• USD 39.4
  • EUR 42.8
  • GBP 49.9
Спецпроекты

Евромолдова. Как ПМР внедрится в ЕС

Итоги воскресных митингов в Молдове: дорога в Европу открыта? Кажется, да, хотя это совсем не точно. Непонятно и то, что молдаване возьмут с собой в дорогу. И готовы ли они вообще двигаться с места?

Реклама на dsnews.ua

Великое Национальное собрание "Европейская Молдова" – пафосный проевропейский митинг в центре Кишинева, на площади с одноименным названием, заявленный месяц назад, и прошедший в воскресенье, удался, и получил широкое освещение в СМИ. По данным полиции, в нём приняли участие от 75 до 80 тысяч человек, и, судя по снимкам с дронов, эта цифра даже слегка занижена. На площади собрались порядка 100 тысяч, и многие сделали это добровольно, а не по разнарядке, спущенной в вузы и бюджетные организации. Контрмитинги партии "Шор" в Бельцах, Комрате и Оргееве не превышали по численности 400-500 человек, что на фоне кишиневского великолепия выглядело жалко. Это были митинги осажденных, в глухой круговой обороне. А в Приднестровье в этот день возлагали цветы к могилам погибших в 1992 году жителей Дубоссар.

Председатель Европейского парламента Роберта Метсола, прилетевшая в Кишинев, выразила надежду, что переговоры о вступлении Молдовы в ЕС начнутся уже в нынешнем году. "Дорогие европейцы, я горда быть сегодня рядом с вами, выступать перед таким большим числом людей, которые верят в европейское будущее Молдовы. Я приехала поддержать вас и президента Майю Санду и сказать, что Европа — это Молдова, а Молдова — Европа", — сказала она, обращаясь к собравшимся.

"Молдова с трудом оторвалась от прошлого, в котором она слишком зависела от Кремля, и теперь с гордостью смотрит в европейское будущее. Молдаване знают, что делать сейчас, потому что в Молдове нет семьи, в которой не было бы детей, братьев, сестер, внуков в странах ЕС", — вторила ей Санду.

Здесь самое время уточнить детали: точно ли молдаване знают, что им делать, и каковы их настоящие планы?

(Не)маленькая ложь Дорина Речана

И митинг в Кишиневе, и контрмитинги в других городах, нельзя рассматривать в отрыве от других событий. К примеру, от заявления премьера Дорина Речана на форуме "Black Sea Security and Balkans Security 2023", проходившем 19-20 мая в Бухаресте, о том, что Молдова больше не зависит от российского газа.

Реклама на dsnews.ua

"Если в начале войны 100% энергии, которую потребляла Молдова, происходило из России, то сегодня Молдова больше не зависит от российских энергетических поставок", — сказал Речан.

Если говорить только о физических лицах — конечных потребителях газа, тогда… Хотя, и в этом случае заявление Речана вызывает сомнения. А во всех остальных случаях он, увы лжет, поскольку не менее 70% электроэнергии, потребляемой в Молдове, вырабатывается на МолдГРЭС, находящейся в ПМР, якобы "неконтролируемой Молдовой", и именно из российского газа. Власти ПМР за газ не платят, и вешают долг на Молдову, а Молдова платит МолдГРЭС за электроэнергию. МолдГРЭС же, имея двойную регистрацию, в Молдове, и в ПМР, платит налоги в ПМР, и платит в ПМР за потребленный газ — тот, за который ПМР не платит в Россию. Эти поступления составляют большую часть бюджета ПМР.

Если бы Речан сказал об этом, сообщив о некотором снижении зависимости от российского газа, это был бы правдивый рассказ о скромных успехах на фоне еще не преодоленных трудностей. Но Речан солгал, умолчав о сложных отношениях Кишинева и Тирасполя.

Между тем, экономики признанной Молдовы и непризнанной ПМР переплетены так, что нельзя провести черту и сказать: вот тут, по одну сторону – ПМР. Это сепаратисты, там стоит российская армия, в качестве идеологии принят рашизм, людей бросают в тюрьмы за пост в соцсетях, за украинский флаг или просто потому, что контролируемая Москвой охранка МГБ ПМР заподозрила их в нелояльности. А, тут, по другую — свободная протоевропейская Молдова. Так не получится — все мало-мальски значимые приднестровские предприятия зарегистрированы также и в Молдове, хотя платят налоги только в ПМР. Приднестровье пользуется молдавской таможней, и торгует по всему миру под видом Молдовы. Не менее 70% приднестровского экспорта уходит в ЕС, но, поскольку предприятия зарегистрированы в Молдове, экспорт как бы и не приднестровский. Но, если эти предприятия молдавские, и при этом полностью зависят от российского газа, то, значит, Речан солгал? А, если они приднестровские, то экономически ПМР уже интегрирована в Европу даже лучше, чем Молдова, и выступает в роли экономического локомотива, который тянет Молдову в ЕС. Заодно этот локомотив тянет с собой российские деньги и обход санкций, но эта ситуация устраивает и Кишинев, и Тирасполь.

Словом, когда речь идет об экономике, и о деньгах, которые заносят в нужные кабинеты, чтобы молдавская крыша над ПМР не протекала, то ПМР – это Молдова. Когда же речь заходит о репрессивном рашистком режиме, протоевропейские лицемеры в Кишиневе скорбно закатывают глаза и говорят, что ни малейшего влияния на приднестровский режим они не имеют, да и не Молдова это вовсе. Молдова – это единый порыв в Европу, и что ей та Россия, и ее газ?

Молдавские протоевропейцы изолгались настолько, что и сами путаются в этих двух подходах, но это их не смущает, и они продолжают лгать, привычно и вдохновенно. И никого в Европе тоже не смущает это странное двоемыслие, когда предприятия в ПМР – молдавские, а к политзекам в ПМР, и к МГБ под московским кураторством Молдова не имеет отношения.

Обо всем этом Речан умолчал. Зачем же премьеру Молдовы понадобилось так откровенно лгать за день до проевропейского митинга в Кишиневе? Не потому ли, что Молдова хочет затащить в ЕС в своем багаже еще и ПМР – с ее рашизмом, МГБ и отдельной армией? В эту армию, если припрет, смогут формально влиться и российские миротворцы/охранники складов в Колбасной, поскольку по факту обе вооруженных группировки, российская и приднестровская, давно представляют собой единое целое.

Ничего невероятного в таком предположении нет. Более того, налицо много признаков того, что такая рокировка, с косметической европеизацией ПМР на уровне Сербии, которую в Европу загнала злая судьба, но она всё равно дружит с Россией, активно готовится. Чтобы понять, как это может сработать, обратимся, для начала, к антиевропейским контрмитингам в молдавской провинции.

Осажденные, но непобежденные

Небольшая численность этих митингов еще не повод относиться к ним с пренебрежением. Кишинев просто больше, и в нем больше жизни. И на устройство гр-р-рандиозного шухера митинга были брошены госресурсы. А провинция в Молдове изрядно обезлюдела. Тем не менее, хотя митинги там не впечатляют своей численностью, пророссийские кандидаты успешно побеждают на местных выборах. И есть все признаки того, что осенью случится уже всеобщее обрушение протоевропейской власти на местном уровне, да такое, что её представителей выпнут с поля в самом начале, ещё на этапе сбора подписей, после чего борьба развернется между конкурирующими пророссийскими кандидатами.

Но можно ли говорить о противостоянии столицы и провинции? До некоторой степени можно, но не сильно. Между ними нет принципиальных разногласий. Послушаем участницу митинга в Комрате:

 "Мы не хотим вступать в Евросоюз. Мы хотим жить так, как жили раньше. Мы не хотим, чтобы нас заставляли принимать чье-то решение. Хотим жить со свободой выбора, свободой слова. Хочу, чтобы мои дети жили в мире, а не в войне".

Уберите из этой тирады первое предложение, и ее можно озвучивать с трибуны митинга в Кишиневе. Даже "так как жили раньше" там прокатило бы. Более того, "как жили раньше" и объединяет молдавскую столицу и молдавскую провинцию. Молдова не хочет идти ни в какую Европу. Географически она и так в Европе, и предпочитает ждать, когда экономическая Европа, устав спотыкаться об нее, придет к ней сама, и примет такой, как есть. С российскими связями, откровенным рашизмом в ПМР и немного замаскированным — в Гагаузии. И в НАТО молдаване категорически не хотят, а, на то, что Россия обстреливает Украину через молдавскую территорию, в Кишиневе плевать хотели. Там всегда наготове отмазка, что Молдова маленькая, бедная, и ничего не контролирует, и Приднестровье – в особенности.

Нет никакой разницы, кто будет сидеть в Кишиневе у власти в момент, когда ЕС придет в Молдову. Все молдавские партии ради мимикрии приобретают любую политическую окраску. В США, кажется это уже понимают, и пригласили примара (мэра) Кишинева Иона Чебана, перебежавшего из ПСРМ в собственную партию, в гости, для подробного знакомства. Точно так же когда-то приглашали в США и отца нынешней молдавской коррупции, Владимира Воронина. И в ЕС все всё понимают, хотя и не Метсола, конечно, Метсола у них просто для красоты. Зато посол ЕС в Молдове Янис Мажейкис заявил, что Приднестровье уже вовлечено в европейскую интеграцию, и что на данном этапе приднестровский конфликт на процессе евроинтеграции никак не отражается. Совсем не отражается, как вампир в зеркале. И всем в ЕС плевать на рашизм, на политзеков, на общие с Москвой и Тирасполем газовые схемы, и российскую военную группировку. И на грядущий провал протоевропейской PAS с Майей Санду во главе, тоже, в общем-то плевать – ну, выведут на сцену каких-нибудь других протоевропейцев. Мало ли их наплодилось в Молдове из бывших комсомольцев? Мажейкис также сообщил, что в ЕС довольны тем, что Молдове удается продолжать закупки электроэнергии на МолдГРЭС. А как же энергонезависимость от России? А на нее всем …ть!

Словом, налицо полное протоевропейское взаимопонимание. Хотя какие-то косметические изменения в ПМР, на пути в ЕС, конечно, будут нужны. И эти изменения тоже готовятся.

Молдавская шахматная доска: четыре клетки – но какие многоходовки!

Как я уже не раз писал, и Кишинев, и Тирасполь, и, если не прямо Москва-Кремль, то, по крайней мере, влиятельные силы в Москве, хотели бы без шума демонтировать вывеску "ПМР", и увести в тень самые одиозные фигуры из её администрации, ничего не меняя по сути. Ведь именно в прочной смычке двух полугосударств, признанной Республики Молдова и непризнанной ПМР, "Единая Молдова", оставаясь, полукриминальной failed state, раскрывает все свои бизнес-преимущества перед состоявшимися странами. И некоторые шаги в этом отношении уже предпринимаются.

Основатель и хозяин корпорации "Шериф", гражданин Украины Виктор Гушан, фактически правивший Приднестровьем на паритетных началах с российскими спецслужбами, хотя и оставаясь в тени, давно отмытый от всех обвинений и превращенный в простого бизнесмена с законными бизнесами в Молдове и Украине, как-то по-тихому исчез с радаров. Ходят слухи, что и его собственность записана уже не на него, но это не точно. Словом, Гушан к нынешней ПМР со всеми ее пороками отношения вроде бы и не имеет.

А в Молдове вдруг стали очень энергично двигать вперед "видного приднестровского оппозиционера" Геннадия Чорбу, экс-министра связи и СМИ при экс-президенте Евгении Шевчуке, впавшего в немилость после ухода Шевчука. Ничего необычного в этом не было, как и  в уголовном деле открытом против Чорбы за "экстремизм" и "оскорбление президента ПМР", и в приговоре на три года и три месяца реального срока. Вопросов здесь возникает все два.

Во-первых, бывший функционер в ранге министра плохо вписывается в "оппозицию". По степени давления на недовольных и нелояльных, режим Шевчука не отличался от нынешнего режима Вадима Красносельского. Разница была лишь в том, что Красносельский был и остался креатурой "Шерифа", а, Шевчук, тоже выдвинутый "Шерифом", переметнулся на сторону российских спецслужб. И, понимая, что в противостоянии с "Шерифом" ему, даже при их поддержке, второй срок не светит, сделал ставку на быстрое обогащение и побег с деньгами в Россию. Это ему удалось, а его его окружение частью разбежалось – многие, к слову, осели в Одессе, поскольку у Украины к ним нет формальных претензий, частью было переловлено в Молдове при помощи молдавской полиции и неофициально выдано в ПМР, где село уже надолго за финансовые преступления. Чорба же, к которому не возникло явных претензий, просто остался без работы, попытался критиковать новую власть, в итоге тоже сел, отсидел 13 месяцев и вышел по УДО.

Конечно, 13 месяцев тюрьмы фактически ни за что могут сильно поменять взгляды. Допустим, что Чорбу все-таки можно назвать проевропейским оппозиционером, а не обломком шевчуковской команды. Но остается второй вопрос: как после выхода по УДО Чорба, оставаясь в ПМР и критикуя и Москву, и местную власть, остается жив, и на свободе? В Приднестровье такого не бывает. Чорба мог уехать и критиковать ПМР из-за границы. Даже из Молдовы мог, хотя и с риском проснуться в приднестровской тюремной камере. Чорба мог молча жить в ПМР, не проявляя себя публично. К примеру, глава Партии Коммунистов Приднестровья Олег Хоржан, тоже любимец Шевчука, попавший в опалу после его ухода, отсидев несколько лет и выйдя на свободу, мелькает сейчас только на полузакрытых тусовках КПРФ в Москве.

Чорба мог остаться в ПМР, отважно критиковать власть, и снова сесть, уже надолго. Наконец, если тираспольским властям по какой-то причине было очень уж неудобно снова его сажать, Чорба мог стать жертвой бытового преступления, с критикой власти никак не связанного. Повздорил, к примеру, с кем-то в баре – и труп в посадке нашли через год. Или вышел во двор покормить собаку – а его зарубили лопатой. Оба случая расправы над неудобными активистами вполне реальны, и это ещё только самые известные. Всего, таким образом, есть четыре возможных варианта, пятого не дано. Невозможно в открытую, через СМИ Молдовы, критиковать власть в ПМР, будучи уже на заметке у этой власти, одновременно жить в ПМР, и оставаться живым, и на свободе. Кроме, естественно, опции сговора, когда власть числит такого критика в своем штате.

И о чем же говорит Чорба? Да, в общем-то все по теме говорит: об очевидной связке бизнес-интересов Кишинева и Тирасполя, под контролем Кремля. "Тираспольские власти и тех, кто фактически руководит этими властями, такая ситуация устраивает. Они продолжают косить бабло с эксплуатации рабов и территории, которые власти Кишинева фактически сдают им в аренду, а также с газа, который кормит как тираспольских, так и кишиневских нуворишей. Отсюда и заявления нынешних властей в Кишиневе про долгий процесс реинтеграции, который может растянуться, по заявлению некоторых руководителей Молдовы, минимум на семь лет", — это, если что, прямая цитата

Объяснение этому чуду видно только одно: решающий момент евроинтеграции уже близок, и будет похож на финал Москвы-2042 Владимира Войновича. Про Кишинев – разговор отдельный, там уже практически Протоевропа, отчего классика будет несколько смазана. А в Тирасполе все предсказуемо: в роли Сим Симыча Карнавалова, вероятно, выступит сам Виктор Гушан, в роли Зильберовича – Чорба, все Дзержины Гавриловичи из МГБ вытащат припрятанные украинские и молдавские, а кто-то и румынские паспорта, и перекрасятся в Дружинов – благо, такие специалисты всякой протоевропейской власти нужны. Конечно, кому достанется и судьба негра Тома, которому уже при Симыче отрубили голову, но, на фоне всеобщей протоевропейской радости, которую разделит и посол ЕС, нынешний, или следующий, этот эпизод все предпочтут не заметить.

Но тут еще есть важный нюанс: протоевропеизация ПМР не означает совместной протоевропеизации с Молдовой. ПротоевроПМР может упереться, и настаивать на отдельном от Молдовы пути в Европу. И что-то мне подсказывает, что так оно и будет, а, значит, и нынешние полугосударственные схемы уцелеют, и начнут укореняться на европейской почве. 

    Реклама на dsnews.ua