе руководство СССР должно было сесть на скамью подсудимых рядом с руководством Третьего Рейха. Оно избежало этого лишь потому, что откупилось пушечным мясом советских рабов, с помощью которых, вооружив их через ленд-лиз, США и Великобритания перемололи большую часть сухопутных сил Германии и ее союзников. Тут можно напомнить, что акт о капитуляции Германия подписала 7 мая, во французском Реймсе. И только потом союзники организовали для утешения Сталина спектакль с перекапитуляцией капитулировавшей Германии.

С чисто формальной точки зрения на вопли о Нюрнберге можно и нужно отвечать упоминанием резолюции ПАСЕ, приравнявшей сталинизм к нацизму. Трактуя ее как первый шаг к исправлению очевидных недочетов Нюрнбергского процесса и к подготовке Нюрнберга-2, который осудит, наконец, преступления СССР и наследующей ей современной России.

Конечно, на практике до международного суда над Россией еще далеко, а в обозримой перспективе ЕС, скорее, готов понять, простить и покрыть ее преступления. Да и резолюция ПАСЕ носит "рекомендательный характер" — 42 тома Нюрнбергского процесса выглядят поувесистей. И ПАСЕ с момента принятия резолюции в 2009 году была с потрохами скуплена Кремлем. Но, тем не менее, точка опоры для начала разговора есть. А дальше надо работать на поле контрпропаганды, раз за разом, ставя вопрос о том, почему сотрудничество с нацистами после 22 июня 1941 года более предосудительно, чем сотрудничество с Советами? Почему воевать в советской армии было правильнее, чем в нацистской? Нюрнберг? Да вы не читали его материалы! К тому же, вот вам резолюция ПАСЕ. Так что не надо уходить от темы, а давайте-ка сравнивать. Вот одна чаша весов – вот вторая. Кладите на вашу чашу, что там у вас есть.

От жертв к героям

Очевидно, что героями в рамках этой логики могут считаться только те, кто сражался за Украину, свободную и от нацистской и от советской оккупации. Такие герои в нашей истории есть, и они сражались, в частности (но не только), в УПА – очень, кстати, неоднородной, и раздираемой внутренними конфликтами. Именно поэтому история УПА, со всеми ее сложными эпизодами, и является для Украины государствообразующей. Такую историю нужно в деталях изучать еще в школе — вот, кстати, вопрос: почему ее там не учат?

Но история УПА — тема отдельная. Нам же сейчас важен один только штрих: все лидеры УПА и многие из рядовых ее бойцов были вынуждены ситуативно сотрудничать с одной из сторон Восточного фронта Второй мировой против другой. Это не была игра в одни ворота — эпизодическое сотрудничество УПА с Советами против немцев тоже имело место быть. Иной вопрос, что эти факты замалчиваются россиянами, они им невыгодны. Для подготовки новой агрессии России нужен ничем не замутненный образ нацистской Украины. Но нам-то эти факты выгодны, и их надо вытаскивать на свет, поскольку они создают равновесную картину: да, сотрудничали и с теми и с этими, но только по необходимости.

Здесь, впрочем, есть важный нюанс: и с немцами, и с Советами украинские герои сотрудничали именно и только как жертвы обстоятельств. Героями они становились тогда, когда начинали бороться со всеми оккупантами. Это относится и добровольцам "Галичины", уходившим из нее в УПА, и к незаслуженно забытому Тарасу Бульбе-Боровцу, и к Роману Шухевичу, именем которого недавно был назван городской стадион в Тернополе. К слову, это вызвало вполне прогнозируемую истерику в России и срыв у посла Израиля в Украине (сей дипломат на нервной украинской работе явно теряет контроль над собой – не пора ли намекнуть израильскому МИДу, что этот посол испортился, и надо прислать нового?).

Эта ясная граница между жертвами и героями принципиальна важна. Жертв можно и нужно пожалеть, понять, и простить им невольные грехи. Марши памяти жертв, принужденных сражаться за неправое дело на одной из равнопреступных сторон — как советской, так и немецкой — были бы вполне уместны. Но героизация и тех, и других для Украины неприемлема. Героизм во имя Украины предполагает поступки иного плана.

Равенство против победобесия

Героизация бойцов "Галичины" не имеет широкого распространения в массовом сознании, и по этой причине не является проблемой. К сожалению, этого нельзя сказать о героизации советских ветеранов.

Сами ветераны по большей части уже умерли – но остался целый пласт фильмов и художественной литературы, героизирующий их. Именно на этой героизации и выстроено современное российское победобесие, а на нем — российская жажда завоевательных войн, потому что "можем повторить", и, вообще, "Россия граничит с кем хочет". Героизация советских ветеранов сплачивает и российскую пятую колонну в бывших республиках СССР.

Но если оба режима одинаково преступны, то почему люди, подпиравшие собой, преднамеренно, по неведению или от безысходности, советские преступления – герои, а подпиравшие гитлеровские – преступники? Элементарная справедливость требует равного отношения к ним.

    Реклама на dsnews.ua